Сегодня - 19.11.2019

Реформа РАН: время на адаптацию истекло

28 декабря 2014

 

Виктор Косоуров, Владимир Фортов

Источник: «Советская Сибирь»

Фото: Андрей Соболевский

В декабре сенаторы одобрили изменения в Трудовой кодекс и Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике» в части регулирования труда работников и руководителей научных организаций. Виктор Косоуров, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре, представляющий Новосибирскую область, принимает самое непосредственное участие в законодательных перипетиях, касающихся реформирования академической науки.

— С 2015 года мы входим в новый этап работы над законом — этап усиления научной составляющей для решения тех задач, которые сегодня стоят перед государством, в том числе в вопросах реиндустриализации, перехода на шестой технологический уклад. Об этом сегодня немало говорят и в Новосибирской области. Никаких новых технологических процессов мы не получим, не используя в должной мере научную составляющую. А для этого надо обеспечить реализацию основных положений 253-го закона должным образом и в короткие сроки. Закон принимался для повышения эффективности научной деятельности. И потребность в этом еще усугубилась сложившимися в данный период внешними негативными факторами. Что касается того большого объема частностей, которые возникли изначально после принятия закона, они во многом уже разрешены. Остались вопросы либо технического характера, либо несущественные моменты.

— А что же существенно?

— На наш взгляд, это вопросы обеспечения научного руководства деятельностью академических учреждений. Именно это при обсуждении проекта реформы Академии наук обозначалось как слабое место. Поэтому мы при доработке проекта закона во втором чтении в сентябре прошлого года внесли целый ряд дополнительных функций, усиливающих научную составляющую. Так, в постановлении Совета Федерации прозвучало, что необходимо создать рабочую группу по отработке положения о ФАНО. Такая группа была создана, ее возглавила вице- премьер Правительства Ольга Голодец, курировавшая в то время вопросы науки. Именно тогда у нас родилась идея «двух ключей»: руководство научным процессом осуществляет РАН, а хозяйственно-административные функции выполняются ФАНО. Это все заложили в закон и в положение о ФАНО.

Далее. В процессе реализации закона, работы мониторинговой группы, созданной тем же постановлением Совфеда, стали возникать новые вопросы. Например, формирование плана фундаментальных и поисковых исследований. Это компетенция РАН, которая представляет свои предложения Правительству РФ. Оценка эффективности академических учреждений, независимо от ведомственной принадлежности, — тоже функция Академии. При этом никто не снимает данных полномочий и с Министерства образования и науки РФ. Каким образом должна согласовываться их работа? И так мы насчитали девять функций, по которым возникают вопросы. Была организована рабочая группа в Совете Федерации из представителей ФАНО, Минобразования и науки РФ, Российской академии наук, и мы попытались найти точки соприкосновения. Что необходимо сделать для разрешения ситуации? В итоге нами были сформированы 23 пункта-предложения, которые в начале июля отправили на рассмотрение вице- премьеру. Подавляющее большинство из них учтено и отражено в уже принятых документах.

— И все равно у Академии наук чувства удовлетворенности не возникает. Почему?

— Есть сложности в практической реализации тех или иных полномочий. К примеру, как РАН проводить экспертизу всех государственных программ, постановлений, ведь Академия сегодня — это только президиум, а институты со специалистами находятся в подчинении ФАНО. Необходимо отработать методику представления этих программ, определить объемы работы, исполнителей, ресурсы для оплаты. Кроме отдельных принятых документов, в системном виде этот механизм еще не выработан.

Стало понятно, что нужно проводить реструктуризацию научных организаций с концентрацией групп по приоритетным направлениям науки, которые опять же должна определять Академия наук. Этот вопрос возник и в ходе дискуссии на последнем заседании Совета по науке при Президенте РФ. К слову, Владимир Владимирович Путин поддержал позицию «двух ключей».


— Каковы позиции региональных структур РАН и, в частности, Сибирского отделения? Судя по снижению температурного фона дискуссий, понимание все-таки найдено?

— Дорогу осилит идущий. И практика этого года, и выездная сессия ФАНО в Новосибирске по подведению итогов 2014-го и определения задач на 2015 год, прошедшая совсем недавно с участием всех директоров институтов СО РАН, показали, что всегда можно найти точки равновесия. Эмоциональная составляющая, проявлявшаяся на начальном этапе работы над ФЗ, сошла на нет. Председатель СО РАН академик Александр Асеев в своем вступительном слове дал положительную оценку действиям ФАНО в 2014 году, включая те результаты, которых удалось достичь в вопросах отстаивания прав собственности подведомственных учреждений. Я считаю, что за прошедший год состоялись конструктивный совместный поиск решений задач и разговор равноправных партнеров и коллег, отвечающих за одно дело, ищущих возможности реализации 253-го закона. Взаимодействие научных учреждений с ФАНО дает первые положительные результаты.

— Чувствуется, что как представитель региона вы сопереживаете, далеко неравнодушны к судьбе СО РАН. Как-то удается продвинуть тему сибирской науки на федеральном уровне?

— Мы включили в план работы Совета Федерации выездное заседание комитета СФ по науке, образованию и культуре, которое пройдет в Новосибирске, вероятнее всего, в июне 2015 года с повесткой: роль научно-образовательного комплекса в реиндустриализации региона на примере Новосибирской области. К работе по подготовке этого заседания и обсуждения вопроса будут подключены представители научных центров не только Новосибирска, но и Томска, Красноярска, Кемерова. Считаю, это коррелирует с научной составляющей 253-го закона и с теми задачами, которые прозвучали в декабрьском Послании Президента РФ.

Беседовала Юлия Назаренко

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus