Сегодня - 15.11.2019

Работает ли дельта Лены на глобальное потепление?

30 сентября 2013

Когда учёные собираются вместе, то в любых обстоятельствах начинают обсуждать научные проблемы. Этому не может помешать ни реформа РАН, ни установка на официальные церемонии. Торжественное открытие арктической станции на острове Самойловском (Якутия, дельта Лены, 72-я широта) исследователи Германии, Сибири и Дальнего Востока превратили в симпозиум по природно-климатическим изменениям.

Место проведения экспедицииПолитизация науке не полезна. Привязка климатологии к амбициям и интересам ведущих держав, Киотский протокол и термин Global Warming отравили спокойный поиск новых знаний и подорвали доверие обывателя: раз помидоры побило заморозком, значит, никакого ворминга нет и в помине. Но учёные способны от этого абстрагироваться и действовать в своей, а не навязанной извне парадигме. И государственная принадлежность здесь вторична либо вообще несущественна.

Российско-германская экспедиция «Лена» работает в крупнейшей арктической дельте с 1998 года. Ее основная (но не единственная) задача двояка: исследовать чувствительность мерзлотных систем к глобальным процессам и в то же время — суть и динамику этих процессов. Мир вечной мерзлоты для учёных ценен и сам по себе как уникальный объект, и как индикатор изменений намного большего масштаба. Профессор Ханс-Вольфганг Хуббертен, директор Потсдамского института Альфреда Вегенера (AWI) рассказал об истории, методиках и промежуточных итогах многолетних наблюдений весьма лаконично: sapienti sat. И перешел к выводам.

А они таковы. За последние 15 лет толщина надмерзлотного почвенного слоя выросла на 20%. Мерзлота не только уходит в глубину, но и температура её (отрицательная, как правило)  повышается. Береговая эрозия за десятилетие удвоилась. В озёра и протоки приходят ранее не встречавшиеся биологические виды. Наконец, продвигается северная граница распространения древесных видов  растений. Летом нынешнего года на Самойловском впервые выросли деревца. Целых два. Правда, карликовые, но раньше и таких не было: лиственница и что-то вроде багульника. Профессор Хуббертен не делал глобальных выводов, он лишь предоставил коллегам сводные результаты, красноречивые сами по себе.

Председателя Дальневосточного отделения РАН академика Валентина Ивановича Сергиенко слушать было столь же интересно, хотя он оперировал данными иного порядка и в более глубокой ретроспективе. Еще в советские времена никак не удавалось внести ясность в вопрос: что происходит с окисью углерода в арктической зоне? «В 1990-х годах стало понятно, что выяснить причину аномальных явлений невозможно, изучая эмиссию метана только в тундровых озёрах и болотах. Баланс не сходился — метана в атмосфере наблюдалось намного больше, чем давало его поступление с суши. Мы вышли в море и увидели, что большого выноса органики на шельф не наблюдается». Затем началась работа на арктических островах и обнаружилась мощнная эмиссия метана из океанских толщ  (в прошлом мае В. И. Сергиенко демонстрировал слайд с газовым пламенем из проруби на не слабом морозе).Характерная «шахматная» структура покрова  почвы на о. Самойловском (вдали видна станция СО РАН)

Исследования  от Мурманска и Берингова пролива показали, к тому же, что Арктика неоднородна. Одни зоны являются источником, другие — поглотителем СО2. Это результаты более чем 20 морских экспедиций, анализа сотен тысяч проб, взятых от самого дна и до водной поверхности.  Но именно на акватории вблизи Ленской дельты найдены источники мощных выбросов метана в атмосферу с обёмом около 200 литров в сутки с квадратного метра поверхности,  и таким образом гигатонны парниковых газов поступают в атмосферу. «То, что делает с ней природа — это очень серьёзно, — говорит В. И. Сергиенко, — по сравнению с антропогенным фактором это всё равно, что выхлоп старых «Жигулей» против нового, отлаженного «Мерседеса». Встал неизбежный вопрос: такое было всегда, или прослеживается динамика? Мы подняли старые данные, за 30—40 лет, и увидели, что ничего подобного не наблюдалось».

Обнаружился и пространственный дисбаланс. В американской Арктике, в районе мыса Барроу, дальневосточные учёные зарегистрировали вынос метана с материковой части в океан — нечто обратное тому, что наблюдалось в море Лаптевых. Постепенно они пришли к выводу, что эмиссия парникового газа имеет двойную причину: на суше это эрозия вечной мерзлоты, в море — разложение газогидратов. Благодаря сотрудничеству с мерзлотоведами СО РАН (персонально был назван доктор географических наук Михаил Николаевич Григорьев)  были найдены точки бурения 30-летней давности, и замеры в этих точках показали, что уровень донной  мерзлоты на шельфе опустился. В. И. Сергиенко добавил немного эмоций: «Что это? Или спусковой  механизм сработал и глобальные изменения необратимы, либо это циклический процесс?» Глубокое бурение на чукотском озере Эльгыгы́тгын дало керны, отражающие климатические события в этой части Арктики за десятки тысяч лет. «Все мыслимые и немыслимые методы мы подключили для анализа этой информации», — заверил дальневосточный академик. И порекомендовал воздерживаться от преждевременных и однозначных выводов.

Хотя бы потому, что каждая новая методика вносит свои краски в климатическую историю Арктики и всей планеты. Сегодня  работает мультигрантовая (институты разных отделений РАН, МГУ, СПбГУ) программа РФФИ, прошла совместная экспедиция со шведскими коллегами из университетов Стокгольма, Гётеборга и Лунда, на 2014 год планируется поход большой международной команды на шведском ледоколе «Оден». А станция на Самойловском  послужит базой для интенсификации именно тех работ, которые так нужны — мультидисциплинарных, и в то же время международных. Это мнение неоднократно повторялось учёными, прилетевшими будто бы на церемонию.Растительность о. Самойловский

Не без доли самокритики интегральную проблему поставил директор Института биофизики Красноярского научного центра академик Андрей Георгевич Дегерменджи: «У нас в СО РАН дефицит комплексных прогнозных моделей. Большинство изучает не процессы изменений как таковые, а их последствия: зоны оттаивания, биоразнообразие, выход метана и многое другое. «Парниковая машина» — это самое ближайшее, но есть и другие гипотезы для северных районов, которые надо проверять — например, особая солнечная активность. В зарубежных научных изданиях стали писать о 10-летней задержке, с намеком на то, что любой паузе свойственно завершение. И это еще раз говорит о том, что глубокого моделирования глобальных процессов пока не сделано». Академик Дегерменджи предложил сценарий step by step: начать с локальных  моделей (Самойловский тут более чем кстати), региональных, субрегиональных, а затем уже, в полном интериациональном и мультидисциплинарном всеоружии, переходить на глобальный уровнень…

…Чтобы (простите за дилетантизм) измельчание судака в Обском водохранилище или то же единственное деревце, выросшее в неожиданном месте, не провоцировало апокалиптических  прогнозов. Их нам и так хватает.

Андрей Соболевский

Фото: 1, 3 - из презентации Х. Хуббертена, 2 - А. Соболевский 
 

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus