Сегодня - 27.09.2020

Человек свинье не товарищ?

26 августа 2010

Вилен Николаевич ТихоновЕсли спросить вас «Можно ли посвятить свою жизнь свиньям?», что бы вы ответили? Наверняка, припомнилось бы огромные помещения с корытами, повизгивание, упитанные, часто испачканные животные и крайняя неразборчивость в пище. Однако за хрюканьем «Борек»  и «Машек» стоит большая наука, обещающая человечеству по меньшей мере здоровье, а вообще — миллионы спасенных жизней.

Выпускник Сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева (ныне Российский государственный аграрный университет им. К.А.Тимирязева) Вилен Николаевич Тихонов за годы своего обучения не получил ни одной четверки, только пятерки. Даже за те зачеты, где отметки не требовались. Его даже номинировали на Сталинскую стипендию, но получить ее не удалось по той причине, что и поступить в МГУ — сын репрессированного.

Уже на первой производственной практике студент встретился с животными, которые стали предметом его исследований на всю жизнь: в подмосковный совхоз «Талдом» в то время эвакуировали небольшую группу беркширской породы свиней из захваченной фашистами Украины. Так Вилен стал селекционером.

Разгром генетики ученый пережил в Академии наук Латвийской ССР, известной своими давними традициями свиноводства, где был старшим научным сотрудником. В столице все еще бушевал Лысенко, а в Сибири возрождалась гонимая наука. Тогда Вилен Николаевич написал письмо академику Лаврентьеву, и был приглашен в новый Институт цитологии и генетики, которым руководили академики Николай Петрович Дубинин и Дмитрий Константинович Беляев.

«В то время очень остро стояла проблема обеспечения мясом. Я привез из Латвии длинных шведских ландрасских свиней. Но они оказались очень нежными для сибирских условий. Чтобы укрепить их конституцию, я скрещивал их с дикими кабанами из Украины, Белоруссии, Киргизии. Таким образом были получены очень хорошие гибриды весом до 300 кг, которых активно использовали на свинокомплексах Новосибирской, Кемеровской областей и на Дальнем Востоке. Впоследствии с участием этих свиней была создана одна из лучших на данный момент  пород в России – скороспелая мясная «СМ-1», — рассказывает Вилен Николаевич.

Из крайности в  крайность

После того, как быстро растущие и очень крупные свиньи стали реальностью, ученые занялись созданием мини–свиней. Наряду с традиционными лабораторными животными: мышами, крысами, собаками, обезьянами, появилась необходимость в более адекватных человеческому организму моделях для изучения медико-биологических проблем. Пищевая всеядность, цвет кожи и степень оброслости, сходство в строении и функционировании  внутренних органов — всё это аргументы в пользу свиньи как лучшего «двойника» биологической модели человека, которые к тому времени были уже подтверждены многочисленными исследованиями. Теперь требовалось создать животное веса, соотносимого с человеческим.

На хрюшках возможно изучение практически всех патологий человека, включая создание лекарственных препаратов  для лечения таких страшных и, увы, в последнее время распространенных заболеваний, как диабет, ожирение, алкоголизм, наркомания. Та самая оспа, которая считалась ночным кошмаром прошлых веков, вновь требует изучения, причем на светлокожих животных с минимальным волосяным покровом. Кроме того, маленькая свинья как лабораторное животное по затратам корма при содержании в виварии экономически наиболее выгодна.

«Я побывал во Франции, там для выведения мини-свиней  работали с дикими и очень агрессивными корсиканскими свиньями, у которых очень густая и длинная  щетина. К счастью, у меня были аспиранты из Вьетнама, с помощью которых удалось найти и привезти в Новосибирск миниатюрных азиатских свинок, которые стали удачными донорами карликовости для наших исследований», — рассказывает профессор Тихонов.

Во второй половине прошлого столетия в Америке была выведена Хэнфордская порода мини–свиней, достигавшая во взрослом состоянии веса в 70-80 кг. А в Новосибирске появляется породная группа «минисибс», в том же возрасте живой массой в 50-60 кг.

Чтобы получить желательных миниатюрных свиней потребовалась селекционно-генетическая работа со среднеазиатскими и европейскими кабанами (крепкая конституция, хромосомный полиморфизм),  домашними свиньями (шведский ландрас, донор генов белой масти) и азиатскими родоначальниками (вьетнамскими «аборигенами», ставшими источниками генов карликовости). Минисибсов можно узнать не только по размерам, но даже и по количеству хромосом – у обычных свиней их 38,  а у них 36 и 37.

Мини–свиньи, столь близкие человеку, фактически не имеют конкурентов на роль донора различных органов, прежде всего, сердца. «Когда мы говорим о пересадке миокарда, прежде всего нужно думать о его размере, строении и гемодинамических особенностях кровообращения. Поскольку минисибс весит столько же, сколько и человек, первая проблема решена. МинисибсПри тщательном исследовании выяснилось, что все 30 артерий и вен сердца у свиньи по топографии и размерам идентичны сосудам человека», — говорит профессор Тихонов. По словам Вилена Николаевича, хирургических препятствий к ксенотрансплантации свиных сердец уже нет: врачи научились успешно не только трансплантировать свиные клапаны человеку как ксенобиопротезы, о чем говорят многие тысячи успешных операций, в том числе и в Сибири, но и пересаживать эти «моторы» от свинье к свинье. Межвидовые ксенотрансплантации человеку пока заканчивались неудачами: проблема гистонесовместимости пока не решена. В конце девяностых в ряде европейских  стран  и США был объявлен мораторий на проведение крупных операций по пересадке органов животных человеку, который официально не прерван до сих пор.

От мини до микро — пять лет

Сибирские ученые пошли еще дальше — решили создать взрослых микро–свиней с весом не более 35 килограмм. Первое поколение самых маленьких свиней в мире появилось на свет около двух месяцев назад. Для сравнения: лучший американский аналог — юкатанская порода — к полугоду достигает веса в двадцать килограмм, а микросибс — только десять.

«По сравнению с обычной свиньей — это самые настоящие карлики, лилипуты из фантастики Джонатана Свифта. Представьте себе человека в десять раз меньше обыкновенного. Карликами мы называем человека, рост которого на 10-20% меньше привычного, даже самые маленькие люди на земле из племени пигмеев — всего на 20-30% ниже обычных людей», — говорит Вилен Николаевич. Такие микро–свинки будут спасением для детской транспланталогии, донорство в которой — сейчас вопрос еще более сложный, чем  для взрослых пациентов.

Этим летом ведущий научный сотрудник ИЦиГ СО РАН доктор биологических наук профессор академик Нью-Йоркской Академии наук Вилен Николаевич Тихонов отметил свои 85 лет, больше 65 из которых он посвятил на первый взгляд смешным созданиям с пятачком и хвостиком-петелькой. В 33 странах опубликованы более 400 егоМикросибс работ, среди которых единственные в своем роде труды по иммуногенетике свиней и книга «Микроэволюционная теория и практика породообразования свиней», в которых проанализирована вся история доместицирования хрюшек. В августе Издательство СО РАН завершило работу над его новой книгой «Лабораторные мини–свиньи, генетика и медико–биологическое использование».

«Это тяжелая, иногда очень грязная, работа. Даже свою внучку Марию, старшего научного сотрудника Института цитологии и генетики СО РАН, не убедил заниматься нашими свиньями, она участвует в исследовании мозговой деятельности человека», — вздыхает Вилен Николаевич. И переживает, как бы не затерялись родственники его скромной микро–свинки Нюши, как бы не пришлось в будущем платить 300 долларов за  каждого новорожденного заграничного  поросенка–донора, чтобы не пропал полувековой и такой нужный материал для решения медико–биологических задач. Надежды профессора связаны не только с интересом к новому виду лабораторных мини–свиней со стороны научных институтов. Лаборатория экологического воспитания ИЦиГ СО РАН взяла на попечение группу микросибсов для совместной научной работы с участием юннатов, готовящихся к поступлению в Новосибирский государственный университет.

Александра Белкина
 

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus