Сегодня - 27.05.2020

Атака на нефть

21 мая 2020

В честь 75-летия победы в Великой Отечественной войне мы подготовили цикл статей о выдающихся ученых Сибирского отделения РАН, которые — как на фронте, так и в тылу — отдавали все силы, чтобы день победы стал реальностью. Мы отыскали в архивах публикации, на страницах которых наши герои, их современники, а также историки рассказывают о том, как люди науки помогали своей стране справиться с врагом. На горючем из нефти, найденной будущим академиком Андреем Алексеевичем Трофимуком и его соратниками, работал в то время каждый третий танк в стране.

Когда началась война, 28-летний Андрей Трофимук был главным геологом треста «Ишимбайнефть» (по другим источникам — «Востокнефть») в Башкирской республике. В то время большая часть нефти в СССР добывалась в Азербайджане, но этот регион оказался недоступен, когда немецкие войска дошли до Волги и Северного Кавказа. Обеспечить топливом советские танки и самолеты должна была башкирская нефть. На городских митингах в Ишимбае звучал лозунг: «Каждая тонна нефти — это наш залп по Гитлеру».
 
Ишимбайские запасы быстро истощались, башкирским нефтяным заводам не хватало сырья. «Мы развернули большую работу по предотвращению снижения добычи нефти. Скважины начали обрабатывать соляной кислотой, подогревать различными реагентами нефтяные пласты, дробить нефтенасыщенные породы небольшими взрывами, увеличивать притоки за счет закачки в пласты газа. Этими и другими мерами удалось замедлить снижение добычи на старых промыслах», — вспоминал ученый.
 
В это время Андрей Трофимук становится главным геологом всей «Башнефти» и начинает разведку нефти, которая многим показалась рискованной и нецелесообразной. Еще до войны он выдвинул предположение, что залежи башкирской нефти имеют рифовое происхождение. Дальнейшие исследования подтвердили эту теорию: в Ишимбайском районе обнаружили три известняковых массива, содержащих нефть. Местами они сужались, образуя перешейки, местами снова расширялись, что характерно для рифов.
 
Трофимук считал, что все структуры, найденные в районе, — это цепочка рифовых месторождений одного типа, то есть одна и та же залежь. Значит, чтобы получить больше нефти, необходимо идти на новые территории. План ученого состоял в том, чтобы с помощью небольшого числа скважин определить сразу целые зоны восточнее Ишимбая, которые могут содержать нефть. 
 
Андрей Алексеевич решил провести разведку в Карлинско-Кинзебулатовской зоне рифовых массивов. Первые скважины оказались сухими, геологи терпели одну неудачу за другой. Риск был высоким — без топлива не будет победы. Многие коллеги Трофимука требовали прекратить буровые работы. Геологу удалось отстоять свое решение, и в 1943 году пришла удача: из скважины вырвался нефтяной столб высотой 50 метров. Так было открыто Кинзебулатовское месторождение. Его первая скважина давала до 6 000 тонн в сутки. «Нефть сразу шла на переработку и далее — на фронт», — отмечал А. А. Трофимук.
 
На буровой. Второй справа — Андрей Трофимук, 1943 год
   На буровой. Второй справа — Андрей Трофимук, 1943 год
 
«Значение этого открытия для фронта, для победы было столь велико, что уже через четыре месяца, 24 января 1944 года, “Правда” опубликовала указ Президиума Верховного Совета СССР: за открытие нового месторождения и внедрение прогрессивных методов добычи нефти главному геологу треста “Башнефть” Андрею Алексеевичу Трофимуку, первому среди советских геологов, было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Герою-геологу в это время не было еще 33 лет», — отмечал в статье, посвященной ученому, академик Алексей Эмильевич Конторович.
 
«В период войны каждый третий танк работал на горючем, выработанном из ишимбайской нефти», — писал в воспоминаниях известный нефтяник доктор технических наук Николай Константинович Байбаков. 
 
В то же время Андрей Трофимук начал искать в Башкирии залежи нефти в пластах девонского периода, расположенных на глубине примерно 1 500—2 000 метров. Это была задача сложная как с научной точки зрения, так и с технической: требовалось бурить глубокие скважины.
 
«Еще до войны было известно, что наиболее перспективными для поисков большой нефти являются так называемые девонские слои. Но и тогда, а во время войны особенно, технические трудности достижения глубин залегания этих слоев вставали на пути к этой цели. Тем не менее геологи, геофизики, буровики поставили перед собой задачу — преодолеть эти трудности. Это был поистине великий подвиг нефтяников-разведчиков, увенчавшийся мощными фонтанами девонской нефти почти одновременно на Волге и в Туймазах. Открытие девонской нефти не только обеспечило нужды фронта нефтью, но и создало условия для бурного роста добычи ее в послевоенное время», — вспоминал Трофимук.
 
В Туймазах до начала войны в поисках девона пробурили скважину в полторы тысячи метров. Работы забросили, так как была открыта более доступная нефть в Ишимбае, но Трофимук с соратниками решили завершить начатое и пробурить новую разведочную скважину. В сентябре 1944 года на глубине 1 740 метров был найден девон. Скважина приносила 250 тонн нефти в сутки. 
«Успехи башкирских геологов требовали огромных усилий. За годы войны в республике было пробурено 247,3 тыс. м глубоких поисковых и разведочных скважин. Это больше, чем было пробурено за десять предвоенных лет — 210,7 тыс. м!» — писал А. Э. Конторович. 
 
После окончания войны А. А. Трофимук продолжил открывать новые месторождения: в Татарии, на Украине, а главное — в Сибири. Ученый был уверен в большом потенциале сибирских недр. Оставив пост директора Всесоюзного нефтегазового НИИ в Москве, в 1957 году он приехал в Новосибирск. «Пока в Сибири не открыто ни одного месторождения нефти, заслуживающего разработки, но из того, что мне известно о результатах начавшихся поисков нефти и газа, могу утверждать, что Сибирь буквально плавает на нефти, и меня привлекает работа по выявлению этих погребенных нефтяных морей», — говорил ученый основателю Сибирского отделения АН СССР академику Михаилу Алексеевичу Лаврентьеву. Формирование центров добычи нефти и газа в Западной Сибири, на Сибирской платформе (Восточная Сибирь и Республика Саха-Якутия), на Дальнем Востоке связано с именем Андрея Алексеевича Трофимука.
 
По материалам:
 
1. Конторович А. Э. «А. А. Трофимук — геолог и полководец (вместо предисловия)» («Геология и геофизика», т. 52, № 8, 2011 год); 
2. Ишутин В. В., Семёнова С. В. «Академик Андрей Алексеевич Трофимук (1911–1999)» («Актуальные проблемы нефти и газа». Выпуск 2(14), 2016 год); 
3. Могилевский Л. Б. «Андрей Алексеевич Трофимук». Москва, «Профиздат», 1947 год (источник: «Наука из первых рук», том 86, № 1, 7 мая 2020 года); 
4. Зайнетдинов Э. «Фронтовой город в глубоком тылу». («Республика Башкортостан», № 26, 11 февраля 2012 года). 
 
 
Подготовила Александра Федосеева
 
Фото предоставлены ИСИ СО РАН
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus