Сегодня - 19.11.2019

От Байкала до Америки: как человек заселял Северно-Восточную Сибирь

06 июня 2019

По нескольким найденным зубам, редким фрагментам костей с археологических стоянок ученые проанализировали 34 новых генома древнего человека и показали, когда и откуда люди пришли в Северо-Восточную Сибирь, какие популяции сменяли друг друга. Например, удалось установить, что у современных чукчей, коряков, ительменов и коренных народов Америки был один общий предок. Результаты работы опубликованы в Nature

 
 
«Для нас всё началось в 2016 году, когда я работал в Магадане. Мы вместе с сотрудниками Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института Дальневосточного отделения РАН (Магадан) кандидатом исторических наук Павлом Сергеевичем Гребенюком и кандидатом исторических наук Александром Ивановичем Лебединцевым начали проводить инвентаризацию антропологических образцов института. Мы понимали, что Северо-Восточная Сибирь еще очень слабо изучена в плане палеогенетики. Наши образцы являлись, быть может, не самыми древними в общей выборке, но информативными и уникальными в своем роде», — рассказывает младший научный сотрудник Института археологии и этнографии СО РАН Александр Юрьевич Федорченко.
 
Исследователи координировали свою работу с руководителем лаборатории генетики Института биологических проблем Севера ДВО РАН (Магадан) доктором биологических наук Борисом Аркадьевичем Малярчуком, имеющим большой опыт в осуществлении международных проектов. Им удалось связаться с коллективом Центра геогенетики Музея естественной истории Копенгагенского университета (Дания), возглавляемым известным ученым Эске Виллерслевом. 
 

Базу исследования составили 34 генома с территорий от Финляндии до Чукотки. На самом деле было изучено гораздо больше образцов, но не все они оказались достаточно хорошей сохранности. Над статьей работал огромный международный коллектив ученых (перечисление соавторов и их аффилиаций составляет несколько страниц). Одни занимались непосредственным сбором образцов, другие изучали археологический материал, давали описание контекста, осуществляли антропологическое описание находок. Генетики из разных научных центров анализировали образцы и интерпретировали результаты. Кроме того, к исследованию привлекались лингвисты. Анализ материалов и подготовка рукописи проводилась командой профессора Эске Виллерслева, руководимой доктором Мартином Сикорой и российским археологом Владимиром Викторовичем Питулько. 

 
Находки сибирских ученых были интересны датским коллегам прежде всего тем, что могли пролить свет на взаимоотношение популяций крайнего северо-востока Азии и Америки. Было известно, что эти популяции связаны: еще исследователи XIX века констатировали факт сходства их материальной и духовной культуры, языка. Однако как объясняется эта связь? Кем они являлись друг для друга: родственниками, прямыми потомками, предками? Ранее вопрос о взаимосвязях народов двух континентов изучался с помощью методов археологии, антропологии, лингвистики, однако генетических данных по этому региону было очень мало. Не хватало информации о самой древней эпохе — палеолите, которая позволила бы понять происхождение популяций.
 
Имелась и другая загадка. В 2013 году ученые из Копенгагенского университета опубликовали в Nature статью, посвященную анализу генома ребенка с археологической стоянки Мальта (Северное Приангарье, недалеко от Иркутска). Эта стоянка известна уже давно и знаменита тем, что на ней были обнаружены женские фигурки из бивня мамонта, которые очень сильно напоминали изделия этого типа из европейской части России и Западной Европы, в азиатской части континента ничего подобного не находили. Археологи ломали голову над вопросом, является ли это просто схожестью развития, либо найденные артефакты — следы одной миграции, которая прошла через всю Сибирь (при том что никаких промежуточных стоянок этой миграции найдено не было). В статье датских ученых была доказана вторая точка зрения. Генетики показали близость загадочной популяции с западно-евразийским населением. Кроме того, гены мальтинского человека обнаружились у современных индейцев Северной Америки. Как так вышло? «Думаю, ответить на этот вопрос удалось в нашем исследовании», — говорит Александр Федорченко.
 
Александр Федорченко в лаборатории Центра геогенетики Университета КопенгагенаДревние северные сибирцы
 
Как известно, человек современного типа сформировался в Африке. По меньшей мере 70–80 тысяч лет назад он вышел оттуда и начал активно расселяться по территории Евразии. Попыток покинуть Африканский континент было несколько (как минимум две), но успешной была самая последняя. Сначала это была единая популяция, однако очень быстро она разделилась на несколько ветвей: одна пошла на север, другая двигалась на восток, в сторону Юго-Восточной Азии и Австралии. Представители последней ветви дали жизнь коренному населению Австралии. Ушедшие на север, как показал геном найденного в Омской области усть-ишимского человека, еще 45 тысяч лет назад были единой популяцией. Позднее они разделились на две ветви – западных и восточных евразийцев. Именно эти люди стали предками современного населения Азии и Европы.
 
Очень скоро часть западных евразийцев отделилась от основной популяции и расселилась на севере Евразии, продвигаясь в северо-восточном направлении. Свидетельством их существования стала археологическая стоянка Яна, открытая петербургским археологом Владимиром Питулько в 2001 году на севере Якутии. Возраст Янского комплекса составил около 31—32 тысяч лет (эпоха позднего палеолита). Исследования этого памятника под руководством Владимира Питулько предоставили ученым богатый археологический контекст. Там были найдены уникальные украшения, орудия и прекрасно сохранившийся антропологический материал, а именно — два зуба, которые позволили получить информацию о геноме древних обитателей стоянки. Проанализировав эти материалы, ученые из Центра геогенетики Копенгагенского университета установили принадлежность жителей Яны к прямым потомкам западных евразийцев. 
 
«Как они попали в Северо-Восточную Азию, по какому маршруту пришли туда, сказать сейчас сложно. Неоднократно прослеживалось сходство этой стоянки со стоянкой Мальта — там присутствуют похожие костяные артефакты (бусины и подвески, орнаментированные диадемы и иглы). Отмечались аналогии и с восточно-европейскими памятниками: в плане развития той же костяной индустрии, искусства и различных технологий. Генетическое секвенирование показало, что мальтинцы являлись потомками янцев. Но первые жили на Байкале, а вторые — на севере Якутии», — рассказывает Александр Федорченко. 
 
По словам ученого, период между 40 и 30 тысячами лет назад до сих пор остается слабоизученным, потому что с тех пор сохранилось мало антропологического материала. В одной из статей в Science, вышедшей в 2016 году, представлены свидетельства того, что люди обитали на западе Таймыра и в устье реки Яны еще 45 тысяч лет назад. Это не стоянки в прямом смысле, а скорее, палеонтологические находки. Например, замороженная туша мамонтенка, у которого оказался срезан язык, сколот бивень, есть раны в ребрах; ребро волка со следами прижизненного повреждения – пробоиной от орудия. Все эти травмы свидетельствуют — на животных охотился человек. Но что это были за люди: современного типа, неандертальцы или денисовцы, неизвестно. Достоверные следы заселения северо-востока Сибири с богатым археологическим контекстом пока обнаружены лишь на Янской стоянке возрастом 31—32 тысячи лет.
 
Также остается неясным, где и когда разделились западные и восточные евразийцы. Про последних известно, что на территории Китая они обитали уже 34—35 тысяч лет назад. Ученые предполагают, что восточные евразийцы жили именно на востоке Азии: в Китае, может быть, Монголии и на более южных территориях. Вероятно, именно там они контактировали с денисовцами, которые передали им часть своего генома. У янцев же никаких следов присутствия генома денисовского человека обнаружено не было.
 
Древние палеосибирцы
 
Как показывают данные генетиков, примерно 24–18 тысяч лет назад со стороны Приамурья и Байкала в Северо-Восточную Сибирь приходят потомки восточных евразийцев. Волны миграций шли в направлении районов Колымы, Камчатки и Чукотки. В низовьях Колымы в отложениях местонахождения Дуванный Яр был найден фрагмент черепа человека возрастом примерно 10 тысяч лет. Проведя палеогенетический анализ этого образца, ученые установили его близкое родство с геномами современных коряков, ительменов, чукчей и коренных американцев. Популяция, представленная геномом человека из Дуванного Яра, получила название «древние палеосибирцы». Ученые установили, что их генофонд складывался из двух компонентов — восточно-азиатского и древнего северосибирского, близкого к тому, что обнаружен у представителей Янского комплекса и у ребенка из Мальты. Смешение этих двух популяций привело к возникновению нескольких наследственных линий: собственно древней палеосибирской популяции и предков коренных американцев, впоследствии заселивших Америку. «Очевидно, что индейцы не являются чистыми монголоидами, они сочетают в себе около 60 % генома восточных евразийцев и около 40 % — западных. Полученные в ходе нашего исследования данные позволили пролить свет на загадку, которую не могли разгадать антропологи: почему у древнейших палеоамериканцев, живших 12—13 тысяч лет назад, такие необычные высокие черепа, похожие на черепа европейских народов», — комментирует Александр Федорченко.
 
Ответить на вопрос, как предки коренных американцев из Евразии попали в Америку, помогает палеогеография. Она говорит о том, что в конце позднего плейстоцена, то есть в эпоху позднего палеолита, территории Чукотки и Аляски были соединены большим участком суши, который называется Берингия (она охватывала область от запада Канады до Таймыра). Ледники аккумулировали часть воды, и ее уровень в позднем плейстоцене был до 100 метров ниже, чем сейчас, что позволяло людям свободно передвигаться с континента на континент.
 
Павел ГребенюкНе исключено, что первыми стали жить в Берингии еще древние северные сибирцы. «Согласно одной из современных концепций, получившей название Beringian Standstill («Берингийская остановка»), освоение Берингийской суши человеком могло начаться еще до наступления максимума последнего оледенения (период около 27—19 тысяч лет назад). В основе этой модели лежит интерпретация данных палеогеографии и палеогенетики современного коренного населения Сибири и Америки. По мнению авторов этой гипотезы, достигнув территорий нынешней Аляски и Западной Канады, палеолитический человек был вынужден остановиться в своем продвижении в континентальную часть Америки, столкнувшись с непреодолимым препятствием в виде сплошного ледникового покрова из сросшихся Лаврентийского и Кордильерского ледниковых щитов. Это способствовало длительной изоляции предков коренных американцев в Берингии. Когда открылся проход между двух ледников, последовала стремительная миграция человека в южном направлении, которая привела к достаточно быстрому заселению Северной и Южной Америки, — говорит Александр Федорченко — Однако Beringian Standstill остается пока только гипотезой, поскольку, с точки зрения археологии, надежных свидетельств присутствия человека в Восточной Америке древнее 15 тысяч лет не так много. Янцы первыми заселили Берингийскую сушу, или это было предки палеоиндейцев — сказать пока трудно. Но в любом случае, люди были там еще до прихода палеосибирцев — последние сформировались как раз таки около 25—20 тысяч лет к югу от Берингии».
 
«Мы предполагаем, что последующее широкое распространение берингийской традиции было связано с древней палеосибирской популяцией, которая в значительной степени стала предковой для многих популяций крайнего северо-востока Азии и Северной Америки, в том числе для палеоэскимосов, неоэскимосов и чукотско-камчатской общности, а также повлияла на генофонд общего предка кетов и атапасков. То есть эта группа представляла собой особую ветвь палеолитического населения Сибири и была широко распространена в Северо-Восточной Азии. Всё это позволяет по-новому взглянуть на различные проблемные вопросы древней истории, такие как лингвистическое сходство кетов и атапасков или антропологические особенности носителей неолитических культур Якутии», — рассказывает Павел Гребенюк.
 
Неосибирцы
 
В период между 10 и 3 тысячами лет назад представителей древней палеосибирской популяции на крайнем северо-востоке Азии постепенно заместили генетически отличные группы неосибирской популяции. По мнению исследователей, они продвигались с территорий Южной Сибири и Байкальского региона. 
 

Ученые подчеркивают: на протяжении тысячелетий Центральная Якутия выступала источником культурных импульсов для всего крайнего северо-востока Азии. В этом регионе сменяли друг друга сумнагинская, сыалахская, белькачинская, ымыяхтахская и усть-мильская культуры — исследователи отмечают преемственные элементы в их развитии.

 
«Мы считаем, что распространение различных групп неосибирской популяции, выделяемой генетиками, могло быть связано с последовательностью культурных традиций раннего и позднего голоценового каменного века крайнего северо-востока Азии. Как показал палеогенетический анализ бедренной кости человека, найденной на стоянке Ольская недалеко от Магадана, потомки древних палеосибирцев продолжали существовать на этой территории, хотя похоже, ареал их расселения около 3 тысяч лет назад был ограничен территориями Камчатки, Чукотки и Северного Приохотья», — говорит Павел Гребенюк.
 
Так, ученым удалось показать, что древние палеосибирцы внесли свой вклад в геном предков палеоэскимосов, мигрировавших из Азии в Америку около 6 тысяч лет назад. Установить этот факт позволил геном древнего представителя палеоэскимосской культуры Саккак, погребенного в вечной мерзлоте Гренландии около 4 тысяч лет назад. Этот геном складывался из двух компонентов — древнего палеосибирского и восточно-азиатского, близкого к тому, что обнаружен у древних людей из пещеры Чёртовы Ворота в Приморье.
 
Есть свидетельства и движения в обратную сторону. «Благодаря палеогенетическому анализу антропологических материалов Уэленского и Эквенского могильников (Чукотский полуостров) было установлено, что генофонд неоэскимосских культур Чукотки, наряду с древней палеосибирской основой, примерно на 30 % состоял из палеоиндейского компонента, похожего на тот, что был найден у носителей культуры Кловис (Северная и Центральная Америка). Это доказывает обратную миграцию неоэскимосов из Америки на территории крайнего северо-востока Азии», — рассказывает Павел Гребенюк.
 
Ученые проанализировали также останки предков саамов в юго-западной Финляндии и показали их связь с неосибирскими геномами индивидов из пещеры Чёртовы Ворота. «То есть в древности генетические, а значит, и культурные связи проистекали на севере не только с запада на восток, в сторону Америки, но и с востока далеко на запад. Это показывает: начиная еще с палеолита, люди свободно перемещались в Арктической зоне, легко мигрировали, их подвижность была колоссальной», — отмечает Александр Федорченко.
 
Диана Хомякова
 
Фото Nature и предоставлены исследователями
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.9 (20 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus