Сегодня - 24.10.2020

«Дайте мне точку опоры…» или о чём не сказал Путин

13 октября 2014
 
Президент России, открывая Бугринский мост в Новосибирске, поблагодарил строивших его рабочих, а затем, на совещании в Экспоцентре, поздравил руководителя «Сибмоста». Но ярко-красный символ обновления появился благодаря не только мостовикам, но и проектировщикам, изыскателям и, в немалой степени — сибирским учёным. За подробностями мы обратились к сотруднику лаборатории электромагнитных полей Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука СО РАН кандидату технических наук Юрию Александровичу Манштейну.
 
— К 2008-му году мы имели небольшой задел по простым геофизическим работам. Основным нашим заказчиком была компания ОАО «Стройизыскания» (бывший ТИСИЗ), которую тогда возглавлял Алексей Александрович Кузнецов. Изыскатели, в свою очередь, получили подряд от петербургского проектного института, разрабатывавшего для Новосибирска третий мост. Кузнецов решил сэкономить на части русловых скважин, с помощью которых исследуют состав пород на месте будущих опор, и обратился к нам. В техзадании питерцев никакой  геофизики не было, хотя сегодня это выглядит полным нонсенсом: не включать электроразведку в изыскания под сооружение стоимостью в 17 миллиардов рублей!
 
«Стройизыскания» подрядили нас за свой счёт, зная про некоторые результаты (я бы назвал их скромными) в области подземной 3D-электротомографии. Наш собственный приборный комплекс «Скала» находился тогда не то, чтобы совсем в зачаточном состоянии, но на уровне единственного прототипа, нуждавшегося в доводке. Поэтому был куплен первый и последний в нашей практике зарубежный (французский) прибор, который потом заменили нашим.
 
Ещё большей импровизацией было обеспечение плавсредствами. Не где-нибудь, а на Центральном пляже новосибирского Академгородка, нам удалось договориться со спасателями МЧС, которые предоставили катер с экипажем, а к нему мы добавили две своих резиновые лодки (зачем они понадобились, поясню чуть позже). За три жарких летних недели 2008 года мы досконально обследовали пойменную, островную и русловую части будущей стройки. Кроме электронной 3D-электромографии применяли и электромагнитное частотное индукционное зондирование нашим, уже вполне «живым», сканером «ЭМС».
Как всё происходило? На суше привычным образом: от рабочей станции отводились кабели, в грунт внедрялись электроды и снимались показания. На акватории же это выглядело так. Сначала катер шёл вверх по Оби, экипаж искал точку по GPS-навигатору и становился на якорь. На воду спускалась резиновая лодка с аппаратурой и оператором, сплавлялась вниз по течению на длину кабеля, на котором через 5 метров были расположены датчики. Чтобы в случае порыва ценное оборудование не пропало, кабель страховался крепким фалом. Затем из своей лодочки оператор спускал вниз по течению ещё одну такую же «косу» и начинал замеры. Запись делалась минут за 20, основные хлопоты заключались в том, чтобы «поймать точку» и на течении аккуратно развернуть, а затем свернуть кабели. Поэтому в хороший день нам удавалось сделать 3-5 измерений, а в плохой, бывало, ограничивались одним. На отмелях было проще: обходились без лодок, держа прибор в сухом месте и разворачивая кабели по колено (или около того) в воде.
 
В результате мы обследовали на воде и суше прямоугольник размерами 2 300 метров (поперёк течения реки) на 235 метров. Сканировались глубины до 90 метров, при том, что нам тем летом повезло с маловодностью Оби: от её дна до поверхности было максимум 9 метров.  Результатом замеров и обработки данных стала единая 3D-карта, на которой хорошо выделяются скальные, осадочные и дисперсные породы, их границы, трещиноватость, подземные воды и т.д. Эта карта позволила нашим заказчикам уточнить при проектировании моста точки расположения опор, несущих колоссальную нагрузку и передающую ее грунтам.
 
Надо заметить, что этот опыт остался для нас пока что уникальным. Да, после этого мы неоднократно участвовали в подготовке проектирования масштабных инженерных сооружений, но по сей день больше не приходилось составлять столь обширной 3D-картины подземного пространства.
 
Комментирует Алексей Александрович Кузнецов (в настоящее время — генеральный директор ООО «Стадия НСК»:
 
— Работы геофизиков выполнялись для уточнения разреза по створу мостового перехода как в русловой части, так и в пойменной. Если прибегнуть к самому патриархальному способу, то потребуется бурить минимум три скважины на одну опору, но, в то же время, исследования проводились на предпроектном этапе и позволяли внести коррективы в расположении опор. Разумеется, полностью отказаться от бурения было невозможно: хотя бы потому, что оно позволяет отбирать образцы грунта и получать их механические характеристики. Но уточнение формы и состава кровли скальных, а также аллювиальных грунтов в межскважинном пространстве нам также было необходимо. Уважаемые коллеги из ИНГГ СО РАН с этой задачей справились. Полученная ими картина позволила намного детальнее описывать весь массив и подходить к выбору местоположения опор моста более тщательно и качественно. В целом же геофизические работы в составе инженерно-геологических изысканий оказали решающее воздействие на конструктив и геометрию третьего моста в Новосибирске.
 
Подготовил Андрей Соболевский
 
Фото и графика: Юрий Манштейн, Евгений Балков.
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (4 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus