Сегодня - 14.11.2018

Как Волчий лог стал Золотой долиной

27 августа 2010


В арт-клубе НИИКуДА в рамках science-кафе «Эврика» прошла научно-популярная лекция преподавателя НГУ, кандидата исторических наук Вадима Викторовича Журавлева. Он рассказал о возникновении и развитии антропологии и мифологии. Чтобы сделать свое повествование более наглядным, в качестве примера он привел мифы Академгородка, которые известны каждому, прожившему там хотя бы неделю. Ими пугают незадачливых абитуриентов студенты старших курсов, их рассказывают гостям и собирающимся пойти через лес девушкам.

На западе под термином «антропология» понималось то, что в России обозначалось как этнография. Как объяснил В. В. Журавлев:

—  Изначально наука о функционировании общества развивалась в двух направлениях. С одной стороны, была социология, которая изучала западный мир. С другой стороны — этнография, которая занималась всеми другими людскими общностями кроме западных. Потом наступил XX век. А начался он с Первой мировой войны. Все люди верили в мир, счастье, а тут раз и война, а потом — большевизм, фашизм и вторая мировая война. Европейские науки об обществе обанкротились. Проверка опытом показала, что претензии на то, что они, анализируя прошлое и настоящее, могут предсказать будущее, не обоснованы. Но выяснилось, что среди общественных наук есть и другие: этнография и фольклористика. На западе и то, и другое называлось антропологией. И эта наука, которая занималась изучением незападного общества, оказалась чрезвычайно прорывной, потому что была наиболее полно приближена к научной достоверности. Ни в одной другой гуманитарной дисциплине нельзя было писать формулы и предсказывать результат настолько точно.

Антропологический взгляд на мир — это взгляд на социум с точки зрения «чужого». Социология, история и другие общественные науки занимались, грубо говоря, сами собой, изучали общество с точки зрения общества, не пытаясь занять критическую позицию извне, что естественно порождало искажения. Потому что к самому себе человек склонен относиться снисходительно. Но если смотреть на «чужих», то люди становятся зоркими, подмечают различные мелочи, отличия.  Эта зоркость по отношению к «чужому» и есть залог успеха антропологического подхода. Определенная доля понимания окружающего мира, наработанная при изучении «чужих», была востребована европейской наукой и стала применяться уже для изучения западного общества. Таким образом, антропологический взгляд – это взгляд на наше общество как на общество «дикарей».

— Как увидеть «дикаря»? — продолжает В. В. Журавлев, — Нужно увидеть чужака, то есть вывести себя за пределы этого социума, разорвать эмоциональные связи. Любовь? Да, возможна, но это любовь коллекционера этаких забавных дикостей.

Подход к современному образу, как к обществу «дикарей» позволяет разглядеть много интересного, например, мифологию повседневности. Чаще всего со словом «мифология» ассоциируются боги Древней Греции и Рима, скандинавский Один или, на худой конец, кельтский красавчик Кухулин с семью зрачками. Но повседневная мифология – это совсем другое, мы не воспринимаем ее как миф, потому что это органичная часть нашего мира.

— Нет ни одного общества, которое жило бы без мифологии. И именно потому что общество живет ей, мифология незаметна. Это среда обитания, которая организует нас.

В качестве пространства функционирования современных мифов В. В. Журавлев рассматривает Академгородок. С чего начинается любая мифология? Конечно, с сотворения мира, с соответствующим центром и периферией. За границей этого мира живут всевозможные чудовища, например, за речкой Смородиной живет Змей Горыныч. В лесу Академгородка роль чудовищ выполняют «лесные» маньяки. Существуют и свои мифы о подземелье. Если проходить мимо Института ядерной физики вместе со старожилом Академгородка, то можно услышать рассказ про таинственный бункер, рассчитанный выдержать ядерный удар.

Появление улицы Золотодолинской тоже можно отнести к актам сотворения мира.

— Раньше это место называлось Волчьим логом, потому что волков здесь действительно водилось много. Но академик Лаврентьев, человек мудрый, знал, что в Волчий лог перспективных ученых из Москвы не заманишь, нужно другое название. Тогда аспирант Титов предложил назвать местность «Золотая долина».
Кстати, откуда взялось такое название, тоже не совсем понятно. Часто говорят, что приехавших поразили «золотые» березы осенью. Но место под строительство выбиралось весной, в мае, и никаких желтых деревьев еще не было. В. В. Журавлев предложил свои версии появления этого романтичного названия: один из рассказов Джека Лондона, одноименная оперетта Дунаевского, которая ставилась как раз в те годы, или даже название портвейна.
Кстати, если говорить об академике М. А. Лаврентьеве, то он — типичный атрибут мифа. Мифологическое мышление монархично: общество осознает себя через фигуру вождя, на роль которого отлично подошел действительный основатель Академгородка.

Под конец лекции В. В. Журавлев поделился еще одним своим наблюдением за созданием и функционированием мифов Академгородка.

— Обратите внимание, как распалось длинное название Академгородок на две части – Академ и Городок. Городком это место называют те, кто здесь живет. А жители города и Бердска говорят «Академ» или «АкадЭм». Так происходит разделение: либо человек признает, что он здесь, свой, «городковский», либо дистанцируется, уточняет, что он находит за границей этого мира.

Юлия Позднякова

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus