Сегодня - 26.02.2020

Алтайские эксперты — о готовности региона экспортировать Китаю пресную воду

12 мая 2016

Источник: Яна Кабакова, Московский комсомолец - Барнаул

Фото: Юлии Поздняковой

На прошлой неделе бурное обсуждение в СМИ вызвало предложение министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева отправлять пресную воду из Алтайского края через Казахстан в засушливые районы Китая. Идея прожила чуть больше суток, набрав немало скептических отзывов, после чего федеральные медиаресурсы со ссылкой на Ткачева уточнили: если масштабный проект и будет реализовываться, то не в ближайшее время. «МК» решил обсудить с экспертами гипотетическую жизнеспособность проекта.

Грядут засушливые годы

Юрий Винокуров, научный руководитель Института водных и экологических проблем Сибирского отделения РАН, профессор, заслуженный эколог РФ:

«В принципе, целесообразно делиться сибирскими водными ресурсами с нашими азиатскими соседями. Переброска алтайской пресной воды через Казахстан в Китай — один из вариантов возможного сотрудничества, но не руководство к действию. Такие предложения требуют проработки.

Идеи переброски части стока рек в Казахстан и Среднюю Азию обсуждаются не впервые. В проекте сорокалетней давности речь шла о поставках 25 куб. км воды в год за счет Иртыша в районе Ханты-Мансийска. Для понимания: это объемы, сопоставимые с половиной Оби у Барнаула. Тогда проект был отвергнут, разработки и научные исследования прекращены. Те инженерные и экологические последствия, которые прогнозировались с учетом избранных вариантов проектирования и строительства канала переброски, были недопустимы. В их числе — изъятие земель, вторичное засоление, большое испарение и потери воды. Я не думаю, что сейчас возможно возвращение к этому проекту. Нужно понимать, что столько ресурсов и не требуется.

У идеи может быть будущее с учетом баланса интересов — экономических, экологических — и поиска новых инженерных решений. В перспективе вода может стать дороже нефти и газа. Ее нехватку испытывает Омск. Иртыш не обеспечивает его водой для питьевых целей. В Алтайском крае ресурсы распределены крайне неравномерно: в восточной части с избытком поверхностных вод, в западной, напротив, есть только подземные. К тому же у нас недостаточно развито орошение. Этой отрасли нужно уделять больше внимания, поскольку грядет засуха. Через два-три года, по нашим прогнозам, наступят «провальная яма» с общим увлажнением».

Не меньше миллиарда

Сергей Серов, председатель комитета по аграрной политике и природопользованию АКЗС:

«Для нас такое заявление стало неожиданностью. Никаких консультаций по этому поводу с нами не проводилось. Вместе с тем переброска пресной воды в Китай вполне реальна. О 70 млн куб. м, конечно, не может быть и речи. Это равносильно тому, что на поле в три гектара загонять комбайн для уборки урожая. Около миллиарда кубометров в год, особенно в период весеннего стока, допустимо изымать без большого ущерба экологическому состоянию наших водных объектов, которые периодически приносят жителям неприятные явления в виде подтоплений. Сегодня в среднем Обь в районе Камня-на-Оби сбрасывает 2 000 кубометров воды в секунду. Для того чтобы обеспечить ее экспорт, достаточно изымать около 1,5-2% этого потока (30-35 кубометров в секунду). Это не окажет существенного воздействия на реку.

Целесообразно, если в строительство водопроводов инвестирует Китай, испытывающий потребность в ресурсах. Попутно транспортируемую таким образом воду можно использовать для орошения земель в регионе. От этого только выиграли бы сельхозпредприятия, которые занимаются кормопроизводством, и животноводы.

Проект потенциально помог бы использовать Кулундинский канал на полную мощность. В последние годы он «заморожен». Его уникальность в том, что с помощью двух подкачек вода поднимается на 30 метров, после этого 180 км идет самотеком в Кулунду, откуда остается 80 км до границы с Казахстаном. Продление этого канала, очистка и приведение в порядок инженерных сетей региону принесли бы только благо».

Затратный проект

Анатолий Ижболдин-Кронберг, доцент кафедры "Экономика, менеджмент и маркетинг" Барнаульского филиала Финансового университета при Правительстве РФ"

«Сейчас популярна концепция «водного банка» России. Поскольку пресная вода в ближайшем будущем может стать предметом экспорта номер один, делаются попытки оценить экономический потенциал государства с этой точки зрения. В частности, стоимость запасов того же Байкала превышает все золотовалютные резервы России примерно в 500 раз.

Экспорт воды был бы интересен и экономически выгоден и России, и Китаю, и Казахстану. Китаю вообще любые ресурсы интересны. Тем более те, которых ему остро не хватает. Это в полной мере относится к пресной воде: собственные запасы ничтожно малы и, по экспертным оценкам, не превышают 6%. Сами китайцы паникуют: министерство водных ресурсов КНР спрогнозировало, что к 2020 году потребность в воде в Китае существенно превысит объемы ее запасов.

Переброска алтайской воды в Китай могла бы быть жизнеспособным проектом, но при умном, просчитанном подходе и реализации проекта без масштабной коррупции. Речь ведь идет о гигантских затратах на трубу, если перебрасывать по ней.

Транспортировка воды в Китай в бутылках, в условиях полного отсутствия соответствующей инфраструктуры для экспорта, делает поставки безумно дорогим удовольствием, а саму воду явно неконкурентоспособной по цене и недоступной для массового китайского потребителя. Поэтому, пока нет водопроводов и никто не заявляет о готовности вложить миллиарды долларов в их строительство, поставки будут золотыми».

Подсадить на гидротрубу

Ольга Валиева, к. э. н., старший научный сотрудник ИЭОПП СО РАН:

«Проект экономически нецелесообразен. В нем не может быть выгоды просто потому, что трубы, каналы, вся инфраструктура — вот это все стоит значительно дороже того, что будет по ним бежать. Он носит геополитический характер — привязать к себе Китай и Казахстан, «подсадить на гидротрубу». Мало того что необходимы инвестиции от 30 до 50 млрд долларов — на строительство канала, гидросооружения и узлы, установку насосов и шлюзов, — дальше необходимы будут средства на поддержание всей инфраструктуры, ее обслуживание и ремонт. Мне доводилось видеть канал Иртыш — Караганда, находящийся в глубоком упадке. Тяжелое зрелище. Бухтарминское водохранилище, не наполняющееся в полном объеме. Необходимо вспомнить про Арал, обмелевший в результате хищнической эксплуатации двух питающих рек, Кулундинский магистральный канал, который заболачивается. Экологические риски в любом случае будут превышать мнимую экономическую выгоду.

Уместно напомнить, что Китай уже нещадно эксплуатирует российские водные ресурсы. На сайте Русгидро указано, что с помощью канала Черный Иртыш — Карамай азиатский сосед забирает часть воды для собственных нужд. Это привело к обмелению Оби и проблемам с водоснабжением Омска. В бассейне Амура Китаем реализован проект по переброске стока из Аргуни в район озера Далай. Загрязнение Сунгари, притока Аргуни, не раз приводило к серьезным проблемам с водоснабжением в районе Хабаровска. Если же вспомнить давний проект по развороту сибирских рек, то основные опасения были связаны именно с возникновением экологической катастрофы в результате его реализации».

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus