Сегодня - 15.12.2018

"Очень комфортная среда для организованного обитания предков человека"

27 июля 2011

 

А.К.АгаджанянТак определил Денисову пещеру и ее окрестности доктор биологических наук, профессор МГУ Александр Каренович Агаджанян, ведущий специалист Института палеонтологии РАН, один из участников международного симпозиума «Особенности перехода  к верхнему палеолиту в Евразии: культурная динамика и развитие  рода Homo».  Долины рек Ануй и Каракол в период 50-40.000 лет тому назад отличались иным климатом и нехарактерными для современного Алтая обитателями: в пещерах и на стоянках были обнаружены кости гиены, дикой лошади, бизона, сайгака, шерстистого носорога… А.К.Агаджанян уверен, что обитатели Денисовой пещеры пользовались огнём, по крайней мере, это применимо к 11-му культурному слою, в котором обнаружены следы «палеолитических инноваций». Для COPAH.Info А.К.Агаджанян подробно рассказал о среде обитания «денисовского человека».

- 11-й слой относится к этапу  климатического перехода от теплого к холодному периоду. Начиная с 17-15-го слоев нарастают сигналы о похолодании, усиливается степной элемент в спектре следов флоры и фауны. Вопреки мнению некоторых исследователей, ледники в долины так и не спустились: об этом говорит, например, непрерывное присутствие в отложениях останков алтайского цокора – животного, не впадающего в спячку и не способного жить в мёрзлом грунте. В целом наши реконструкции показали, что климатические условия здесь не претерпевали таких радикальных изменений, как, например, в Европе, которая с наступлением ледников с Севера и Альп превращалась в коридор тундростепи с мамонтами и овцебыками, а на широте Воронежа  полярные лемминги встречались с тушканчиками.
 
Шерстистый носорогА вот умеренное похолодание было для древних людей благотворным. Наша  логика не всегда адекватна тем реалиям, с которыми сталкивались наши далекие предки. Нам кажется, что хороший климат – это как в тропиках, когда жарко и влажно. У охотника эпохи палеолита могли быть свои оценки. Наши исследования, все графики и таблицы показывают: при похолоданиях происходило сокращение лесных массивов и замещение их луговыми и степными биологическими сообществами. Под пологом леса копытным практически нечего есть. Травоядные на самом деле едят траву, и расширение открытых травостоев для них благоприятно. Растет поголовье диких лошадей, мамонтов, бизонов, шерстистых носорогов – это только на руку первобытным охотникам. Возможно, поэтому на Алтае и происходило становление человека – изменения климата были его союзниками. 
 
Что касается растений, то флора позднего плейстоцена принципиально не отличалась от современной. Теплолюбивые широколиственные деревья, о которых писала пресса – дубы, вязы, липы, буки, ольха и маньчжурский орех   - присутствовали здесь, как выражаются ботаники, в качестве экзотов. Основу же, фон составляли сосна и береза, а также ель, пихта, лиственница, кедр.
 
Правда, картина отличалась от сегодняшней: например, кедр в долинах и на низкогорье теперь не растет, ель встречается редко и так далее. В целом, 40 тысяч лет тому назад пестрота, разнообразие биотопов (природных композиций) на Алтае было выше. Элементы горной тундры, леса различных видов, лесостепи и степи, сухие и влажные луга, долины, горные реки, чистые и заболоченные озера – всё это было представлено на сравнительно небольшой территории.
 
В нижних слоях Денисовой пещеры – особенно в 22-м – найдено много остатков медведей, затем их количество последовательно сокращается. Медведей было два вида: обычный и пещерный, но на Алтае, при генетическом различии, внешне они почти не различались: здесь обитала малая форма  пещерного медведя. Нарастающее  снижение количества  медвежьих костей в отложениях более поздних периодов безусловно связано с деятельностью древнего человека. Я доказывал, что он использовал пещеру сезонно, откочёвывая на лето в долину: в частности, с появлением Homo из пещеры исчезли виды летучих мышей, прилетавших в нее на зимовку, но не те, которые обитали там летом.  С медведем же у ранних Homo была острая конкуренция за зимнее пристанище. 
 
Точно так же, если двигаться по культурным слоям Денисовой пещеры снизу вверх, то уменьшается доля костей молодых хищников и возрастает – зрелых особей. Это тоже связано с активностью человека. Снижается, замечу, не только доля, но и общая численность останков хищных животных (волков, гиен, рысей и прочих). Очевидно, что это результат прессинга человека, его стремления подавить конкурентов в экологической нише. Из этого можно сделать вывод, что охотничья активность древних людей носила здесь целенаправленный характер.  
 
МаралСреди их пищи животного происхождения преобладало мясо травоядных животных – прежде всего, горного козла и барана (аргали, который теперь занесен в Красную книгу), а также маралов, и реже встречавшихся, а ныне вовсе исчезнувших гигантского оленя, бизона, сайгака, шерстистого носорога, дикой лошади. В составе украшений встречалась кость мамонта – но, скорее всего, не как охотничья добыча, а как ценный поделочный материал. То же самое можно сказать и о скорлупе страусиного яйца: вероятно, она попадала на Алтай из Монголии, где встречалась на ветровых выдувах породы в пустыне. Кстати, я впервые определил, что это именно яйцо страуса – археологи мне поначалу не верили. Более обиходными элементами древних украшений были просверленные клыки марала, волка и лисицы.
 
Важно помнить, что обитатели Денисовой пещеры использовали огонь. Для чего? Прежде всего, для обогрева – особенно с учетом сезонного цикла, зимой в каменной полости было холодно. Тем более, что в центральном зале этой пещеры сохранилась вертикальная штольня - естественный дымоход, здесь должна была быть прекрасная тяга. Огонь мог использоваться для отпугивания или борьбы с хищниками, и – я в этом убеждён – уже и для приготовления пищи.
 
Интересно, что некоторые хозяйственные подходы нашего времени берут начало в эпоху палеолита.
 
Например, добыча  марала: не только для мяса, но и для получения рогов. Среди костных остатков Денисовой пещеры и других стоянок маральи по численности занимают второе-третье  место. Еще один пример: со времени плейстоцена высокогорные, горно-тундровые  виды растений являются особо привлекательным кормом для травоядных, поскольку содержат повышенную концентрацию питательных веществ. Это понимали и охотники каменного века, и современные пастухи. На лето они отгоняют стала в гольцы, выше лесного пояса, на откорм, а расположенные ниже разнотравные луга резервируют как источник сена на зиму. При разумной организации и стимулах Алтай сегодня мог бы стать мощным центром производства мяса, причем экологически чистого. Единственная серьезная преграда тому  – противодействие финансовых группировок, заинтересованных в сохранении высоких цен на мясо. Увы, я знаю это не понаслышке…
 
Подготовил Андрей Соболевский
 
Фото: pereplet.ru, svdoutfitters.ru
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus