Сегодня - 13.11.2019

Приключения академика Власова

21 января 2010

Академик Валентин ВласовМое знакомство с Валентином Викторовичем Власовым было заочным. С обложки научно-популярного журнала на меня смотрел улыбающийся человек, крепко прижимая к себе медвежонка. Из бутылочки с молоком, ставшей заметной композиционной деталью, мужчина в камуфляжной куртке кормил косолапого.

Улыбающийся человек «с обложки журнала» со временем не изменился: его глаза по-прежнему искрятся (может, от счастья восхищаться красотой природы?), а медвежонок – вырос.

– Сегодня он большой медведь, ему уже два с половиной года, – с радостью произносит директор Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН академик РАН Валентин Власов. И с азартом исследователя продолжает:

– Я напишу статью специальную про медведей. Это очень хорошие, интересные звери.

Столица древнего загадочного государства Набатеи, то и дело меняющая «наряды» камчатская Долина гейзеров, лиса, впервые увидавшая представителя рода Homo Sapiens, – предмет фотосъемки Власова, биохимика, путешественника и фотографа в одном лице, всегда оригинален. Однако сам Валентин Викторович так не считает.

– Что вижу, то фотографирую, – говорит он, сравнивая себя с «чукчей». Тот тоже поет о том, что видит.

А увидеть – это самое главное в работе фотографа. И с этой задачей академик Власов справляется.

– Есть два принципиально разных типа фотографов. Одни понимают, как, откуда нужно сфотографировать, они ловят момент, занимаются освещением, расстановкой предметов, ощущают, что такое прекрасное, и могут специально выбрать пейзаж для съемки, и у них получаются замечательные работы. Это настоящие фотохудожники. Другие, вроде меня, просто фотографируют. Я путешественник – я просто снимаю, как говорят, правду жизни. Выходят безыскусные фотографии, но они тоже интересны. Профессиональный фотограф снимет так красиво и здорово, как мне ни за что не суметь, но зато я сфотографирую где-нибудь что-нибудь такое, чего он никогда в жизни не увидит.

Фотографировать то, что не всякому дано приметить, – своеобразное кредо ученого. Хотя Валентин Викторович свое следование каким бы то ни было правилам (даже самым абстрактно сформулированным) решительно отрицает.

– Я не умею планировать фотографии, главное – путешествия, – повторяет он.

И действительно, вначале были путешествия. Точнее, приключения. С раннего детства Валентин Власов, как всякий мальчишка, был им предан. На берегах речки Каменки, где жила семья Власовых, возможностей разгуляться ребяческому авантюризму было немного. Главные «приключения» свершались по воскресеньям, когда отец, военный врач, и его друзья выезжали за город – на рыбалку или охоту – и брали с собой детей. Или на летних каникулах, на Волге, куда детвору отправляли к родственникам.

– На реке Волге было красиво! Там очень богатая природа, дремучие леса, фантастическая рыбалка, – говорит Валентин Викторович, сравнивая великую реку России с грязной тогда Каменкой.

Интерес к природе дополнялся другими увлечениями: «книжки читать», «спортом заниматься». Учился Валя Власов и музыке.

– В гарнизонном доме офицеров была музыкальная школа. Меня и моих приятелей туда записали, – рассказывает Валентин Викторович. – Но стать пианистом или спортсменом не вышло – повредил руку.

Тогда впервые занялся фотографией.

– Что-то фотографировал, но ничего особенного у меня не получалось, потому что высококлассная техника была не доступна, фотографии были любительские, обычные. Приходилось самому проявлять, сидеть со всякими печатающими устройствами, растворами. Возня была... – растягивает последний слог Власов. И, немного помолчав, удивляет своим выводом:

– Короче говоря, никакой я не фотограф был. Просто хотелось, чтобы что-то осталось в памяти и это можно было кому-то показать.

Иногда – в знак подтверждения собственных рассказов.

Однажды Власов и компания отправились в первый серьезный поход. На Кавказ. С приятелями поспорили, что заберутся на высокую гору. Никто не верил, что туристам это окажется под силу. Двое немного не дошли до вершины, Валя Власов смог. И запечатлел панораму. Когда никто не верил свершившемуся, студент Власов предъявлял фотографические доказательства.

– Здорово показать другим горы, ледники… Когда в природе видишь что-то замечательное, хочется рассказать об этом другим, – богатое прошлое и плодотворное настоящее фотографа Власова позволяют ему воплощать свои желания в жизнь.

Трижды Валентин Викторович снимал Долину гейзеров на Камчатке. В первый раз перед фотографом предстала «классическая» Долина гейзеров, такая, какой ее описывают в учебниках. Через год, в 2007-ом, после схода беспощадного селя, накрывшего почти половину ее территории, Долина сильно изменилась, образовалась естественная плотина, за которой сформировалось озеро, угрожая повышением уровня воды и затоплением гейзеров. В 2009-ом Власов застал уникальный природный памятник восстанавливающимся после бывшего бедствия.

Заснять гейзер – дело простое.

– Это всего лишь пульсирующий источник, словно кастрюля на плите. Нужно успеть поймать момент, когда она закипит. А дальше как хочешь, так и снимай.

Однако практика показала, что и здесь есть свои нюансы.

– Хорошо рядом иметь какой-нибудь предмет, чтобы показать размеры гейзера. Например, чтобы человек рядом стоял. А то гейзер, выбрасывающий струю кипятка на высоту 40 метров, может показаться маленьким, если рядом никого нет, – делится наблюдениями фотограф Власов.

– Когда мы приехали первый раз, – вспоминает камчатские путешествия Валентин Викторович, – там не было медведей, а сейчас они появились. Однажды в местность, где располагалась наша экспедиция, пришла лиса. Она, по всей вероятности, видела людей первый раз в жизни. Пришла посмотреть, что это такое.

Лису, впервые лицезрящую его величество человека, Власов немедля запечатлел на свою тяжелую фотокамеру.

Украшает фотоальбом академика и «восьмое чудо света» – Петра. В городе с четырехтысячелетней историей, вырубленном в скалах и столетиями закрытом для посторонних, Валентин Викторович мечтал побывать с детства. Думал, что он не доступен. Ан нет. Глобализация открыла двери и в эту обитель.

 

Валентин Викторович, досконально изучивший Петру в историческом, археологическом и топографическом планах, сопоставляет ее – по масштабам – с новосибирским Академгородком:

– Место небольшое, за два дня можно все посмотреть.

Сравним, по мнению Власова, Академгородок с древним городом и по красоте.

– Только это красота, к которой мы привыкли. Для нас все обычно, а в других местах люди этого не видят. У нас много прекрасного. Чего стоит одна только рябина! – восклицает ученый-фотограф.

В его планах на ближайшее будущее – Якутия. Давно путешествовал там (проплыл по Лене от Якутска до самого Моря Лаптевых), но тогда не снимал. Настала пора наверстать упущенное.

В России немало любопытного для наблюдательного фотографа.

– Можно снимать развалины. Таких развалин, как у нас, больше нигде нет, – говорит Валентин Викторович.

– Какие развалины? – решаю уточнить.

– Да на любой окраине, в любой деревне…

– А в чем вы видите мудрость фотографии? – выбираю подходящую, как мне кажется, тему для завершения беседы.

– Ой, нет, это сложный вопрос для меня… – демонстративно отнекивается Валентин Викторович. – Какая там мудрость! Фотография интересной должна быть.

Галина Казарина

Фото: предоставлены В.В. Власовым

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus