Сегодня - 27.10.2020

Как не съесть последнего зайца?

17 июля 2013

Ущерб, который наносит хозяйственная деятельность людей природе, непоправимо велик. Например, в новосибирском Академгородке неуклонно снижается плотность населения птиц, а змей к настоящему времени совсем не осталось. Рассчитать вред, который причинит животному миру конкретное предприятие, и частично его компенсировать можно с помощью методики, разработанной заведующим лабораторией зоологического мониторинга ИСиЭЖ СО РАН доктором биологических наук Юрием Соломоновичем Равкиным.
Караканский бор
Как рассчитать ущерб?

Суть методики проста. Предположим, что для строительства какого-либо объекта (например, жилого комплекса) отведен один квадратный километр земли. Сначала мы берем ландшафтную или геоботаническую карту этого места и выясняем, что около половины площади приходится, скажем, на низинное болото, а другая половина — на сосновый лес. Затем по материалам банка данных определяем, сколько и каких животных в среднем обитает в аналогичных местообитаниях — на болоте и в сосняке. Конечно, можно собрать информацию по конкретному участку, но это будет дорого и долго. Дело в том, что на численность того или иного вида оказывают влияние сезонные изменения, связанные с миграциями и размножением, поэтому различаются и время и методы проведения исследования. Например, крупных зверей считают зимой по следам, лягушек и мышей — во второй половине лета, когда плотность их популяций достигает максимальных показателей, а пресмыкающихся — весной, потому что летом в траве их не разглядишь.

Затем полученные оценки численности животных мы складываем и умножаем на их стоимость. Её можно установить несколькими способами — либо узнать реальные рыночные цены, по которым продают птиц и зверей, либо обратиться к официальным источникам, где указано, сколько нужно заплатить за несанкционированное добывание или уничтожение без использования одной особи того или иного вида (как правило, эта сумма меньше рыночной и носит характер штрафа). Проблема в том, что размеры такой компенсации установлены только на тех животных, которых можно продать и использовать. А за уничтоженных при застройке дождевых червей никто не платит, хотя они поддерживают и умножают плодородие почв, что очень важно для биосферы. Поэтому в методике Ю.С. Равкина предложено рассчитывать общий биосферный ущерб животному миру  по энергетическим затратам его представителей, которые можно считать эквивалентом выполненной ими биоценотической работы. Для этого следует узнать, сколько калорий ежедневно потребляет представитель каждого встречающегося на нашем участке вида и сопоставить эти данные с официальными таксами возмещения ущерба. Таким образом, мы узнаем «цену» работы каждого животного на одну затраченную им калорию, а суммируя данные о всех обитателях – стоимость всех зверей на отведённой территории.

Затем мы снова привлекаем данные о ландшафтных аналогах и смотрим, какие звери и птицы остались на сходных участках после реализации проекта (эту информацию почти всегда можно найти в банках данных, а в тех случаях, когда ее нет, используется мнение экспертов). И в завершение исследования вычитаем их стоимость из того, что было ранее. Полученная цифра и есть оценка реального ущерба животному миру. Его следует компенсировать выплатами, которые пойдут на различные экологические нужды — заповедники, восстановительные работы по численности животных и на их учёты.
Юрий Равкин
Кто заплатит?

Компенсацию за биосферный ущерб выплачивают только при строительстве объекта. Если предприятие будет отрицательно воздействовать на животный мир в течение длительного периода, то сумма компенсации будет рассчитываться с учётом временнóго лага такого воздействия и поправкой на инфляцию в последующие годы. Но проблема в том, что она сделает реализацию проекта значительно дороже. К тому же не все согласятся, что сиюминутный вред, нанесенный природе стройкой, важнее пользы, которую она принесет обществу. Например, один инженер так отреагировал на результаты оценки предполагаемого ущерба: «Мы даём народу электричество, а вы про каких-то жаб нам рассказываете».

Всё это привело к тому, что официальная государственная методика, которая принята в 2001 году, учитывает не общий биосферный ущерб, а, прежде всего, хозяйственный, принимая во внимание только охотничье-промысловые и краснокнижные виды животных. Это явно занижает оценку вреда, наносимого хозяйственной деятельностью людей.

Таким образом, действительного возмещения ущерба, по сути, не происходит. Мы не возвращаем природе и половины того, что у нее взяли. Неужели всё настолько плохо? «Нельзя съесть зайца так, чтобы он остался живым, — отвечает на этот вопрос Юрий Соломонович. — Но главное — оставить животным возможность восстановления численности. Следует думать о том, чтобы ресурса биосферы хватило и нам, и последующим поколениям. А для этого общество, в лице застройщиков, должно компенсировать хотя бы часть ущерба, скажем, в размере доли национального дохода, которую тратят на охрану природы развитые страны».

Диана Хомякова

Фото: 1 - Ю.Позднякова, 2 – Д.Хомякова
 

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus