Сегодня - 21.01.2021

Остров преткновения

20 октября 2011

Существующий стационар на о. Самойловский…Над небольшим островком тарахтят, снижаясь, сразу пять вертолетов. Медленно останавливаются винты. По трапу первой машины спускается Владимир Путин: как всегда  подтянутый, в спортивной куртке. Из второго вертолета выскакивают журналисты, сноровисто расставляют телекамеры…

Приблизительно такую картину я представлял, слушая рассказ заместителя директора Института мерзлотоведения СО РАН им. П.И.Мельникова доктора географических наук Михаила Николаевича Григорьева. Место действия – остров Самойловский в дельте Лены. На встрече премьера с работниками научного стационара за кружкой чая возникла идея создания здесь современной круглогодичной исследовательской станции. Согласие Путина быстро преобразилось в Постановление правительства РФ от 21 марта 2011 г. и поручения ряду министерств: выделить полмиллиарда из федерального бюджета, организовать строительство. И выделили – свыше 410 миллионов уже в 2011-м году, из них 100 миллионов - на новое научное оборудование.

С необычайной скоростью российская наука получает в Арктике полевой центр самого современного уровня. Но у руководителей и экспертов Сибирского отделения РАН это событие вызвало ряд непростых вопросов, обсуждавшихся, в частности, за круглым столом, который вёл заместитель председателя СО РАН академик Михаил Иванович Эпов во время выездного заседания Президиума Сибирского отделения в Якутии. «Нам и просто, и сложно, - поделился он, - мы ведем исследования в дельте Лены много лет, и обновление станции не должно помешать этим работам. Сегодня поступает много предложений и проектов, но часть из них посвящена изучению Арктики в целом и не относится непосредственно к острову Общий вид будущей станцииСамойловский». Точнее: подано 54 проектных заявки от 21 института СО РАН, но 32 из них выходят за рамки островного стационара. Конкуренция неизбежна, причем и сегодня, и в будущем. Проект станции предусматривает её  вместимость в 20 человек летом и 10 – в период зимовки. Конечно, возможно, как у нас принято, «уплотнение»,  но некоторую долю всё равно будет занимать технический персонал, и максимальное число исследователей как таковых так или иначе будет около 20-25. Получается вчерне, что каждая дисциплина, по которой уже (!) идут работы на Самойловском (мерзлотоведение, гидрология, гидробиология, геофизика, геоморфология и т.д. и т.п.) может быть представлена буквально одним специалистом. А есть ещё немецкие коллеги из института им. Альфреда Вегенера, ведущие исследования на острове свыше 10 лет в рамках российско-германской  экспедиции «Лена», на которую Германия ежегодно выделяет около 350.000 евро. И вдобавок раздаются слова о том, что неплохо бы привозить туда на практики студентов…
Общий вид будущего комплекса
«Пряников сладких всегда не хватает на всех» – не единственная и, возможно, не главная проблема, встающая в связи с новыми перспективами Самойловского. «Вообще-то на этом острове строить нельзя, - пожимает плечами Михаил Григорьев, - Остров очень маленький, 2.5 на 3 километра. На такой территории трудно развернуть строительство, не нарушая природного фона. Это живое. Это дышит». А главный инженер СО РАН кандидат технических наук Виталий Петрович Михеев считает, что природа – как раз основная предпосылка реконструкции: «Лет 5-7 – и станцию всё равно пришлось бы переносить из-за подмыва берегов. А строительство будет вестись на самой высокой точке острова и на самых твердых породах».  Да и вообще, жребий брошен, Рубикон перейден. На острове уже работает отряд (90 человек)  российской организации «Спецстрой». Со слов Виталия Михеева: «Они всё и всегда делают качественно и в срок». Август-сентябрь – пиковый период строительства, отряд строителей  увеличивается до 130 человек. Все основные грузы прибывают морем из Архангельска в Тикси, где перегружаются на баржи и доставляются на мелководное побережье острова Самойловский. «До зимы, - уверен В.П.Михеев, - строители возведут весь комплекс объектов с подключенными системами тепло- и электроснабжения. Доработки и подключение оборудования займут начало сезона 2012 года, а летом станция вполне может вступить в строй».

Распоряжением Президиума Сибирского отделения была создана рабочая группа во главе с руководителем Якутского научного центра СО РАН член-корреспондентом РАН Александром Федотовичем Сафроновым, которая согласовала техзадание на проектирование, а затем и сам проект. Четыре зоны основного здания станции (лабораторная, жилая, питания и отдыха, конференц-зал) соединяются теплыми галереями. Зал релаксации, сауна. Интернет, спутниковая связь. Хранилища ГСМ изолированы, все экологические требования учтены. Основное здание будет выкрашено в цвета российского флага в соответствие с новой традицией строительства в Арктике. Всё красиво и вызывает уважение. Но федеральный бюджет напрямую выделил полмиллиарда на строительство объекта. Перережут  ленточку – и предполагается, что далее станцию будет содержать Академия наук. В упомянутом Постановлении Правительства РФ так и написано: «Росимуществу передать построенную станцию в РАН». Пока никем не уточняется – будет это общеакадемический исследовательский центр, «вручную» руководимый из самой Москвы? Или научный стационар одного из институтов СО РАН? Если так, то какого? Либо же новая станция на Самойловском создаст прецедент новой, ранее не применявшейся, схемы управления научно-исследовательским объектом?

Размытые контуры последнего варианта стали проступать на «круглом столе» в Якутии.
Во-первых,  перспектива ввода новой станции стимулирует развитие научных программ: таких, как «Комплексные исследования состояния и эволюции природной среды и литосферы Сибирской Арктики», создаваемой в СО РАН. Но Арктика – это сфера научных интересов и Дальневосточного отделения, о чём вдохновенно рассказал на «круглом столе» председатель ДВО РАН академик Валентин Иванович Сергиенко. Причем эти интересы во многом совпадают с предметом исследований Визит В. Путина на о. Самойловскийнемецких коллег  из Института Альфреда Вегенера – это, прежде всего, факторы изменения климата, такие, как эмиссия парниковых газов, увеличение зимних стоков рек и другие. Дельта Лены и моря Восточной Арктики являются районом, где эти явления представлены ярко и в масштабно. Профессор Ханс Хуббертен из Бремерхафена считает, что «очень важно понять, как бактерии выделяют метан в условиях Арктики», видя необходимым изучение и обратных связей – например, чувствительности мерзлотных систем к изменениям климата.  Поэтому академик М.И.Эпов предложил создать совместную международную  рабочую группу по разработке единой программы исследований Арктики или, для начала – основных направлений таковых. «Нельзя объять необъятное», - напомнил он известный афоризм, подчеркнув, что на Самойловском «следует развивать именно те направления, которые специфичны для этого уникального места, не привнося туда антропогенных и техногенных изменений».   На круглом столе идея совместных программ нашла поддержку. Академик Валентин Сергиенко считает, что именно институты Сибирского отделения могли бы стать партнерами дальневосточников по моделированию изучаемых ими климатических процессов, а профессор Хуббертен заявил, что в дальнейшем видит именно СО РАН оптимальным партнером, в том числе и на острове Самойловский.

Так или иначе, научные интересы можно гармонизировать. Но за их удовлетворение надо платить. По предварительным расчетам, годичное содержание новой базы на Самойловском будет обходиться в 37-44 миллиона рублей (без экспедиционных затрат и доставки сотрудников до станции). Из них львиную долю составляют расходы  на топливо, которое, в свою очередь, предназначено прежде всего для обогрева. По мнению главного инженера СО РАН В.П.Михеева, даже если часть помещений консервировать на 9-месячный зимний период, то сжигание дизтоплива  «съест» 30-35 миллионов в год. Для сравнения: М. Григорьев и В. Путиноплата труда обслуживающего персонала станции предполагается в размере 3-4 миллиона рублей, а затраты на продукты, связь, Интернет, горючее для спецтехники и доставку персонала на остров – в пределах 2 млн. рублей. Может, станцию не следует эксплуатировать зимой? Еще как стоит! – дружно отвечают ученые разных стран и специальностей. Как уже упоминалось, один из индикаторов потепления – увеличение именно зимнего стока Лены. Зимой не прекращается эмиссия парниковых газов, деятельность микроорганизмов, мерзлотные процессы. К тому же лето (точнее, период положительных температур) на острове Самойловский длится максимум три месяца. Поэтому в решениях «круглого стола» записаны предложения: просить Минобрнауки РФ, Президиум РАН и Правительство Республики Саха (Якутия) принять участие в  софинансировании расходов на содержание научно-исследовательской станции, а также выйти с ходатайством в Правительство России о финансировании эксплуатационных расходов этой станции отдельной строкой в бюджете РФ.

Сегодня умелые руки монтажников из «Спецстроя» явно обгоняют и согласование научных программ, и схемы финансирования будущей работы станции, и ее грядущий статус. А также решение правовых вопросов. Землеотвод под участок на Самойловском, где идут работы, еще не оформлен. А весь остров, между тем, относится к одному из многочисленных заповедников Якутии (где природоохранные территории занимают 28% площади) и с его руководством неизбежны  весьма непростые  «согласования»...  Но лиха беда начало. Серьезные исследовательские базы в Арктике нужны не в единственном экземпляре. Обская губа и моря Западной Арктики требуют столь же досконального изучения.  И на имя В.В. Путина направлено письмо за подписями губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа  Дмитрия Николаевича Кобылкина и председателя Президиума Тюменского научного центра СО РАН академика Владимира Павловича Мельникова о создании круглогодичного научного стационара на острове Белый, севернее полуострова Ямал.

Хорошо бы еще, чтобы в небе и над этим островом в один прекрасный день появилось пять вертолетов….

Андрей Соболевский     
 

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus