Сегодня - 04.12.2020

С Альпийских гор в леса Сибири

13 января 2020

На территории Сибири, в Томской и Кемеровской областях, появился союзный (многоходый) короед. Изначально ареалом этого вида являются горные районы Европы, Альпы и Карпаты, однако под воздействием глобальных изменений климата он продвинулся на север, в Скандинавские страны, затем мигрировал и в Россию, заселив западные и северо-западные регионы нашей страны — от Брянской области до Кольского полуострова. Теперь ученые Института мониторинга климатических и экологических систем СО РАН обнаружили чужеродного вредителя в сибирских лесах.

Союзный короед, по-видимому, был занесен через Транссибирскую магистраль. Как пояснили исследователи ИМКЭС СО РАН, именно эта железнодорожная артерия часто становится инвазионным коридором, через который переносятся чужеродные виды растений и насекомых, способные изменить устойчивые экосистемы: жук-вредитель мог быть завезен и в некачественно обработанных упаковочных материалах или в древесине, древесных опилках и щепе. Так как это насекомое ведет скрытный образ жизни, оно долгое время может оставаться незамеченным для служб фитосанитарного контроля и защиты леса.
 
«Скрытая угроза становится явной лишь тогда, когда лесу уже нанесен непоправимый урон, — рассказывает руководитель группы лесного мониторинга ИМКЭС СО РАН кандидат биологических наук Светлана Арнольдовна Кривец. — Самец союзного короеда делает под корой брачную камеру, куда проникают три-пять самок, они выгрызают ходы, где и откладывают яйца. Появившиеся личинки питаются живыми проводящими тканями растения-хозяина. Заселение дерева начинается с вершины, сначала — ветки, а затем верхняя часть ствола. На одном пораженном дереве может жить несколько десятков тысяч этих насекомых». 
 
Леса, пораженные союзным короедом
   Леса, пораженные союзным короедом
 
Исследовательница показывает часть пораженной ветки: вся ее поверхность испещрена множеством линий — тех самых ходов, проложенных вредителем (надо отметить, что союзный короед в условиях Сибири поражает кедровники). Уже когда случилось непоправимое, и дерево погибло, это становится видно человеческому глазу. Именно так и произошло в Иткаринском припоселковом кедровнике, где местные жители уже в 2014 году обратили внимание на странный характер усыхания деревьев. В течение первого года засыхала верхняя часть кроны, а нижние ветки оставались зелеными, на второй год погибал весь кедр.
 
В течение следующих лет ареал союзного короеда расширился, новые очаги появились в других кедровниках Яшкинского района, в том числе и в Косогоровском, который находится всего в пяти километрах от Ярского кедровника, а это уже территория Томской области. Всего в настоящее время на территории Западной Сибири поражено около 800 гектаров припоселковых кедровников. Наблюдения сибирских ученых подтвердил один из ведущих российских энтомологов кандидат биологических наук Михаил Юрьевич Мандельштам (Институт экспериментальной медицины, Санкт-Петербург), кроме того, в ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» был проведен генетический анализ, окончательно определивший видовую принадлежность вредителя.
 
Старший научный сотрудник лаборатории мониторинга лесных экосистем ИМКЭС СО РАН кандидат биологических наук Иван Андреевич Керчев показывает снимки лесов, сделанные с дрона. Среди зеленого полотна — огромные желто-бурые пятна: это и есть пораженные вредителем гектары мертвых деревьев, которые никак нельзя спасти. Союзный короед уже обосновался в нескольких районах Томской области, он очень хорошо адаптируется к низким температурам. Объектом нападения насекомых в первую очередь становятся ослабленные деревья, и наиболее сильные повреждения возникают в насаждениях с большим их количеством. Неблагоприятное стечение обстоятельств — засушливая теплая погода 2011 и 2012 годов, сильные снегопады, ломающие ветки (снеголом), недавнее нашествие сибирского шелкопряда — создало почву для масштабного присутствия вредителя.
 
Союзный (многоходый) короед
   Союзный (многоходый) короед
 
Пораженный лес — это огромная экологическая и серьезная экономическая проблема, ведь на таких территориях уже нельзя вести традиционный промысел дикоросов. Страдают устоявшиеся экосистемы, включающие в себя разные виды растений, насекомых, птиц и животных, есть реальная угроза потери самих припоселковых кедровников, являющихся памятниками природы. Дело в том, что эти насаждения не относятся к числу естественно возобновляемых лесов, они могут поддерживаться и развиваться только благодаря вмешательству человека, многолетней и планомерной работе. Нельзя не сказать и о другой опасности, которую таят пострадавшие от короеда кедровники: высоком риске масштабных лесных пожаров.
 
Как отмечают ученые, наиболее действенный способ борьбы с вредителем — это санитарные рубки свежезаселенных и уже пораженных, необратимо ослабленных деревьев, а также санитарно-профилактические мероприятия: уборка бурелома после сильных ветров, снеголомных веток, порубочных остатков (всё это является прекрасной кормовой базой для короедов). Однако, согласно недавно принятым поправкам в российское лесное законодательство, производить такие мероприятия, приравненные к заготовке древесины, в орехово-промысловых зонах (к их числу и относятся кедровники) нельзя. Один из возможных выходов — изменение юридического статуса пораженных территорий.
 
Пока в качестве альтернативы некоторые специалисты-лесоводы предлагают применять феромонные ловушки и оздоровление деревьев с помощью инъекций химическими препаратами. «Феромонные ловушки являются хорошим средством мониторинга численности популяций различных видов лесных вредителей, однако они малоэффективны для массового отлова насекомых, — поясняет Светлана Кривец. — Инъекции химическими препаратами тоже не способны спасти дерево: не могут нанести точный удар по очагу заражения, поднявшись по многометровому толстому стволу кедра до его вершины. Если даже предположить, что это удалось сделать, возникает масса других проблем: заражение пестицидами веток, шишек, орехов. Даже если и запретить людям собирать дикоросы в таком кедровнике, остаются еще белки, кедровки, бурундуки». Поэтому пока альтернативы санитарно-профилактическим и санитарно-оздоровительным мероприятиям в кедровниках просто нет.
 
Инвазионная экология становится одним из самых востребованных в мире направлений, а Сибирь — интересным для исследований полигоном, где появляются новые виды, не свойственные ранее этому региону. Так, десять лет тому назад на территории Южной Сибири был идентифицирован другой чужеродный вид — уссурийский полиграф, прибывший с Дальнего Востока.
 
«Этот вредитель поражает пихтовые леса, — рассказывает Иван Керчев. — На своем примере он показал, что новый вид не прибывает в одиночку, он приносит с собой целое сообщество: различные микроорганизмы, встроенные в его жизненный цикл, фитопатогенные грибы, с помощью которых он ослабляет дерево, насекомых-энтомофагов, регулирующих численность вредителя. Очень важно исследовать, как под воздействием этого чужеродного сообщества перестраиваются местные экосистемы, каким образом новый вид-инвайдер взаимодействует с ними». 
 
Проект ученых по этой тематике — «Инвазия насекомых-дендрофагов как феномен проникновения чужеродных и формирования новых микроценозов» — получил финансовую поддержку РФФИ.
 
Ольга Булгакова, ТНЦ СО РАН
 
Фото предоставлено ИМКЭС СО РАН
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus