Сегодня - 17.10.2019

Взвешенный прогноз

31 января 2017

Министерство энергетики РФ выпустило «Прогноз научно-технологического развития отраслей топливно-энергетического комплекса России на период до 2035-го года». В нем учитываются различные факторы, способные повлиять на сферу ТЭК, и предлагаются три сценария: новая эра углеводородов, эпоха низких цен на них и энергетическая революция. Документ комментирует заместитель директора Института теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН член-корреспондент РАН Дмитрий Маркович Маркович.

Дмитрий Маркович— Такие прогнозы периодически создаются во всем мире. В нашей стране они также готовятся регулярно, различными организациями — от научных до правительственных. Опыт показывает, что невозможно учесть все возможные будущие тенденции: научно-технические, геополитические и т.д. Поэтому долгосрочные прогнозы имеют свойство не сбываться, и время от времени их надо, конечно, корректировать. Так, документы десятилетней давности, например, недооценивали те мировые тренды, с которыми мы сейчас столкнулись — ту же сланцевую революцию, сыгравшую свою роль в ситуации на глобальных энергетических рынках, а также альтернативную энергетику. 
 
Нынешний прогноз производит, в принципе, хорошее впечатление: он является достаточно взвешенным, учитывает множество факторов — в частности, изменения в окружающей среде, демографию, геополитику. Я знаю, что в подготовке документа принимали участие академические и отраслевые институты энергетического профиля. 
 
В прогнозе предполагается возможное развитие топливно-энергетического комплекса страны по трем сценариям. Первый — оптимистичный, самый комфортный, когда всё хорошо, мировой экономический рост весьма значителен, больше 3,5 % в год. Нефть подорожает до 80 долларов за баррель, потом до 100. Я сомневаюсь, что это воплотится в жизнь. 
 
Думаю, цены на энергоносители достаточно долго будут держаться, если говорить о нефтяном эквиваленте, на уровне 40—50 долларов за баррель. А рост глобальной экономики в силу определенных кризисных явлений не получится очень быстрым. 
 
Конечно, современные драйверы — Индия и Китай — развиваются очень высокими темпами. Однако если раньше считалось, что в основном они будут концентрироваться на экстенсивном потреблении энергоносителей, не заботясь об энергосбережении, альтернативной энергетике, то сейчас приходит понимание — в этих странах тоже происходят сдвиги, и энергоемкость экономики уменьшается, соответственно, спрос на нефть и газ падает.
 
Второй сценарий, который описан в прогнозе (видимо, наиболее вероятный), предполагает, что цены на углеводороды и эквивалентная стоимость других энергоносителей будут умеренными. 
 
Третий — учитывает фактор новых энергетических революций, один из вариантов которых связан с получением газа из газогидратных месторождений. Это не сегодняшний и даже не завтрашний день — такое станет возможным лет через тридцать—сорок (но мы сейчас прогнозируем одни сроки, а они могут вдвое сократиться). Однако это будет существенным событием, влияющим на топливно-энергетический баланс во всем мире. Запасы газогидратов очень большие и распределены по земному шару весьма широко, так что в это направление войдут те страны, которые сейчас роли на мировых рынках энергоносителей не играют. 
 
Что еще очень важно в прогнозе — он действительно отражает мнение, в том числе и научного сообщества, о том, куда надо стараться направить вектор развития нашего ТЭК. В документе отмечается: Россия является лидирующей страной в технологиях атомной и гидроэнергетики, хотя их доля в общем энергобалансе РФ не очень велика. Здесь у нас всё хорошо — за исключением того, что следует уделять повышенное внимание вопросам безопасности, дабы не повторялись ситуации, подобные авариям на Саяно-Шушенской ГЭС или в Чернобыле. 
 
Для гидроэнергетики, в принципе, научные задачи понятны (и наш институт много по ним работает). Дело в том, что каждая ГЭС — это уникальный объект, и у каждой есть свои конструктивные особенности турбин, которые учитывают и перепад, и форму нижнего бьефа, и многое другое — вплоть до качества воды. 
 
Куда сейчас нужно двигаться? В первую очередь, в сторону разработки хорошего диагностического оснащения, чтобы осуществлять мониторинг, вовремя получать информацию об отклонениях работы от штатных режимов (онлайн-контроль вибраций и т.д.). Важный вопрос: на более высокий уровень поднять механизацию оборудования — перейти, например, к новому поколению автоматизированных исполнительных механизмов, гидрозатворов. Это очень важно для безопасности. В атомной энергетике свои технологии повышения устойчивости работы и безопасности, там всё намного сложнее. 
 
Саяно-Шушенская ГЭС
 
Если говорить об альтернативной энергетике, то она в прогнозе описана достаточно скромно. Ее перспективы в нашей стране не сказать, что сильно радужные. Германия, например, уже объявила: у них к 2050-му году 80 % всего энергобаланса составит возобновляемая энергия. У нас таких планов нет, основная ориентация — на углеводороды. Конечно же, в России никто не сбрасывает альтернативную энергетику со счетов, такие варианты обсуждают, и в этом направлении надо двигаться. Но если быть реалистами — тут мы совершенно точно отстаем от всего мира. 
 
Что касается развития ТЭК, то он в прогнозе отражен, в том числе в заявленной необходимости разработки новых типов энергоустановок. Они должны быть более эффективными, экологичными и безопасными. Если взять атомную энергетику — тут Россия на передовом крае с реакторами на быстрых нейтронах, хотя у нас их немного. 
 
Однако возникает вопрос: насколько мы нуждаемся в дополнительных мощностях, поскольку в тепловой энергетике, например, у нас их переизбыток? Сейчас идет дискуссия — надо ли планировать, допустим, новые атомные энергоблоки? Куда пойдет эта энергия?
 
Вообще говоря, у РФ достаточно ограниченные возможности по встраиванию в мировую или в европейскую энергосистему, чтобы продавать, например, электричество за рубеж. Тем не менее, с точки зрения технологического паровоза, тянущего за собой другие отрасли, создание новых реакторов, конечно, важно и полезно. Значимым является и вопрос вывода из строя и утилизации «старых» реакторов, построенных в 1960-е—1970-е годы и достигших проектного предела эксплуатации.
 
Если говорить о тепловой энергетике, то, к сожалению, технологии, которые сейчас используются, остаются на уровне 30—40 летней давности. Износ мощностей также велик. Весь мир движется в направлении ультрасуперсверхкритики, внедрения парогазовых установок, где кпд может быть до 65 % (при традиционных дедовских методах «котел + паровая турбина» – это максимум 35 %), а при использовании топливных элементов в цикле — до 70 % и даже больше. Нам в России от этих трендов тоже никуда не уйти. 
 
Перспективы угольной генерации — глубокая переработка, газификация, где технологии кипящего слоя, хоть и давно предложенные, остаются одними из наиболее эффективных. Сжигание водоугольных смесей также имеет свою нишу, мы в ИТ СО РАН этими технологиями достаточно плотно занимаемся. 
 
Записала Екатерина Пустолякова
 
Фото: предоставлено Дмитрием Марковичем (1), Екатерины Пустоляковой (2)
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus