Сегодня - 02.07.2020

Прудовики после Чернобыля: любовь к жизни

27 сентября 2012

Улитка-прудовикВлияние аварии на Чернобыльской атомной электростанции ощутили на себе абсолютно все организмы, попавшие под воздействие радиоактивного выброса. Досталось и легочным моллюскам (Limnaea stagnalis)  – за этим названием скрываются обычные улитки-прудовики – которые имели неосторожность поселиться в реке Припять и озере Персток. Белорусские ученые решили посмотреть, как трагедия Чернобыля повлияла на биоту водоемов, выбрав для изучения именно этих брюхоногих. Специалисты начали исследования спустя всего два месяца после взрыва реактора, и непрерывные наблюдения, таким образом, продолжаются уже 20 с лишним лет.

Доктор биологических наук Александр Петрович Голубев (Международный государственный экологический университет им. А.Д.Сахарова, г. Минск) в своем сообщении на международной конференции «Региональный отклик окружающей среды на глобальные изменения в Северо-Восточной и Центральной Азии», организованной Институтом географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, поясняет: «Разумеется, авария на ЧАЭС привела к значительному радиоактивному загрязнению водных объектов, что оказало негативное воздействие на живые организмы, там обитающие». По словам ученого, их максимальная гамма-активность отмечена летом 1987-го года, причем наибольшей отличались пиявки. Дело в том, что они живут в иловых отложениях, где концентрируется основная масса радионуклидов. За счет невегетерианского образа жизни и нахождения на вершине локальной пищевой цепочки сильно пострадали и хищные водные насекомые, хорошо вбирающие в себя вредные вещества вместе с едой. У моллюсков же гамма-активность была сравнительно низкая.

«Тем не менее, достаточно высокая степень ионизирующей радиации в течение первых 10-15 лет оказала на них ощутимое воздействие, - говорит Александр Голубев, - и мы следили, каким образом Limnaea stagnalis адаптировались к существующим условиям в затоке реки Припять и пойменном озере Персток, где изначально был соответственно средний и наивысший в белорусском секторе зоны ЧАЭС уровень загрязнения».

Река Припять в зоне отчужденияНегативные эффекты были выявлены на базовых – молекулярно-генетическом и клеточном – уровнях биологической организации. «Это, в первую очередь, увеличение количества мертвых клеток в гемолимфе и клеток с нарушениями ДНК у особей из Перстка по сравнению с теми, кто жил в затоке Припяти, - комментирует ученый. – Правда, не все повреждения дезоксирибонуклеионовой кислоты реализуются в изменениях хромосом, компенсируясь за счет генетически запрограммированной гибели «неправильных» частичек организма. Это называется апоптоз – он препятствует накоплению мутаций, что рассматривается как адаптация к стрессовым факторам среды. Доля клеток, им обладающих, у прудовиков из озера была больше, чем у тех, кто жил в затоке реки».

На уровне же всего организма, а также популяции учеными были выявлены неоднозначные тенденции. «Например, продолжающееся в течение более двадцати поколений повышенное воздействие ионизирующей радиации в Перстке не оказало заметного негативного воздействия на плодовитость моллюсков, а также на их репродуктивный потенциал. В 2003-м выживаемость эмбрионов – самая уязвимая стадия жизненного цикла – здесь была выше, чем в менее загрязненной затоке Припяти», - комментирует Александр Голубев. Другими словами, несмотря на внутриклеточные повреждения, моллюски не потеряли способности (и потребности) к активному продолжению вполне жизнеспособного рода.

Вообще, перстские легочные моллюски, по словам ученого, вместе с крайне высоким уровнем загрязнения в первые годы после аварии на ЧАЭС получили и мощный фактор отбора на жизнестойкость. «В 1992-2002-м году популяция в озере отличалась большей радиоустойчивостью, чем в реке, - говорит исследователь, - а некоторые из организмов даже после экспериментального облучения были способны производить кладки, из которых рождалась молодь». Это случилось потому, что сразу после трагедии выжившая часть особей Limnaea stagnalis перешла на повышенный уровень резистентности, несмотря на увеличенную долю цитогенетических повреждений.

Чернобыльская атомная электростанция«Сейчас ситуация та же, - отмечает Александр Голубев, - в Перстке легочные моллюски все еще сохраняют высокий уровень сопротивляемости радиации, а в затоке Пипяти его практически утратили». Получается, что при постоянном получении большей дозы загрязнения на протяжении многих лет вырабатывается и бОльшая невосприимчивость к этому фактору. По крайней мере, приспосабливаемость к нелегким условиям жизни у таких прудовиков сильнее, чем у тех Limnaea stagnalis, которые после получения первого ударного количества облучения жили в более мягких условиях.

Впрочем, по словам ученого, в последнее время наряду со снижением активности основных излучающих радионуклидов – стронция-90 и цезия-137 (период их полураспада составляет 30 лет) – отмечен рост активности америция-241, дочернего продукта разложения плутония-241 (период полураспада – 433 года). По прогнозам этот рост будет продолжаться до 2060-2070-го. Подвижный и высокотоксичный, изотоп включается в пищевые цепочки экосистем водоемов и в ближайшие годы, по оценкам специалистов, станет важнейшим дозообразующим фактором для водных организмов. «Наступает третий, после «йодного» и «цезиевого», этап эволюции радиоактивного загрязнения зоны ЧАЭС, - констатирует нерадостный факт ученый. - Так что и исследования, связанные с воздействием этого фактора на биоту водоемов, будут продолжаться».  

Екатерина Пустолякова

Фото: aqwas.kz, fishtour.by, diletant.ru

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus