Наука в Сибири | Татьяна Матюшенко: «На химическом факультете были и бессонные ночи, и отсутствие выходных, но главное, что нас заинтересовали наукой» | Наука в сибири
Сегодня - 17.08.2018

Татьяна Матюшенко: «На химическом факультете были и бессонные ночи, и отсутствие выходных, но главное, что нас заинтересовали наукой»

28 января 2015

Источник, фото: Коммерческие вести

Инженер лаборатории синтеза функциональных углеродных материалов ИППУ СО РАН Татьяна Матюшенко разрабатывает уникальный проект для лечения гнойно-воспалительных заболеваний у женщин. Причем стендовые испытания в Научно-исследовательской лаборатории при Омской государственной медицинской академии уже показывают успешные результаты. О сути своего ноу-хау она рассказала корреспонденту «КВ» Георгию Горшкову.

 Татьяна, как называется ваш проект?

 Проект называется «Разработка пористого углеродного аппликатора». Посвящен он углеродным сорбентам, которые могут использоваться в акушерстве для лечения гнойно-воспалительных заболеваний.

 Насколько опасными являются эти заболевания?

 Это целый ряд болезней, которые достаточно широко распространены в современном мире. Особенно в последнее время наблюдается негативная прогрессия. Лечить их принято антибиотиками, и главная проблема заключается в том, что у бактерий, которые вызывают гнойно-воспалительные заболевания, вырабатывается иммунитет к этим антибиотикам. Возникает так называемая резистентность  устойчивость патогенных микроорганизмов к антибиотикам. Кроме того, антибиотики не всем можно принимать, т.к. они имеют побочные действия. А углеродные сорбенты полностью инертные, подходят практически всем, и у бактерии не вырабатывается к ним устойчивость. Происходит полное поглощение и обезвреживание вредных бактерий. 

 То есть уже тестирования проводились?

— Стендовые медицинские испытания проводили не мы, а центральная Научно-исследовательская лаборатория при Омской государственной медицинской академии. Происходит это следующим образом: в чашке Петри выращивается колония бактерий, к которой помещается углеродный сорбент. Внешне он похож на небольшой карандашик. Как нам сообщили из медицинской академии, эксперименты прошли успешно и сорбент действительно работает.

 А когда проект может начать продаваться?

 Сейчас об этом говорить сложно, потому что необходимо сначала провести клинические испытания,  зарегистрировать медицинские изделия, затем немало времени понадобится, чтобы прорекламировать наш продукт. Пока мы на стадии стендовых испытаний.

 Сколько еще продлятся стендовые испытания?

 В 2015 году, надеюсь, закончим. Точно на этот вопрос могут ответить мои вышестоящие руководители. В общем-то, моя главная задача – это сделать наш пористый углеродный аппликатор наиболее прочным и чтобы у него была приемлемая удельная площадь поверхности. Важно, чтобы он не крошился при транспортировке или когда берут в руки, чтобы был химически инертным, и у женщин не возникало никакого негативного влияния на организм.

 Сколько человек занимается проектом?

 Если считать не только исследователей, но и тех, кто проводит анализы и отвечает за документацию, то шесть человек.

 Кто является вашим научным руководителем?

 У меня, по сути, два научных руководителя по данной теме – кандидат биологических наук Лидия Георгиевна Пьянова и кандидат технических наук Ольга Николаевна Бакланова. Для меня они равноценны.

 Есть ли аналоги проекта именно с применением углеродных сорбентов?

 Есть. Но на рынке их уже не найти. Те, что были изготовлены с применением углерода, имели также неорганические составляющие, которые могли вызвать негативную реакцию в организме, и на данный момент сняты с производства. Что касается зарубежных аналогов, то в обзоре литературы мы их не нашли.

 Запатентовали уже изобретение?

– Патент у нас пока есть только на устройство для формования трубчатых профилей, с помощью которого мы и делаем такие цилиндры с внутренним каналом. В дальнейшем мы планируем получить патент и конкретно по всему изобретению. Тем более что мы это указывали в плане действий, когда получали грант «У.М.Н.И.К.».

 На что планируете грант потратить?

 Планированием сметы мы занимаемся с моим научным руководителем и пока еще окончательно все не решили. Но скорее всего львиная доля уйдет на закупку материалов. В самом начале разработки нашего аппликатора требуется изготовить углеродную пасту из технического углерода и связующего. Оно включает в себя несколько полимеров, и мы бы хотели поэкспериментировать с составом. Это может повлиять на твердость полуфабриката. Чем прочнее изначальный полуфабрикат, тем прочнее конечный продукт. Соответственно, деньги понадобятся для приобретения полимеров, а также мы хотим закупить оборудование, например газовые часы. Если что-нибудь останется от гранта, то  на себя.

 Сколько времени уже ведутся исследования?

 Я начала этим проектом заниматься полтора года назад, как только пришла в Институт проблем переработки углеводородов. Если очень глубоко копать, то все придумано было еще лет 20 назад, но тогда изобретение больше являлось сорбентом для очистки воды и катализатором. А мы делаем медицинский сорбент. Требования к нему значительно выше. В какой-то момент проект был заморожен и вновь исследования возобновили, наверное, года два-три назад. Акцент уже решили делать только на медицинском предназначении.

 То есть им можно еще и воду очищать?

 Это блочное изделие, и, действительно, одна из его форм предусматривает такую функцию. Но мы занимаемся только получением сорбента, который может быть использован в медицине.

 Много времени у вас уходит на исследования?

 На самом деле это очень трудоемкий процесс. Чтобы сделать одну партию, в которую входит четыре аппликатора, надо потратить не менее четырех дней. Плюс каждый день мы изучаем углеродную пасту  важную составляющую изделия. День в итоге выдается достаточно насыщенный. Встречаются процессы, которые мы в первый раз изучаем, встречаются и те, с которыми мы регулярно имеем дело, но их надо все больше и больше усовершенствовать. Необходимо точно отработать технологию изготовления, чтобы другой человек смог повторить и получить качественный продукт.

 А много изделий у вас заказывает медицинская академия?

 Это мы пока просим медицинскую академию поэкспериментировать с нашими изделиями. Но, естественно, когда все будет готово, то надеемся, что они будут делать заказы.

 Приходится ли сверхурочно работать, жертвовать выходными или оставаться на ночь?

 На ночь оставаться не приходится, потому что весь процесс умещается в рабочий день. Жертвовать выходными тоже не требуется, потому что процесс такой: в пятницу недельную норму завершил, в субботу  — воскресенье отдохнул и в понедельник продолжаешь работать.

 Почему химия вас так заинтересовала? Еще со школьной скамьи возникло увлечение?

— В девятом классе я любила математику, химию и физику. Но не то чтобы я считала химию своим призванием и, соответственно, выбирала ее из трех предметов. Изначально были немного другие причины. Математика скучновата, хотя и нравилась. В физике мне не до конца все было понятно. Потому решила себя найти в химии. Пошла заниматься к репетитору и до сих пор ни разу не пожалела о таком выборе. Это очень интересно и сложно. Химический факультет считается одним из самых трудных. Чтобы стать дипломированным специалистом в области химии, надо многое пройти. Вот там были и бессонные ночи, и отсутствие выходных, когда училась. Но наши преподаватели дали нам много знаний, и самое главное  заинтересовали.

 А в Институт проблем переработки углеводородов что вас привело?

 Когда я заканчивала Омский государственный университет им. Достоевского, то одна из преподавательниц подсказала мне, что есть вакантное место, где занимаются изучением сорбентов для применения их в медицине и в ветеринарии. Мне показалось это очень интересным и я отправилась на собеседование.

 Трудно было в «У.М.Н.И.К.е» победить?

 На «У.М.Н.И.К.е» я больше думала не о конкуренции, а о том, как же интересно участвовать в этом конкурсе. Мне интересно было, что другие расскажут, что покажут. Как у некоторых ребят, неудачно выступивших весной, изменились проекты. Дело в том, что в прошлом конкурсе я помогала в некоторых организационных моментах: чаек наливала, печенюшки разносила. Но между тем этой осенью я понимала, что представляю нужный и важный проект, поэтому волнение как-то само собой отсеивалось. Люди в жюри собрались умные и тоже с пониманием отнеслись к проекту.  Так что насчет сложности конкурса скажу, что особо над этим не задумывалась.

 Много в жюри было женщин?

 На полуфинале ни одной, а на финале  две-три женщины.

 Мужчинам-то вам, наверное, сложнее было объяснить детали своего проекта?

 Не очень. Я же упор делала на технологию производства. Хотя и упоминала, что это изобретение может лечить гнойно-воспалительные заболевания, но без подробного описания.

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus