Сегодня - 16.07.2020

Дмитрий Черных: «Есть опасность потерять алтайские ленточные боры»

07 октября 2013

Терпкий запах хвои, мягкий, пружинящий под ногой мох, выглядывающие то тут, то там шляпки грибов. Брусничная кислинка на языке. Весенние папоротники и осенние паутинки. Чтобы увидеть и ощутить такое, нужно поехать в настоящий, складывающийся столетиями лес. Однако это все же недостаточное условие: необходимо, чтобы он был. Именно такой, со всем объемом взаимоотношений между растущими, бегающими и летающими обитателями. О том, почему в скором времени мы можем не застать этого великолепия, рассказывает ведущий научный сотрудник Института водных и экологических проблем СО РАН (Барнаул) доктор географических наук Дмитрий Владимирович Черных.

Дмитрий Черных«Если говорить об общих вопросах отношения человека и природы, то можно разделить людей на две категории, условно назвав их «ресурсники» и «экологи», — говорит Дмитрий Черных. — Причем, первые исповедуют подход, который был и есть во всех социально-экономических системах. Это мировоззрение, присущее целой категории населения, и не только в нашей стране: когда общество видит в природе лишь источник получения каких-то материальных благ». Можно констатировать, что на протяжении всей истории человечества доминировало именно это восприятие. Если на ранних этапах развития все выглядело не так страшно — количество населения было меньше, да и технологии примитивнее — то со временем последствия «ресурсного» подхода приобрели более выраженный негативный оттенок.

Другая точка зрения, которая, пусть и в меньшей степени, но всегда присутствовала в обществе — отношение к природе, исходящее из того, что она есть не только источник чего-то материального, что можно потрогать, но и предоставляет человеку, как сейчас говорят, экосистемные услуги. «То есть, те, которые позволяют нам просто нормально жить в здоровой окружающей среде, — поясняет Дмитрий Черных. — К сожалению, в современном социуме продолжает доминировать первый подход, а второй часто ассоциируется лишь с общественными экологическими организациями, в деятельности которых нередко много экстремизма.

Яркий пример, демонстрирующий столкновение двух диаметрально противоположных точек зрения на природу — ситуация вокруг ленточных боров в Алтайском крае.Основа конфликта, достигшего апогея в последнее время — глубокие различия между отдельными категориями людей в восприятии окружающей среды. Эти различия, накладывающие отпечаток на понимание роли природных экосистем в жизни общества, влияют в том числе и на принятие решений, связанных с ведением хозяйства в условиях экстремальных для самого леса.

Как всем известно, ленточные сосновые боры на юге Западной Сибири приурочены к ложбинам древнего стока. Находясь в условиях дефицита увлажнения, они растут здесь только благодаря подходящему субстрату, по сути, являясь экстразональными. «Соответственно, раз такие экосистемы здесь, в общем-то, не должны существовать, для них необходим щадящий режим использования и, по возможности, максимальная степень охраны», — отмечает Дмитрий Черных.


По словам ученого, в недостижимом идеале следовало бы полностью превратить реликтовые боры в особо охраняемые территории, однако, совершенно очевидно, что это невозможно. «В Алтайском крае лесохозяйственный комплекс дает рабочие места и какой-то доход населению, — объясняет Дмитрий Черных. — С другой стороны, нельзя без изменений оставлять и нынешнюю  ситуацию с рубками. Мне кажется, наступает момент, когда все те, кто так или иначе связан с лесами в нашем регионе, должны, несмотря на свои личные амбиции и взаимные претензии, начать делать реальные шаги навстречу друг другу и консолидировать усилия по спасению ленточных боров».


По оценкам специалистов, ситуация с рубками Алтайском крае близка к критической. Причем, здесь можно увидеть разницу в понимании, собственно, леса как объекта, между заготовителями, с одной стороны, и их оппонентами, с другой. «Дело вот в чем: сомкнутый полог в естественных сосновых борах даже в достаточно сухих и жарких условиях степной и лесостепной зон создает специфическую среду. В результате этого в ней формируются специфические группировки растений подчиненных ярусов, образованные тенелюбивыми видами, — комментирует Дмитрий Черных. — Помимо целого ряда краснокнижных, это, например, черничники, брусничники, клюква. Если даже не брать в расчет сплошные рубки, которые, несмотря на запрет, в ленточных борах все же ведутся, то не меньший ущерб лесным экосистемам приносят выборочные, в том числе, так называемые санитарные». Именно здесь, по словам ученого, кроется проблема: «прореживание» приводит к тому, что меняется световой режим, и экосистема, представленная в естественных условиях разными стадиями единого сукцессионного (связанного со сменой одного биоценоза другим) процесса, например, старыми сгнившими деревьями, с которыми связаны специфические виды — мхи, лишайники, микроорганизмы, превращается в простой набор деревьев, под которыми собственно лесные виды существовать не могут. Понятно, что с точки зрения экосистемного подхода называть такой прореженный лес лесом — нельзя, это всего лишь комплект деловой древесины. «Понимание вышеописанной ситуации — ключевой вопрос лесохозяйственной деятельности в ленточных борах, — заявляет Дмитрий Черных. — Иногда, как бы парадоксально это не звучало, лучше полностью свести их на каком-то локальном участке, но совсем не трогать на других».

Как отмечает ученый, показательно, что печальную ситуацию уже осознают и многие сельские жители Алтайского края, которые начинают страдать от существующей практики. «Во-первых, у людей возникают проблемы с тем, чтобы просто зайти на закрепленный за лесопользователем участок, — говорит Дмитрий Черных, — а, во-вторых, как я уже говорил, исчезают ягодники, являющиеся для людей в сельской местности и средством существования, и статьей дохода. Кроме того, нужно отметить, что именно сельское население — та категория, которая в повседневной жизни наиболее тесно связана с природой, хорошо ее понимает и чувствует. Даже в тяжелые в экономическом отношении годы, подавляющая часть этих людей старается жить в гармонии с бором. Существующая же ситуация с рубками начинает толкать их на поступки, связанные с противостоянием лесохозяйственной деятельности».

При этом утверждать, что лесное хозяйство в Алтайском крае не опирается на науку, нельзя. Многие руководители этой отрасли в регионе имеют ученые степени. Однако на практике лежащий в ее основе научный подход, по мнению Дмитрия Черных, к сожалению, выглядит однобоким, ибо ориентирован исключительно на промышленное использование лесов. Внутренняя же структура и разнообразие экосистем учитывается минимально. «Я уже не говорю о некоторых общеэкологических подходах, широко используемых в мировом опыте, что позволяет существенно оптимизировать лесохозяйственную деятельность», — отмечает Дмитрий Черных.


«На позициях комплексного использования стояли основоположники отечественного лесоведения – Георгий Федорович Морозов, Владимир Николаевич Сукачев и другие. К сожалению, следует констатировать, что многие их последователи отошли от этих традиций. Несколько лет назад я участвовал в обсуждении проекта Лесного плана Алтайского края. Более безграмотного во всех отношениях документа, как тот, что был подготовлен в первой редакции, я еще не видел».


В то же время, в Алтайском крае достаточно ученых — ботаников, зоологов, ландшафтоведов, гидрологов — которые в своих работах рассматривают лес именно как экосистему и понимают необходимость сохранения ленточных боров региона. «В сложившейся ситуации специалисты должны максимально подводить результаты своих исследований под действующее природоохранное законодательство. Например, четко фиксировать и документировать места, где отмечены краснокнижные виды растений и места гнездования редких птиц», — говорит Дмитрий Черных. Однако, к сожалению, по его словам, во-первых, деятельность ученых разрознена, а во-вторых, научная общественность все-таки не является слишком активной частью населения. Для нее, как правило, более важно получение фундаментальных результатов, а не создание предпосылок к институциональным действиям. «Организовать исследователей, чтобы они совместно и последовательно развивали свои идеи в практическом направлении, сложно», — признает специалист.

Тем не менее, сейчас, уверен Дмитрий Черных, настал тот критический момент, когда есть опасность потерять алтайские ленточные боры, которые столетиями кормили людей, формировали особый микроклимат, регулировали речной сток, служили центрами биологического разнообразия, да и просто — являются визитной карточкой края.

«Ситуация сложилась парадоксальная, — комментирует географ. — Сейчас активная хозяйственная деятельность ведется даже на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) — в заказниках. Причем их, находящихся в краевом подчинении, в борах достаточно много. Однако земли лесного фонда относятся к федеральным, в то время как вопросы, связанные с ООПТ, регулируются региональным законодательством. Разумеется, для лесопользователей федеральные законы являются приоритетными, и если в соответствующем документе нет жесткой регламентации хозяйственной деятельности, то в заказниках может она может осуществляться, по сути, в тех же масштабах, что и за их пределами. Наши работы в ряде ООПТ, расположенных в ленточных борах, показали: некоторые из последних не имеют ни одного гектара естественного соснового леса».

В настоящее время, как говорит ученый, предпринимаются попытки усилить охранный режим на территории заказников за счет дополнительного выделения, так называемых ОЗУ — особо защитных участков, что согласуется с законодательством. «Тем не менее, можно однозначно сказать, что только этих усилий будет недостаточно, — уверен Дмитрий Черных. — Разрозненные, малые по площади, ОЗУ не решат проблемы. Необходима стратегия сохранения ленточных боров Алтайского края, которая должна разрабатываться на строго научной основе при участии всех заинтересованных сторон. При этом ее ключевым пунктом должна стать презумпция средообразующей функции той категории лесов, о которых идет речь».

Екатерина Пустолякова

Фото: 1 — Е. Пустоляковой, 2,3 — предоставлены Д.Черных

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (4 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus