Сегодня - 25.11.2020

Коварство сибирской малярии

26 марта 2012

Anopheles messeaeПолностью победить малярию или, по-другому, «болотную лихорадку», в мире так и не удалось. Вместе с постоянным притоком мигрантов и временных рабочих из стран СНГ в 1996 году в Россию вернулась и болезнь, передающаяся человеку через укус комара. О том, почему Новосибирская область относится к зоне, где может возобновиться трёхдневная малярия, и как учёные борются за то, чтобы этого не произошло, нам рассказал сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН кандидат биологических наук  Юрий Анатольевич Юрченко.

На территории Новосибирской области живут шесть родов кровососущих комаров. Малярийные - это комары отдельного рода анофелес (латинское название - Anopheles), который переносит малярийный плазмодий (род паразитических простейших, вызывающих эту болезнь). Учёные предполагают, что в Сибири обитают два вида комаров, способных переносить малярию. «Пока мы нашли и идентифицировали  только один из них – анофелес месса (Anopheles messeae), который восприимчив к плазмодию вивакс (Plasmodium vivax) – возбудителю трёхдневной малярии. Про второй (Anopheles beklemishevi) стало известно относительно недавно - в 1976 году этот вид открыли коллеги из Томска. Основная часть его ареала проходит севернее, чем наша территория, тем не менее теоретически он может встречаться и у нас. Но, по сути, в Новосибирской области переносить малярию может один вид, и для изучения это очень удобно», - рассказал Юрий Анатольевич. Также исследователь отметил, что «наши» малярийные комары в благоприятные годы могут быстро наращивать свою численность.
 
Начиная с 90-х годов, проблема малярии начала возвращаться – вновь стали появляться заболевшие, и причину учёные видят в том, что на уровне власти (в целом для территории бывшего СССР) вопросу профилактики перестали уделять внимание. «Расслабились, привыкли, что болезнь практически истребили, по крайней мере, в Европе и центральной части России. Но в неблагополучных странах, например, Африке, ситуация всё ещё остаётся сложной, потому что там есть все условия для жизни переносчика и развития в нём плазмодия. Сейчас все зарегистрированные случаи именно «завозные»: люди отдыхали в тёплых странах, заразились и вернулись в Новосибирск. Но и таких заболевших пока что единицы», - отметил сотрудник ИСиЭЖ.

По мнению Ю.А.Юрченко, если заболевшие малярией приедут в Новосибирскую область, и никто за этим не будет следить, то есть риск, что популяция местных комаров может взять у них плазмодий. Если такой комар-переносчик укусит человека и тот заболеет, это считается «вторичным случаем заражения».

«Сейчас малярия находится под контролем. Чтобы не допустить её распространения, мы работаем совместно с ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Новосибирской области». Они контролируют переносчика, то есть малярийного комара, на территории города Новосибирска: следят за «днёвками» - местами, где комары концентрируются, чаще всего, сараи и постройки, предназначенные для животных, а также территории, где взрослые насекомые собираются и нападают на животных. Следят и за личинками – проводят мониторинг водоёмов», - сообщил Юрий Анатольевич.

Сотрудники Института систематики и экологии животных решили отслеживать ситуацию с популяциями комаров на юге Новосибирской области, потому что на границе с Казахстаном высокая миграционная активность населения, а значит, вместе с людьми может приехать и малярия.

«Проблема в том, что сам малярийный комар, независимо от наличия возбудителя, живёт себе и живёт. Но когда появляются заболевшие люди, и такое насекомое кусает больного, то в нём происходит половая стадия развития плазмодия, и после «кровопиец» при укусе может заразить другого человека. Кстати, для успешного завершения половой стадии плазмодию необходимо, чтобы среднесуточная температура была выше 16 градусов», - уточнил Ю.А.Юрченко.

По словам учёного, механизм эпиднадзора за малярией сейчас чётко отлажен и врачи реагируют очень оперативно, поэтому случаев вторичного заражения давно не было. Когда выясняется, что на территории области есть заболевший малярией человек, то специалисты исследуют территорию, на которой больной проживает: смотрят наличие в водоёмах личинок комаров, и если они там есть, то проводят обработку, чтобы от одного случая не началась эпидемия.Цикл развития и переноса малярии
 
«В исследовании кровососущих комаров для меня интереснее всего то, что они - переносчики трансмиссивных инфекций. Сейчас мы изучаем влияние факторов среды на численность популяции кровососущих комаров. Это нужно для того, чтобы понять, как изменяется количество этих насекомых. Например, в 2011году комаров было относительно мало, но зато было много мошек. Также интересно, что комары – это амфибионты: развитие личинок происходит в воде, а взрослые особи вылетают во внешнюю среду и питаются кровью», - рассказал Юрий Анатольевич.

Почему малярии сейчас нет? До того, как от «болотной лихорадки» избавились, на территории Сибирского края болело до 100-115 тысяч человек. «Это была активная местная передача. Как только мы забудем о профилактике малярии: не будем проводить мониторинговые исследования, контролировать и отслеживать популяции кровососущих комаров, в том числе, малярийных, уделять внимание здоровью населения, - тогда всё, что было, быстро вернётся назад», - объяснил учёный.

По словам Юрия Анатольевича, малярию истребили за счёт того, что, во-первых, вылечили людей, во-вторых, уменьшали количество мест, где могут развиваться личинки комаров. «Прервали трёхчленную систему, состоящую из возбудителя - плазмодия, переносчика - малярийного комара, и хозяина - человека, в котором непосредственно развивается болезнь. Нужно было резко снизить численность комаров, для этого осушали болота, очищали пруды, потому что личинки этих насекомых предпочитают развиваться в стоячих и, желательно, заросших водоёмах», - рассказал Ю.А.Юрченко.

Оказывается, только на территории Новосибирска более сотни прудов и котлованов, за каждым из которых следит Центр гигиены и эпидемиологии. Учёные говорят, что дальность разлёта комаров не настолько велика, чтобы контролировать водоёмы, находящиеся за сотни километров от населённых пунктов. И хотя до 10 км с ветром комары могут пролетать, это будет не та численность, которая сможет эффективно поддерживать циркуляцию возбудителя.

«Можно вспомнить предвоенные годы, когда к 1940-м годам заболеваемость малярией резко снизили на 60-70% по отношению к более ранним этапам, но как только прекратили финансирование этих мероприятий: осушение болот, мониторинг ситуации, лечение людей - через год была огромная вспышка заболеваемости», - отметил Ю.А.Юрченко.

Исследователи также говорят, что вполне возможно сам плазмодий – возбудитель малярии - начнёт меняться, эволюционировать. «Вот мы лечим сейчас одним способом, а возбудители могут адаптироваться к препаратам, которые мы используем. И человек останется без защиты. Такой болезни, как малярия, нужно всегда уделять внимание», - заостряет внимание Юрченко.  

Территория России и бывшего СССР поделена на зоны по возможности возврата малярии - в Новосибирской области возможно восстановление передачи болезни. «Но нас пока оберегают климатические условия. Для успешного развития плазмодия в малярийных комарах необходим оптимум среднесуточной температуры, который лежит выше 16 градусов. Чем она выше до определённых пределов, тем быстрее происходит половое развитие плазмодия в комаре. При 16-18 градусах – оно составляет 45 дней, если температура увеличивается до 25 градусов выше нуля, то время развития сокращается до 25 дней, а если до 30 градусов, то половое созревание возбудителя может произойти за неделю. Соответственно, при каких-либо климатических изменениях, например, постепенном повышении среднесуточных температур в летний период, может возрасти и риск передачи малярии. Кроме того, сам переносчик также может адаптироваться, подстраиваясь под меняющиеся условия.

Места скопления комаров - заросшие пруды«У переболевшего малярией не возникает стойкого иммунитета, а, напротив, от раза к разу может накапливаться концентрация возбудителя, и возникать хроническая форма болезни. Скрытые формы могут долгое время храниться в организме и после определённого времени человек вновь рискует заболеть даже без укуса комара. Бывает, больной не знает, что является носителем плазмодия -  это скрытое паразитоносительство: насекомое его укусит, вырастит в себе плазмодий и при укусе заразит другого человека. В этом коварство малярии», - отметил Юрий Анатольевич.  

Учёные отмечают, что опасность в соединении нескольких факторов воедино, при которых может случиться вспышка заболеваемости. Таких как: ранняя и теплая весна, жаркое, продолжительное и влажное лето, массовый въезд на территорию области больных людей, особенно зараженных трёхдневной малярией, изменение восприимчивости переносчика к возбудителю, завоз новых, ранее не известных штаммов плазмодия и другие. «Главное их не пропустить и грамотно среагировать», - уточнил Юрий Анатольевич Юрченко.

Ангелина Иванова

Фото 1 - предоставлено Ю. Юрченко, 2 - tvoy-med.ru, 3 - astrakhan.ru
 

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (3 votes)
Поделись с друзьями: 
 #

Уточнение по видам малярийных комаров в Новосибирске. Anopheles messeae - это два вида комаров а не один (Новиков, Шевченко, 2001; журнал "Генетика"). И здесь они обитают оба.

 

Система Orphus