Сегодня - 27.11.2020

Сибирские этнографы подвели итоги полевых работ 2020 года

29 октября 2020

Закончившийся этнографический сезон, несмотря на влияние мировой пандемии, принес коллекции музея Института археологии и этнографии СО РАН редкие шаманские предметы времен Екатерины II, вместилища неуспокоенных душ, необычное жертвенное покрывало начало XX века и сакральные предметы сибирских старообрядцев — рушники для поминальных и похоронных ритуалов.

«В этом году мы работали на территории двух северных автономных округов: Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского — Югры, и изучали традиционную культуру коренных народов севера — хантов и манси. Находки этого сезона можно поделить на три группы: связанные с шаманизмом, с изображением или фигурами духов покровителей и божеств хантов и манси, с культом всадника», — рассказал ведущий научный сотрудник ИАЭТ СО РАН доктор исторических наук Аркадий Викторович Бауло. 
 
Исторически сложилось, что у хантов и манси практически не было полного комплекта шаманских атрибутов, чаще всего исследователи могут фиксировать только бубны. У них не сформировался шаманский костюм, ученые практически не встречают ни халаты, ни обувь, ни подвески, ни головные уборы. Поэтому любая находка атрибута, связанная с одеянием избранника духов, является уникальной. В завершившемся полевом сезоне сибирские этнографы впервые смогли обнаружить шаманский наголовник, который по оловянным отливкам, сукну и крупному бисеру можно датировать третьей четвертью XVIII века — эпохой царствования Екатерины II. Кроме того, в доме одного из местных жителей была зафиксирована шпага (примерно 1750-е либо 1760—1770 гг.). «Этот клинок изначально был на вооружении русской армии, после чего попал в состав культовых атрибутов хантов. Шпага использовалась для гадания, шаман с помощью шнура держал ее на пальце и раскачивал, пел песнопения и таким образом предсказывал события или толковал уже произошедшие», — отметил Аркадий Викторович. 
 
Наголовник шамана. Вторая половина XVIII в. Ханты
   Наголовник шамана. Вторая половина XVIII в. Ханты
 
Следующая группа находок представлена фигурами духов-покровителей. Этнографы обнаружили фигурку, сделанную из семи стрел, которая связана с богатырским культом, покровительствующим охотникам. Вторая часть найденных предметов для коренных народов служила временным вместилищем души умершего человека (иттарма). «Куклы мертвых являются уникальным феноменом, существующим только у хантов и манси. После смерти человека, через четыре-пять дней (в зависимости от пола), родственники изготавливали из дерева или свинца антропоморфную фигурку умершего и клали ее в коробку. Считается, что у женщины четыре души, у мужчины — пять, одна из них после смерти человека пребывает в иттарме и при рождении ребенка в семье может вселиться в него. Родственники приглашали шамана, который должен был определить, чья душа досталась потомку, после чего имя предка переходило новорожденному, а фигурку клали в сундук, и с этого момента она являлась покровителем семьи, переходила в разряд родовых божеств», — сказал Аркадий Бауло. 
 
Последняя группа находок относится к культу всадника, который поддерживался жертвенными покрывалами. Сибирские этнографы обнаружили замечательное покрывало с дополнительной широкой полосой орнамента, сделанное в начале XX века. Особенность этой вещи заключается в наличии вышивки. «В нашем музее достаточно много подобных культовых вещей, однако найденное в этом году покрывало, судя по рисунку, имеет личную символику семьи (орнамент “березовая ветвь” принадлежал семье Новьюховых, чья фамилия переводится как “белое дерево — береза”), доставшаяся нам вещь говорит о личной защите рода верховным божеством Мир-сусне-хумом», — отметил ученый. Кроме того, ученые привезли шлем, изготовленный для Небесного всадника, который наравне с покрывалом использовался в церемонии жертвоприношения богу Мир-сусне-хуму. В изделии зашиты монеты 1920-х годов, что говорит о времени его создания. 
 
Жертвенное покрывало с семью фигурами всадников и полосой орнамента «ветка березы», начало XX в. Ханты
   Жертвенное покрывало с семью фигурами всадников и полосой орнамента «ветка березы», начало XX в. Ханты
 
Заведующая отделом этнографии ИАЭТ СО РАН доктор исторических наук Елена Фёдоровна Фурсова рассказала о сакральных предметах и связанных с ними обычаях сибирских старообрядцев. «Наш институт — один из немногих академических центров в стране, где развиваются исследования по русской этнографии. Что касается исследования русских старожилов и переселенцев Сибири, мы, по сути, единственный центр за Уралом», — отметила исследовательница.
 
В этом году ученые работали не только в сельской местности, но и в Новосибирске. Последние 20—30 лет они занимаются антропологией спасения, поскольку идет снос старых деревянных домов. «Один из таких — дом старообрядческого наставника, на месте которого сейчас возведены многоэтажки, это микрорайон в районе улицы Гоголя. Сегодня ничего не напоминает о том, что когда-то там были деревянные постройки, где жили поколения людей со своим мировоззрением и традиционной бытовой культурой. Мы беседуем с людьми, которые там жили. Основное внимание было сосредоточено на моленных домах, ведь немалая часть новониколаевцев и новосибирцев были старообрядцами», — добавила Елена Фёдоровна.
 
В Новосибирске до 2000-х годов существовала община беспоповцев-старообрядцев, где проповедовал Феодосий Васильев. Это одни из последних носителей, выходцы из Центральной России и Рязанской губернии. «Часть — столыпинские переселенцы и их потомки, часть попали сюда во времена коллективизации и Великой Отечественной войны. Кстати, моленные платки они повязывали именно так, как это делали в Центральной России: нароспуск, когда его подкалывают под подбородком, а вся спина закрыта платком», — уточняет Елена Фурсова.
 
Когда дом перестал функционировать, был брошен деревянный сундук с 37 полотенцами-рушниками. Они хранились для особых похоронно-поминальных ритуалов (погружение гроба в могильную яму, повязывание на надгробном кресте, в родительские или поминальные дни их вывешивали на иконы). По словам Елены Фёдоровны, последняя традиция сохранилась и до настоящего времени: «Кроме того, я думаю, что их хранили внуки и дети в память о своих бабушках и матерях, чтобы люди помнили о мастерстве этих рукодельниц».
 
Одно из жертвенных полотенец
   Одно из жертвенных полотенец
 
Отбор орнамента был строгим. Сторонники староверия всегда были привержены букве Святого писания и строго следовали обрядам, привязанным к христианскому календарю. Два полотенца имеют изображение виноградной лозы, и это не случайность, а сравнение с лозами, описанными в Ветхом и Новом завете, символ Иисуса Христа. Русские крестьянки, ни разу в жизни не видевшие виноградной лозы, отталкивались от тех природных образов и тех растений, которые наблюдали в своей жизни. Поэтому она здесь преобразилась в цветочную лозу. Обычно такие изображения не вызывают интереса у специалистов, их просто называют цветочным орнаментом. На самом деле он восходит к христианскому вероучению. 
 
Какие-то из рушников украшены абстрактно-символическими изображениями, а какие-то приближены к реальности, можно даже определить, что это за цветы. «Набор полотенец помог нам решить еще и методологическую проблему образов растений, потому что в литературе он всегда был на втором плане и плохо описан. Открытие этого сундука позволило описать цветочные орнаменты в рукоделиях сибирячек новосибирского моленного дома общины старообрядцев-беспоповцев», — рассказала Елена Фурсова.
 
Часть староверов были выходцами из Московской области, Рязанской губернии, поэтому на двух рушниках — изображения лозы, обвивающей дерево, желудей, листьев дуба. Такие экземпляры, скорее всего, привезены с родины. В этом году ученые ездили туда уже в третий раз и подтвердили это. Еще интересны орнаменты с изображениями растений в вазах. Этот образ известен в русском европейском искусстве. Археолог Сергей Алексеевич Уваров считал, что этот образ проник из Греции. Интересна трактовка этого вазона в вышивке сибирских искусниц: сосуд здесь изображен завитком, напоминающим греческую букву χῖ. Если рассматривать сам цветок, то получается первые буквы имени Иисуса Христа. Где-то вазон трансформирован в букву ὦ. 
 
Одно из жертвенных полотенец
   Одно из жертвенных полотенец
 
Бóльшая часть рушников изготовлены на территории Новосибирска и области и датируются концом XIX — началом XX века. Есть полотенца, которые привезены из Рязани и Московской области, и несколько были расшиты в 1940—1950 годы. После уже традиция народного женского рукоделия исчезла, уже начали делать сюжетные вышивки и вышивки с образцов, которые популяризировались в журналах.
 
Помимо этого, за печью в бывшем моленном доме был найден сверток с акварельной картиной. Старообрядцы привезли ее с родины наряду с иконами, подсвечниками, орудиями труда, инструментами для постройки домов. Здесь можно увидеть две половины Преображенского моленного дома — духовного центра старообрядцев в Москве. Он был построен силами купца Ильи Ковылина. Часть, на которой молились мужчины, была построена раньше, в 1784 году, женскую возвели в 1811 году. Также на картине есть колокольня, которая была построена в 1879 году. Соответственно, она написана позже, уже после гибели создателя центра от чумы.
 
«Наука в Сибири»
 
Фото: Аркадия Бауло (1, 2, анонс), предоставлены пресс-службой ИАЭТ СО РАН (3, 4)
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.7 (3 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus