Сегодня - 20.02.2018

Новости параллельной Вселенной

16 ноября 2017

На наших глазах блокчейн наращивает влияние на глобальные процессы и тренды. Вместе с тем эти децентрализованные, анонимные и прозрачные сети сами всё больше интегрируются с той экономикой, которую мы продолжаем называть «реальной». 

Дмитрий ДоможировМладший научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Дмитрий Аркадьевич Доможиров оперирует термином «Вселенная криптовалют», и для этого есть все основания. Капитализация трех основных сетей — Биткоин, Эфир и  Риппл — не просто сравнима, а фактически равна стоимости Ford motors, Hewlett Packard и менее известной Weyerhaeuser. В марте 2017 года цена биткойна превзошла стоимость унции золота, в соответствующей блокчейн-сети ежедневно совершаются сотни тысяч действий. Блокчейн быстро превратился в самостоятельный финансовый рынок, на котором происходят торги валют и ценных бумаг. Обращаются здесь и другие ценности. «Наиболее дорогие кейсы — это платформы, которые способны преобразить сам блокчейн, — пояснил Дмитрий Доможиров. — Например, сделать операции более быстрыми, масштабируемыми и так далее». Криптовалютные сети в этом направлении и развиваются, становясь всё «легче». 
 
«Блокчейн до сих пор не покорил мир, потому что как технология он еще слишком сырой и сложный для разработки, — считает Дмитрий Доможиров. —  Глобальные децентрализованные блокчейны уже уперлись в проблему масштабируемости. Технические платформы, решающие проблему производительности сети и скорости разработки под блокчейном, появляются. Но задача ускорения такой системы без потери в безопасности и децентрализации слишком нетривиальна. Если отказаться от одного из этих требований, всё становится гораздо проще».
 
«Когда операции в блокчейне соприкасаются с внешней средой, то возникает необходимость гарантий осуществления физической части сделки — например, доставки купленного за криптовалюту товара, — рассказал Дмитрий Доможиров. —  Самым популярным приемом для связи блокчейна с внешним миром является использование «оракулов».— реальных лиц, организаций или даже программных сервисов, находящихся «снаружи» блокчейна, пользующихся доверием у его участников и дающих соответствующие подтверждения». Помимо этого, в блокчейне набирают обороты сервисы страхования — сделок, обязательств, имущества и прочего. Интересен российский проект «Биржа народного поручительства», в котором людям предлагают гарантировать возврат чужих кредитов (и брать на себя соответствующие риски). По завершению выплат кредитором его поручителю начисляется вознаграждение в виде части процентов, полученных банком. «Биржа» работает в формате мобильного приложения и выглядит, как азартная игра, в которой можно рисковать, выигрывать и проигрывать.
 
Блокчейн оказался востребованной средой для инвестирования —  особенно методом краудфандинга, когда инвестфонд открыт для всех и каждого, а внесший средства инвестор получает, как правило, токены. В данном случае это внутренние виртуальные ценные бумаги проекта, которые по мере его реализации могут быть перепроданы дороже, обменяны на обычные акции или доли в бизнесе. Настоящий бум (денежный и информационный) переживает процедура ICO (Initial coin offering) — цифрового аналога первичного размещения акций. Таким образом, например, были собраны средства на новое российское предприятие по выпуску материалов для стоматологии. О выходе на ICO заявили мурманские стартаперы, намеренные открыть крупнейшую на северо-западе страны региональную крафтовую пивоварню Satoshi Brewery и продавать ее продукцию не только согражданам, но и в Финляндию, Швецию и Норвегию. Общая сумма необходимых инвестиций составляет $7,2 млн. Выплату дивидендов и выкуп токенов компания обещает проводить ежеквартально, начиная с октября 2018 года. Название пивоварни выбрано не случайно: Satoshi Nakamoto — это псевдоним человека или группы людей, разработавших протокол биткойна. Пока ни одна попытка выяснить, кто стоит за этим именем, не увенчалась успехом.
 
«Рынок ICO всё еще дикий и неупорядоченный, — резюмировал Дмитрий Доможиров. — Обычные методы оценки инвестиций в нем не работают: непонятно, как вычислить фундаментальную стоимость, к тому же некоторые продукты не имеют аналогов. Соответственно, рейтинговые агентства только начинают появляться. Пока что это чистой воды Дикий Запад, где возможны взлеты и фатальные промахи». 
 
«Вселенная криптовалют» всё больше интегрируется не только с рынками IT-продуктов, валют и деривативов, но и с «экономикой вещей».  Множатся  проекты B2B (бизнес для бизнеса), B2C (бизнес для клиентов), а также в сравнительно новой парадигме Sharing Economy — когда потребитель товаров или услуг имеет также возможность их предложения в свободном доступе. Самые универсальные шеринговые проекты относятся к торговле «всех, всем и для всех» — таковы OpenBazaar и Svarm.city. Arcade City — это, по сути, децентрализованное вики-такси, аналогичное Uber, но «из блокчейна». Slock.it — сервис найма недвижимости с элементами «умного дома»: например, можно поставить дверной замок, который будет считывать индивидуальный код арендатора и перечислять с его счета квартплату. Именно «интернет вещей» Дмитрий Доможиров назвал одним из перспективных направлений блокчейн-бизнеса, причем не обязательно шерингового.
 
 
В Москве набирает обороты BioСoin — своего рода гибрид интернет-магазина и шеринга. С одной стороны, здесь можно купить продукты люксового сегмента («экологические», «фермерские», «домашние» и т.д.) из ассортимента сети «LavkaLavka», с другой — свободно предлагать самостоятельно выращенные помидоры или птицу. «По сути дела, это система лояльности, — прокомментировал Дмитрий Доможиров. — Приобретая  в партнерских сетях товары и услуги (в том числе за рубли), покупатель получает биокойны. BioСoin интересен даже не сегодняшней реализацией, а замыслом, до осуществления которого еще далеко. Проект нацелен на создание платформы свободного обмена экопродукцией без посредников и на поощрение “зеленой” экономики».
 
Государство с его функциями контроля и защиты граждан сегодня отстает от бурного развития технологий и бизнесов «Вселенной криптовалют». Анонимность и децентрализация делают ее оптимальной средой для отмывания и офшоризации денег, торговли наркотиками и оружием, других криминальных операций. На бытовом же уровне качество многих представляемых в шерингах товаров и услуг (чем помидоры удобряли, цыплят кормили?) можно гарантировать лишь словесно. Но попытки политиков организовать какой-либо надзор за блокчейновыми сетями (не говоря уже о регулировании) сегодня оцениваются как неосуществимые: анонимность не позволяет определять имена и координаты субъектов «Вселенной», а децентрализация отрицает само понятие головного сервера. Это транснациональная сетевая структура, каждый элемент которой паритетен другому и не зависим от него — поэтому контролировать (а для начала хотя бы осознать) новую реальность традиционному иерархическому государству пока что не удается.
 
Правда, появилось нетрадиционное. Это Bitnation — блокчейновое государство и, одновременно, платформа для создания государств. Второе название — DBVN (Decentralized Borderless Voluntary Nation, децентрализованая добровольная нация без границ). Оно открыто и неиерархично: политической структуры как таковой нет, только самоорганизуемые неэтнические «нации» и холоны — сообщества по бессистемным признакам (есть, к примеру, холоны научный, любовный, хакерский и анархистский). Здесь отсутствуют президенты, парламенты и управление как таковое: есть только различия в статусах гражданина, союзника, посла и консула DBVN.
 

Мы — новая виртуальная нация. Мы — будущее нашего мира и человечества. Мы — творчество и предвидение. Мы — права и свободы. Мы — толерантны и дружелюбны. Мы — государство и сущность. Мы — конфиденциальность и безопасность. Мы — открытость и прозрачность. Мы — мечта и реальность. (Преамбула Конституции Bitnation)

 
«Эти ребята, конечно, большие идеалисты, — заметил Дмитрий Доможиров. — Но интересна как раз идея новой модели государства без границ и органов власти, то есть объединения людей, согласных жить по одним правилам. При этом они занимаются автоматизацией и интернационализацией некоторых функций обычного государства — нотариата, регистрации юридических лиц, актов гражданского состояния и так далее». Идеалисты Bitnation получили от ЮНЕСКО премию Netexplo 2017, поддержали независимость Каталонии, открыли в своем новом отечестве университет (понятно, что сетевой), службу кибербезопасности и даже космическое агентство
 
Возможна ли интеграция или хотя бы взаимодействие виртуального и традиционного государств? Первый шаг сделала Эстония, начавшая регистрировать нотариальные и гражданские акты, а также юридические лица граждан DBVN. На планете таковых свыше 27 000. В Москве сегодня проживает 186, в Новосибирске 6, в Томске, Кемерове и Новокузнецке по 2, зато в Красноярске 14. Да, единицы. Но лиха беда начало.
 
«Если же говорить о блокчейне как о технологии (не обязательно и не только глобальной) хранения и обработки данных, — уточнил Дмитрий Доможиров, — то она в форме приватных и корпоративных сетей может принести конкретную пользу и традиционному государству. Да, это не так красиво и революционно, но дорога к широкому практическому использованию технологии в государственных банковских, статистических и других системах становится гораздо короче».
 
Андрей Соболевский
 
Фото: автора (1), из открытых источников (анонс, 2)
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus