Сегодня - 06.07.2020

Когда дыхание не дается даром

21 июля 2015

С каждым годом на рынке медицинских услуг появляются все более новые и современные технологии, задача которых — усовершенствовать лечение пациентов, и как следствие,  улучшить качество их жизни. Не исключение и ЛОР-хирургия, где одни из ведущих и прогрессивных специалистов — сотрудники Центра новых медицинских технологий Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН. Сегодня разработки сибирских врачей уже известны во всем мире и довольно широко представлены в клиниках многих стран.

Прошло много лет с тех пор, как в 1868 году датский врач Вильгельм Майер впервые описал клинику патологического разращения глоточной миндалины — аденоидов. Тогда же им был предложен метод оперативного лечения этого заболевания, вызывавшего у детей затруднение носового дыхания, от чего у них развивалось нарушение слуха и даже слабоумие. Само название «аденоиды» происходит от латинского «а» — отсутствие и «deus»  — ум. Способ лечения и по сей день вызывает много дискуссий внутри профессионального сообщества.

«Самое главное — это то, что медицина за последние 20 лет сделала большой качественный рывок, — рассказывает заместитель директора Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, доктор медицинских наук, заслуженный врач России, профессор Андрей Иванович Шевела. — Мы, к счастью, не отстали от ведущих стран, а кое-где даже обогнали».

Ярким примером этому служит одна из последних разработок сибирских медиков.

Еще недавно операцию по удалению аденоидов проводили практически вслепую. В 1996 году усилиями Михаила Николаевича Мельникова, ныне профессора, доктора медицинских наук, подобного рода манипуляция не стала проводиться с использованием наркоза и эндоскопа для визуального контроля. Это кардинально отличалось от привычной ранее техники традиционного удаления аденоидов при помощи скальпеля. Причиной обращения хирурга к нововведениям  стал очередной пациент с характерными жалобами, присущими этому распространенному детскому заболеванию. Ребенок продолжал испытывать дискомфорт при дыхании несмотря на то, что миндалины уже были удалены. Только на операционном столе выяснилось, что часть ткани после первого хирургического вмешательства осталась нетронутой, просто потому что не была замечена. Сам Мельников также не мог сразу увидеть причины симптомов, пока не решил прибегнуть к помощи современных технологий. Именно тогда врачу пришла идея использовать во время операции эндоскоп.

Новая методика была встречена жесткой критикой со стороны коллег ввиду необоснованной дороговизны подобной процедуры. Однако он продолжал совершенствовать технику, повышая качество проведения операций для получения максимального эффекта.

— Мы с первых шагов начали применять инструмент под названием шейвер, или микродебридер. Этот аппарат сочетает в себе свойства пылесоса и мясорубки, — пояснил Михаил Николаевич.

Прибор, пришедший на помощь врачу-ЛОРу из нейрохирургии, был доработан Мельниковым. Шейвер не только отделяет «лишние» ткани, но и, подобно пылесосу, всасывает их и удаляет из носоглотки.Само название произошло от английского слова «shave»  — брить.

Результаты, которые дает использование этого прибора на практике, оказались впечатляющими. По словам Мельникова, из более чем 4000 проведенных им либо его учениками операций не было ни одного случая рецидива.

Другой аппарат, применяемый для аналогичных операций —  «Коблатор», или «холодно-плазменный коагулятор». Как объясняет Мельников, при его применении проявляется эффект ожога тканей, а такие повреждения заживают в три раза дольше обычного пореза, при этом боли пациент испытывает гораздо более сильные и продолжительные. Кроме того, после процедуры увеличивается вероятность повтора заболевания, воспаление основных пазух в послеоперационном периоде, грубое рубцевание и нередко неприятный запах, исходящий от больного.

Согласно опубликованным исследованиям, посвященным анализу результатов разных техник оперативного вмешательства, осложнения после применения коблатора составили 2,8%, а при использовании микродебридера (шейвера) — всего 0,7%. Они основывались на данных реальной американской клиники. Самый низкий уровень осложнений показали именно резекционные техники аденотомии, то есть те, где в которых так  или иначе именно «отрезают» лишние ткани, а не используют холодно-плазменный коагулятор.

Техника оперативного вмешательства с использованием «шейвера» эффективно используется не только при удалении аденоидов, но и тонзиллотомии, то есть отсечении миндалин, и при исправлении искривленной перегородки носа. Везде применение нового прибора показывает прекрасные результаты без осложнений и рецидивов, что обещает в будущем успешную и эффективную медицинскую практику с широким использованием технологии, разработанной новосибирскими врачами.

Анна Терехова

Фото автора

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus