Сегодня - 26.02.2020

Жестокая вода

07 августа 2014

На снимках заместителя директора Института водных и экологических проблем СО РАН  профессора Александра Пузанова— почти апокалиптические картины. Обвалившийся в реку участок дороги. Обрубок вместо моста. Люди вытаскивают лошадь из бушующего потока. Человеческие жертвы, огромные разрушения, многомиллионный ущерб — таковы итоги наводнения, обрушившегося на Алтай и соседние территории. О том, почему случаются такие бедствия и насколько они предсказуемы, рассказывает директор ИВЭП СО РАН доктор географических наук Юрий Иванович Винокуров.

Что это было

Двадцатого мая ещё ничего не предвещало чрезвычайной гидрологической ситуации в бассейне Верхней Оби. Прошедшая до этого первая волна паводка, вызванная таянием снега на равнине и в горах, оценена умеренной. Водохозяйственная обстановка до 26 мая была стабильной, сброс через Новосибирский гидроузел был снижен до 2 000 кубометров в сутки. Всё вело к тому, что и вторая волна пройдет спокойно. Об этом же говорили прогнозы Гидрометслужбы и Центра «Антистихия» МЧС России.

Однако уже к 27 мая в бассейне Верхней Оби сформировались аномальные гидрометеорологические условия. Установившаяся жаркая погода способствовала интенсивному таянию снега и ледников. Это совпало с затяжными ливневыми дождями, продолжавшимися в горах и на равнине несколько недель практически без остановки (по данным синоптиков превышение месячной нормы осадков составило в среднем 2-2,5 раза, а по отдельным метеостанциям до 5 раз).

В результате с 27 мая на реках Бия, Катунь, Чарыш и Чумыш произошел резкий подъем воды: со 106 см в сутки до уже 170 см 29 мая, на Томи и ее притоках — до 131 см в районе Кемерово и до 93 см — у Новокузнецка. Приток в Новосибирское водохранилище вырос с 2 100 кубометров в сутки 22 мая до 2 920 — 29 мая. Начинается подтопление населенных пунктов в Республике Алтай, где вводится режим чрезвычайной ситуации (сутками позже — в Алтайском крае). Основной пик развития наводнения пришелся на первую декаду июня. Ко 2 июня, по данным Верхне-Обского бассейнового водного управления, уровень воды в реках продолжал расти и доходил за сутки до 166 см в районе хорошо известного туристам Чемала (Республика Алтай). Для среза пика волны паводка среднесуточные сбросы через ОбьГЭС увеличили до 3700 кубометров. Если с 3 июня на территории Республики Алтай началась стабилизация и даже снижение уровня воды во всех реках, то превышение критических отметок сохранялось в Бии и Томи, поэтому пропуск воды из Обского моря был снова поднят — до 4000 куб.м в сутки.

Во второй декаде июня большая вода шла по Оби: в Барнауле, как до этого в Бийске, были подтоплены жилые районы и садовые общества, расположенные в речной пойме. Однако в Новосибирске максимальный подъём остановился на 60 см ниже критической отметки, и пострадали только некоторые дачники. Впрочем, с 21 июня на притоках Верхней Оби происходили колебания уровней, в Алтайском крае и Республике Алтай сохранялся режим ЧС. При новом увеличении сбросов через ОбьГЭС продолжали оставаться  подтопленными дачи в Первомайском и Советском районах Новосибирска. Наводнение случилось, как мы видим сегодня, достаточно затяжным: ситуация стала улучшаться только к третьей декаде июня.

Пострадало множество объектов инфраструктуры, в Алтайском крае есть человеческие жертвы. Только в этом регионе было подтоплено и затоплено 107 населенных пунктов, 13 160 жилых домов, свыше 15 100 приусадебных участков, из зоны бедствия эвакуировано 23 700 человек, в том числе 5 100 детей. Разрушено (частично или полностью) 67 автомобильных и пешеходных мостов, повреждены сотни километров дорог, залиты тысячи гектаров посевов, погибло множество домашних и диких животных… Не меньший урон стихия нанесла и Республике Алтай.

Почему это было

В СМИ неоднократно напоминали, что последний раз бедствие такого масштаба наблюдалось в 1969 году. Однако, по нашим наблюдениям и анализу сложившейся ситуации, 2014 год наиболее близок к 1921-му. Тогда паводок, начавшийся в мае, был прерван июньской засухой, и основная волна его пришлась на июль. Подобные явления происходят примерно раз в 100 лет.

Опасные явления сформировались в результате «почти схожего» сочетания аномальных гидрометеорологических условий, сложившихся в паводковый период на территориях Дальнего Востока в 2013 году и имели такие же катастрофические последствия. Часть территорий не только Алтая, но и других регионов Сибири (Хакасии, Туве), а также в бассейне Лены, оказалась подвергнутой наводнением выше 0,5% обеспеченности. Фактически это были события одного порядка.

Как отмечалось выше, причинами наводнения стало сочетание ряда природных явлений, прежде всего, таяния снега и обилия осадков. Волна дождевого паводка наложилась на формирующуюся вторую волну  паводка сезонного, ежегодного. Но отметим, глядя правде в глаза, что естественные факторы были дополнительно усилены антропогенными. Наличие гидротехнических сооружений, располагаемых без учета возможных чрезвычайных событий и построенных по ненадлежащего качества проектам или вовсе без таковых, без долгосрочного прогнозирования чрезвычайных ситуаций, отсутствие реальных водоохранных зон и, соответственно, несоблюдение регламента использования прибрежных территорий — вот далеко не полный перечень явлений, усугубивших последствия разгула стихии.

Можно ли это предвидеть

События, случающиеся раз в столетие, в принципе малопредсказуемы. А при сегодняшнем состоянии наблюдательной сети за водными объектами Росгидромета, предвидеть наводнение 2014 года тем более не представлялось возможным. Предугадать это современными методами гидрологического и климатического прогноза очень сложно, практически нереально.

Власти проводили определенные превентивные мероприятия. За счет средств федерального и региональных бюджетов велись работы по расчистке и спрямлению русел ряда рек, ремонт струенаправляющих дамб, проводились предпаводковые обследования гидротехнических сооружений, принимались другие меры. Однако этого оказалось не достаточно. Точечные действия при отсутствии единой государственной стратегии всегда будут неэффективны.

Прежде всего: в России не разработаны законодательные ограничения, направленные на категорический запрет капитального строительства в зонах, подверженных затоплению, что приводит к большим материальным потерям. Другое важное направление — создание дополнительных объемов в водохранилищах для среза пика волны паводка. Напомню, в Горном Алтае в 1980-х годах планировалось строительство Катунской ГЭС. Слышалось много возражений со стороны экологов, озабоченных, в частности, проблемой возможных ртутных загрязнений. В конечном счёте, проект был подправлен, в том числе с экологических позиций, и… всё равно не реализован. Если бы ГЭС сегодня стояла, то такого половодья мы бы не наблюдали. Кроме того, необходимо регулировать сток рек Бии, Чарыша, Ануя, Песчаной — где-то строить обваловочные дамбы, малые ГЭС. Не последнее место должно отводиться и безопасности гидротехнических сооружений. До сих пор налицо дефекты при их строительстве, неправильная оценка обстановки при пропуске паводковых вод. Кроме того, при возведении и эксплуатации обычных капитальных сооружений следует учитывать территориальные особенности и возможность возникновения чрезвычайных ситуаций. Одним из примеров может служить всем известная драма 2012 года, когда экстремальные дождевые осадки спровоцировали так называемый «быстро развивающийся паводок», приведший к затоплению города Крымска (Краснодарский край). Масштаб бедствия значительно возрос из-за недостаточной пропускной способности русла под железнодорожным мостом через реку Адагум перед Крымском, что привело к скоротечному образованию искусственного водохранилища с последующим его прорывом и формированием более высокой волны.

Критически важным фактором прогнозирования стихийных бедствий является достоверность гидрометеорологических прогнозов. Для этого требуется существенное расширение сети наблюдений, переход на качественно новый уровень взаимодействия служб Росгидромета с научными организациями и органами власти.

Как это исследуют

В нашем институте под руководством академика Олега Фёдоровича Васильева  выполняется базовый научный проект «Исследования процессов формирования стока и разработка информационно-моделирующих систем оперативного прогнозирования опасных гидрологических ситуаций для крупных речных систем Сибири». В его рамках разработаны программные комплексы для расчетов и прогнозов волн половодий и дождевых паводков в системе рек Верхней Оби. На их основе подготовлены модели процессов затопления и осушения пойменных территорий для участков рек со сложной морфометрией русел, построены компьютерные имитации прохождения волн половодий и паводков. Вместе с тем еще требуется проведение большого количества натурных наблюдений, сбор и разработка картографического материала в бассейне Верхней Оби — для уточнения и верификации наших моделей и внедрения на их основе долгосрочного прогнозирования.

Хотелось бы отметить, что исследования, связанные с разработкой сверхдолгосрочного, долгосрочного и краткосрочного прогнозирования, цикличности климатических изменений, в том числе водности для территорий Дальнего Востока и Сибири, успешно ведутся и в других институтах Сибирского отделения РАН.

После паводка на Дальнем Востоке в 2013 году при Правительстве РФ была создана комиссия по обеспечению устойчивого функционирования водохозяйственного комплекса Сибири и Дальнего Востока. К сожалению, этот орган сосредоточил внимание  на первоочередных вопросах ликвидации последствий прошлогоднего дальневосточного наводнения. Я, как член комиссии, пытался говорить о возможности подобных ситуаций и в сибирских регионах.  Ведь еще несколько лет назад в ИВЭП СО РАН был выполнен фоновый прогноз по бассейну Верхней Оби, который показывал превышение речного стока 2 квартала 2014 года над нормой при решающем воздействии дождей… Но в тот момент это не привлекло особого внимания.

Теперь наш институт совместно с водохозяйственными и природоохранными организациями планирует оценить последствия паводка в каждом подтопленном районе и предложить варианты решения проблемы на будущее. На их основе можно будет обосновать комплекс конкретных мероприятий в составе формируемой «Программы по предотвращению затопления населенных пунктов в Алтайском регионе».

Но подобного рода системные решения должны разрабатываться не только для Алтайского края, но и для других территорий бассейна Верхней Оби. В этом документе следует выдержать такой же баланс научных, структурных, организационных подходов, как и в аналогичном — по Амуру. Необходимо включить в существующий состав Правительственной комиссии по обеспечению устойчивого функционирования водохозяйственного комплекса Сибири и Дальнего Востока дополнительных представителей от сибирских субъектов Российской Федерации.

Подготовил Андрей Соболевский

Фото: Александр Пузанов

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus