Сегодня - 23.09.2019

Нефть или не нефть? Программа скажет

21 декабря 2015

Добыча нефти на сибирских болотах – существенное достижение отечественных ученых. Молодые специалисты Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А Трофимука СО РАН продолжают это дело, применяя современные технологии и разрабатывая новые программы. О текущих задачах нефтяников и научных путях их решения рассказал сотрудник ИНГГ кандидат технических наук Александр Александрович Власов.

 
Александр Власов
 
Со второй половины 2000-х годов ученые прорабатывали перспективную идею: как с помощью такой физической величины как диэлектрическая проницаемость пород определить наличие пресной воды в коллекторах углеводородов Западной Сибири. Для производственников это большая проблема, ведь геологический пласт — своего рода губка, где и содержатся ресурсы. При добыче, чтобы не допустить падения пластового давления, туда необходимо закачивать жидкость — так делалось на начальных этапах технологического освоения Сибири. Со временем пресная вода распространилась в те места, где уже ведется добыча, и ее приходится оттуда выкачивать. По сопротивлению она очень похожа на нефть, и когда проводится каротаж (исследование разреза скважины с помощью геофизической аппаратуры), есть риск неверной трактовки данных. В итоге можно потратить множество времени и средств, но вместо черного золота получить обычную воду или пропустить нефть. Так возникла идея создать новые программные системы для обработки полученной информации, такие как EMF Pro, для построения единой согласованной геоэлектрической модели околоскважинного пространства. 
 
Наладить каротаж в процессе бурения – одна из первостепенных задач современных геофизиков. На начальном этапе нефтедобычи в вертикальные скважины на кабеле под собственным весом спускается геофизическая аппаратура. Однако сейчас более выгодно бурить горизонтальные или субгоризонтальные скважины. В них прибор уже просто так не опустишь – в этом случае устройство прикручивается на конец бурового инструмента вместо долота. Аппаратура действует автономно — все полученные данные во временной шкале записываются на компьютер из внутренней энергонезависимой памяти прибора, только когда его достают на поверхность.
 
В отличие от каротажа на кабеле, где запись измерений получается сразу, для автономной аппаратуры ее необходимо собирать как мозаику из маленьких кусочков. Над тем, чтобы процесс считывания и обработки информации проходил максимально точно и без ошибок, и работает Александр Власов с коллегами. Этой темой Александр начал интересоваться еще во время учебы, и в 2007 году частично изложил свои идеи в магистерской диссертации. После успешной защиты он решил, что нужно активно использовать эти наработки, и на основе его информационной модели была создана программа RealDepth. Она стала следующим этапом в исследовании скважин с помощью автономной аппаратуры. Программа RealDepth значительно упрощает и ускоряет процесс считывания и обработки данных. 
 
Александр ВласовРабота ИНГГ по развитию и совершенствованию алгоритмов для более точного восстановления глубины измерений в сложных условиях поддержано грантом Президента Российской Федерации. Ученые хотят сделать мультифункциональный инструмент, который можно было бы применять на всех без исключения скважинах. У каждой организации есть свой опыт ведения геофизических исследований и конкретные запросы, а значит, и опции всем нужны разные. И лучше, если все они будут доступны в рамках одного удобного программного пакета. Сейчас софт от ИНГГ входит в комплект поставки различной аппаратуры, и им активно пользуются сервисные и нефтяные компании. Но при обработке данных каждая организация применяет свои средства, и разработку новосибирских специалистов приходится встраивать в уже существующие решения. 
 
По словам Александра Власова, в данный момент с помощью его программы выполняют геофизическое исследование приблизительно на трех скважинах. Казалось бы, все просто — достаточно установить RealDepth на компьютер, подключить к нему прибор, и качественная обработка данных обеспечена. Однако Александру нередко приходится самому настраивать и контролировать этот процесс непосредственно на местах промысла
 
— Периодически мне нужно выезжать на скважины — я их уже посетил несколько десятков, если не сотню. Самому побывать в полевых условиях необходимо для того, чтобы сделать программу наиболее удобной в использовании и пригодной для решения практических задач. Часто бывает так: ты создаешь новую версию, тебе кажется, что все уже продумано, но выезжаешь на объект, обкатываешь свое решение на практике и понимаешь, в какие еще аспекты подправить. Работа в каротажной партии достаточно утомительна, и в таких тяжелых условиях у человека должно быть минимум риска совершить ошибку, ведь она стоит очень дорого, — рассказывает Александр. 
 
Сейчас, когда автономный каротаж стал массовой технологией, на повестке дня стоит другая задача. Теперь его планируют делать непосредственно в процессе бурения, чтобы не тратить время на спуск геофизической аппаратуры, а с помощью измерений сразу корректировать траекторию скважины. Это поможет сэкономить не менее суток — все зависит от типа скважины. Такие методы активно используют за рубежом, а значит, все необходимые приборы и софт для подобной работы поставляются оттуда. В связи с последними событиями, покупка нужного оборудования и программ стала проблематичной, и было решено создать отечественные аналоги. Это еще одна задача, которую решает Александр Власов с коллегами.
 
Павел Красин
 
Фото предоставлены Александром Власовым
 
Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus