Сегодня - 20.01.2020

Самописцы, установленные Богом

15 октября 2015
 
Единственный способ передать информацию своим далеким потомкам —зафиксировать ее на каком-либо носителе: глиняных табличках, бересте, бумаге, в электронных базах данных. Однако есть такой источник, который хранит сведения о событиях, произошедших тысячи лет назад, когда еще не было ни человечества, ни письменности. Это — древесина. Анализируя ее, можно узнать количество осадков, возможные катаклизмы, а иногда — даже действия преступников.
 
Спил дерева
 
— В нашей лаборатории мы проводим биоиндикационные исследования наземных экосистем с применением методов дендрохронологии: определяем многовековую динамику климата, повлиявшего на развитие этих самых экосистем, и другие природные процессы, чаще всего катастрофического характера, которые их «зацепили». Например, лесные пожары, вспышки массового размножения насекомых-вредителей, лавины, сели и так далее. В качестве источника информации мы используем годичные кольца деревьев. Воистину, деревья — самописцы, которые Господь Бог предусмотрительно расставил на Земле. Они фиксируют всю информацию: даже когда людей еще не было, эти растения всё записали и сохранили для нас сведения о газовом составе атмосферы, температуре, пожарах, — говорит заместитель директора Сибирского института физиологии и биохимии растений СО РАН, заведующий лабораторией биоиндикации экосистем доктор биологических наук Виктор Иванович Воронин.
 
Подобные знания имеют важное фундаментальное значение, прежде всего, в целях прогнозирования климатических изменений или катастрофических событий. Например, недавно ученые создали для юга Байкала 500-летнюю хронологию крупномасштабных лесных пожаров и на ее основе сделали прогноз, согласно которому в 2012-2015 годы в Байкальском регионе будет чрезвычайная пожарная ситуация. Опубликованный еще в 2007 году, он сбылся «до секунды».
 
— Кроме того, я вхожу в комиссию по ЧС и пожарной безопасности при правительстве Иркутской области, — поясняет Виктор Иванович, — где представил полученную информацию. В результате была докуплена техника, проведены организационные мероприятия, усилена авиабаза, и Иркутск по сравнению с Бурятией и Забайкальским краем в этом году пострадал не так сильно, как мог бы, хотя сгорело более 100 000 гектаров — это меньше, чем могло бы. 
 
Виктор Воронин
 
Практическое приложение — различные экспертизы, в том числе и для правоохранительных органов. В 1990 годах в Иркутске действовала банда, возглавляемая майором милиции. При расследовании очередного эпизода, для доказательства нападения на районное отделение милиции и похищения оружия, важно было определить, когда бандиты заложили тайник в лесу и осуществили пристрелку пистолета. По годичным кольцам поврежденного корня дерева, под которым и был заложен тайник, и по годичным кольцам на входных пулевых отверстиях в стволах берез эти даты удалось установить. Суд принял результаты экспертизы и включил их в обвинительное заключение.
 

Однажды в центре Иркутска на дорогой легковой автомобиль упало дерево. Пострадавший гражданин предъявил иск городской администрации за ненадлежащий уход за растительными насаждениями, запросив весьма приличное возмещение за свой Lexus. В поисках доказательной базы он обратился к Виктору Воронину. В нижней части дерева Виктор Иванович нашел большущее дупло, а в основании — старые грибы, которые разрушали ствол, кроме того представитель флоры весьма заметно кренился на тротуар и проезжую часть. По мнению специалиста, целый комплекс факторов указывал на то, что дерево нужно было срочно убрать, но специалисты Горзеленхоза этого вовремя не сделали. Таким образом, экспертиза помогла выиграть гражданский иск, а администрация Иркутска занялась срочной уборкой аварийных деревьев в людных местах города. 

 
В последние годы самой востребованной стала судебная экспертиза незаконно срубленных деревьев. Ведь стоит только сделать это на деляне, откряжевать ствол (отделить нижнюю часть, имеющую общую линию раздела с пнем) и оттащить его буквально на два метра от исходного места, как становится уже сложно доказать, что он именно с этого пня или с какого другого.
 
— Абсолютно точно определить принадлежность дерева тому или другому участку леса, установить, являлось ли оно ранее одним целым с каким-либо пнем деляны, можно только с помощью нашего дендрохронологического метода. Мы первые в Сибири начали выполнять такую экспертизу по постановлениям природоохранной прокуратуры, лесной милиции. Вначале это были единичные «заказы». Но когда стало ясно, что наши результаты помогают в расследовании, то счет пошел на десятки. Спилы деревьев начали привозить КАМАЗами, и вся моя лаборатория оказалась перед перспективой забросить фундаментальную науку и делать исключительно экспертизы. Надо сказать, это очень трудоемкое и сложное дело: необходимо подготовить спилы деревьев, измерить их, сделать статистическую обработку полученных данных и предоставить доказательную базу для следствия. Плюс к этому нужно еще по всем юридическим правилам оформить экспертное заключение, — объясняет ученый.
 
Ископаемое дерево
 
Чтобы проанализировать образец, исследователи измеряют ширину годичных колец прямо на поперечном спиле ствола дерева или высверливают из него небольшой «карандашик» — буровой керн. Затем исследуются разные параметры, чаще всего — ширина годичных колец. 
 
— Характерный рисунок дерева: сочетание узких и широких колец, их последовательность — как отпечатки пальцев, — рассказывает Виктор Иванович. — Для конкретной местности они одни, через несколько километров выглядят совсем по-другому. Например, тут был пожар, растение повреждено, подпалены корни и ствол, это сказалось на ширине его годичных колец. Особенно важны так называемые реперные даты, то есть те, которые отличаются какими-то экстремальными природными событиями. Если построить графики ширины годичных колец для деревьев, растущих в одном древостое, то они будут практически одинаковы. Их можно наложить друг на друга и получить групповой портрет данного лесного участка. Именно сходство в параметрах и является доказательством того, что дерево спилено в конкретном месте. 
 
— Иногда задачи бывали и сложнее, чем работа с недавно срубленными деревьями. В одном из северных районов нашей области мужичок незаконно изготовил себе брус для дома и даже успел этот дом построить. Правоохранительные органы привлекли мою лабораторию и поставили перед нами задачу доказать, что бревна были изготовлены из сосны, уворованной  с конкретного места в лесу. Мы это сделали и даже «вычислили» два пня, с которыми пара брусьев оказалась «в родстве» — у них сравниваемые параметры полностью совпали как статистически, так и визуально. 
 
Когда стало ясно, что экспертная деятельность начинает вступать в конфликт с научной, Виктор Воронин обратился в Иркутское УВД с предложением организовать при областном экспертно-криминалистическом центре подразделение, которое бы выполняло такие работы. Предложение было встречено с пониманием.
 
Виктор Воронин
 
— С нашей помощью группа сотрудников УВД освоила технику проведения дендрохронологического анализа, я в содружестве с «Восточно- Сибирским институтом МВД РФ» написал для них методическое пособие, руководство УВД закупило самую современную измерительную аппаратуру, и дело пошло. Вот пример конструктивного сотрудничества с властными структурами! С этого момента основной вал экспертиз был направлен туда, а моя лаборатория привлекается только в особо сложных случаях. Например, когда несколько делян расположены рядом, деревья имеют очень схожий характер радиального прироста, и надо понять — с какого участка какие деревья. Ну, и когда ущерб составляет многие миллионы рублей.
 

Однажды в областном суде рассматривалось дело по обвинению в мошенничестве «группы товарищей», с которыми Восточно-сибирская железная дорога заключила контракт на вырубку леса в полосе отчуждения железной дороги. Территория была большая, поэтому и контракт — на сотни миллионов рублей. Обвинение состояло в том, что эти сотрудники получили деньги заранее, а рубить начали двумя годами позднее, то есть работа не выполнялась, а они незаконно обогащались. Основным свидетелем по этому делу проходил лесник, на чьих словах и строилась вся доказательная база. Он утверждал: по цвету пня можно определить возраст рубки с точностью до года. Когда дело уже рассматривалось в суде, к Виктору Воронину обратился адвокат, защищавший этих работников. Экспертом ученый выступить уже не мог, но была возможность допросить его как специалиста. В ходе заседания Виктор Иванович решил провести небольшой эксперимент. Он вынул заранее приготовленный спил дерева, привезенный из месторождения бурого угля в Германии, и попросил лесника-«эксперта» установить возраст предъявленного образца. Лесник понял, что попал в ловушку, но сказал: судя по цвету, дерево было срублено 30 лет назад, тогда как в действительности ему — несколько миллионов лет. Конечно, суду стало понятно: на такой доказательной базе дело основывать нельзя, в результате следствие было прекращено. 

 
В современной дендрохронологии используется не только ширина годичных колец, но и плотность, химический и изотопный состав древесины. Это существенно расширило точность методики, раздвинуло рамки ее применения. 
 
Виктор Воронин
 
Еще один метод, который используют ученые, но уже в целях фундаментальной науки — перекрестное датирование. Схематично он работает таким образом. В одном и том же месте берется спил свежего дерева, срубленного в известное время, по нему выстраивается график ширины годичных колец (древесно-кольцевая хронология), а потом изымается, например, образец бревна сруба дома, построенного неподалеку, скажем, лет сто назад, для которого строится такой же график. При сравнении данных видно, что на графике «бревна» последнее годичное кольцо приходится на сотый год от даты рубки живого дерева. Так можно определить год постройки этого дома и «нарастить» протяженность древесно-кольцевой хронологии. А дальше как повезет с материалом для исследования. Вдруг найдется и третий, и четвертый источник древесины, например, засыпанное очень давно в песке или утонувшее в болоте дерево. Графики, полученные по их спилам, синхронизируются с теми, которые уже есть, и имеющуюся информацию можно дополнить. 
 
Разумеется, лаборатория Виктора Воронина занимается не только экспертизами. В ближайшее время исследователи планируют продолжить работать на реке Муя (приток Витимы в Республике Бурятия). Там обнаружены образцы, которым по пять-семь тысяч лет, и все — в прекрасной сохранности. Ученые уже смогли построить непрерывную шкалу дат климатических событий на полторы тысячи лет, где можно узнать условия практически за каждый год. В перспективе специалисты планируют получить такой ряд информации на период до семи тысяч лет. 
 
Юлия Позднякова
 
Фото автора
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (4 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus