Сегодня - 13.12.2019

Один день Александра Леонидовича

24 сентября 2011

Александр Асеев«В здании президиума без происшествий!» – каждое утро  рапортует дежурная смена охраны председателю Сибирского отделения РАН. Академик Александр Леонидович Асеев приходит на  Лаврентьева, 17 одним из первых,  намного раньше 9-ти  часов утра. Именно приходит – всегда пешком, от многоквартирного дома, в котором живёт. До выхода за порог  – традиционная чашка крепкого чёрного чая с молоком. В бурятской традиции: Александр Леонидович – уроженец Улан-Удэ. А вот «утренняя почта», свежие новости дома просматриваются им  только в случае напряженных ситуаций в мире, в России или вокруг Сибирского отделения РАН.

Персонального служебного автомобиля у Александра Леонидовича, как председателя СО РАН, нет, в его распоряжении  машина директора Института физики полупроводников им.А.В.Ржанова. Во время долгих поездок Асеев любит слушать классическую музыку и песни советских времен, к которым причисляет также Мирей Матье и Анну Герман… Но по Академгородку Александр Леонидович ходит пешком. Утром, днем и вечером. Многие об этой привычке знают, но приставать с «решением вопросов» на улице считают дурным тоном – за исключением, пожалуй, самых ретивых общественников. Оправдать свою навязчивость они могли бы тем, что у председателя СО РАН нет фиксированного времени для «приема граждан по личным вопросам». А это, в свою очередь, вызвано тем, что он гораздо больше времени проводит в командировках, чем в Академгородке.

И день, про который вы читаете – нетипичный. «Возьмем любую неделю, например, прошедшую только что, - поделился А.Асеев, - Понедельник. Перелет на Байкальский экономический форум чартерным рейсом с полпредом Президента РФ в Сибирском федеральном округе В.А.Толоконским. В Иркутске - интересные события, встречи с министром регионального развития России Виктором Басаргиным, руководителем госкорпорации «Ростехнологии» Сергеем Чемезовым, премьер-министром Монголии Батболдыном Сухбаатарыном. Вторник: я во Владивостоке, где проходила конференция, приуроченная к 40-летию Института автоматики и систем управления Дальневосточного отделения РАН, и круглый стол Совета научной молодёжи ДВО РАН. На следующий день – посещение уже ставшего знаменитым острова Русский, где после саммита АТЭС многие здания и практически вся инфраструктура перейдут Дальневосточному федеральному университету и технопарку. В четверг с самолета я еду на заседание президиума СО РАН, на котором, в частности, оценивается работа одного из наших самых успешных институтов – твердого тела и механохимии. На решение накопившихся вопросов и необходимые встречи в Академгородке у меня остается пятница…и выходные дни».

В Сибири вице-президент РАН академик Асеев совмещает две руководящие должности – председателя СО РАН и директора Института физики полупроводников им. А.В.Ржанова. «Текущую работу успешно ведут заместители, - считает Асеев, - за мной там остается принятие стратегических решений,  а работаю я, в основном,  в президиуме  Сибирского отделения РАН. Главное – делегировать право принимать решения людям, которые берут на себя такую ответственность – например, как член-корреспонденты РАН Анатолий Двуреченский и Александр Латышев. Смысл всех русских сказок – чем больше отдаешь, тем больше получаешь, это верный принцип и для управления людьми. Кроме того, в ИФП я ввел принцип «двойного ключа» в решении финансово-хозяйственных вопросов. Один руководитель контролирует  бюджетные и грантовые средства, другой – хоздоговорные, но решения они принимают только сообща, согласованно. В Институте, я, конечно, стараюсь бывать чаще – но получается это, в основном,  по вечерам и в выходные. Помню завет академика Андрея Алексеевича Трофимука: главная задача директора – работать с ученым советом. И я не пропускаю ни одного».

На любом руководящем посту неизбежно приходится отказывать людям. Кому и почему говорит «нет» председатель Сибирского отделения РАН Асеев? «Я очень не люблю, когда приходят просить денег, - признаётся он, - вместо того, чтобы обратиться с грамотными идеями по их привлечению. Ещё у нас просто бедствие – давать начальству задания, принуждать к «ручному управлению» вторичными, зачастую просто мелкими ситуациями. Не так давно ко мне позвонили на мобильный телефон с жалобой на тепловой узел в одном из домов на Золотодолинской. Я не люблю, когда под предлогом того, что уровнем ниже проблема будто бы «не решается», мне фактически дают задания. Руководитель сам должен давать задания».

Академик Асеев принципиально не избегает конфликтов. Более того, он считает, что «пока ситуацию не обостришь – разрешить ее невозможно». Председатель СО РАН проявил решительность в отношении попытки группы бизнесменов прибрать к рукам  систему электро-, тепло- и водоснабжения новосибирского Академгородка (ГУП «УЭВ СО РАН») с годовым оборотом в полтора миллиарда рублей, сравнимым с аналогичным показателем крупнейшего в системе СО РАН Институтом ядерной физики им.Г.И.Будкера.  Асеев был непримирим в ситуации с выбором площадки под строительство нового главного корпуса Новосибирского университета, неразрывно связанного с СО РАН и считающегося «академическим». Александр Леонидович по сей день публично называет состоявшееся начало стройки скороспелым, а архитектурный проект – непродуманным: «Новое здание университета должно быть уникальным, как новосибирский театр оперы и балета, а вместо этого будут строить коробки по худшим даже для советского времени стандартам. Вырубка коренного леса тоже не украшает авторов этого проекта» Но академик Асеев – вовсе не авторитарный лидер, хотя бы потому, что стоит во главе  сложной, многоуровневой организации, звенья  которой  имеют высокую степень автономии, и председатель СО РАН с уважением называет «самоходные», то есть самодостаточные,  институты – такие, как ИЯФ и Институт катализа в Новосибирске, ряд НИИ Томска и Омска. Кроме того, академия – это система  с давними и тонкими демократическими традициями. Когда решения принимаются коллегиально, то первое лицо  иногда просто остаётся в меньшинстве и не может действовать директивно. «Так было, - поделился Асеев, - когда я предложил ввести в СО РАН  статус членов-корреспондентов Отделения. Да, занятие наукой – это привилегия, но она не должна быть пожизненной. Иначе академия будет терять драйв, что я отмечаю на примере определенной части РАН. Но меня не поддержали».

Помощник председателя СО РАН Наталья Владимировна Лбова ежедневно передает Асееву 20-30 электронных писем и примерно столько же – бумажных документов на подпись. «Если он не в командировке, - уточнила она, - то все они рассматриваются в течение одного дня». Помощники упорядочивают контакты председателя СО РАН, отчасти выстраивая графики его телефонных разговоров и личных встреч. Естественно, что правительственные звонки и важные электронные послания переадресуются ему немедленно. В числе постоянных контактных лиц академика Асеева – министры, главы   госкомитетов и госкорпораций, руководители государственных Академий наук и  региональных администраций от Омска и Тюмени до Якутска и Читы. Работу с крупными корпорациями, надо сказать, председатель СО РАН ставит во главу угла: «Да, с ними сложно, они  неповоротливы, как броненосцы, и инертны, как настоящие империи. Но это и есть империи с необходимой мощью и энергетикой. Тысяча кошек не заменит одного льва».

В течение рабочего дня Александр Леонидович нередко запрашивает дополнительную информацию – справочную, из прессы, из Интернета. Он много работает как автор и редактор: над такими, например, документами, как проект «Основ политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 года и дальнейшую перспективу», «Программа развития инновационной деятельности в СО РАН», Долгосрочная  целевая программа Новосибирской области  по комплексному развитию Академгородка, программы научной поддержки социально-экономического развития регионов, Положение о конкурсе итеграционных, партнерских   и заказных проектов СО РАН… Академик Асеев не только не подписывает бумаги сходу одним росчерком, но и скрупулёзно правит их – как правило, остро заточенным простым карандашом. Практически всё, что публикуется от имени А.Л.Асеева, от доклада на общем собрании СО РАН до полемической заметки, написано им самостоятельно, без привлечения «текстовиков». «Для экономии времени», - улыбается он, - всё равно пришлось бы переделывать».

Рабочее место  председателя СО РАН спланировано и как личный кабинет, и как зал для  небольших совещаний. Здесь проходят еженедельные оперативки с заместителями, встречи со статусными гостями в галстуках и без. В этом помещении очень много книг и совсем мало – всевозможных сувениров  и символических предметов. Разве что портреты предшественников на этом посту – академиков М. Лаврентьева, Г. Марчука, В. Коптюга, Н.Добрецова… И  дипломы доктора honoris causa (почётного члена, доктора, профессора) Санкт-Петербургского физтеха, Томского унверситета, Киевского института физики полупроводников, диплом о вручении награды Монголии. Тома и журналы заполоняют всё остальное пространство. На русском и английском языке, которым Асеев владеет весьма бегло, причем  освоил его самостоятельно: во время зарубежных поездок и занимаясь с дочерью. В школе и университете он изучал немецкий, что очень пригодилось во время почти 30-летней истории работы с научными учреждениями Германии.

И если Александр Леонидович уходит отсюда вечером пешком – то, скорее всего, он направился домой, а возможно – в институт.  А если сел в машину – это означает, что  рабочий день председателя СО РАН еще не закончен и его ждут новые встречи.

Андрей Соболевский

P.S. 24 сентября  2011 года академику Александру Асееву исполняется 65 лет. «Я принял  решение, - поделился он, - вообще не отмечать эту дату. Уеду подальше и чуть-чуть передохну».

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 
 #

Если Асеев вменяемый человек, он должен снять с сайта эти унизительные дифирамбы

 
 #

"Дифирамб: чрезмерно преувеличенная похвала кому-нибудь".

И где же здесь похвалы, тем более "чрезмерно преувеличенные"?

Андрей Соболевский

 
 #

Отличный материал! Никаких дифирамбов не заметил. Таких материалов о таких людях побольше бы.

 

Система Orphus