Сегодня - 27.11.2020

Сибирский препарат от клещевого энцефалита испытают на человеке

19 декабря 2019

В Институте химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН на основе гуманизированного антитела создан препарат «Энцемаб» для экстренной профилактики и лечения вирусного клещевого энцефалита. Доклинические исследования показали, что препарат действует намного эффективнее препаратов сывороточного иммуноглобулина человека, не токсичен и не вызывает аллергических реакций. Теперь настало время клинических испытаний. 

Каждый, кто родился в Сибири, знает о проблеме клещевого энцефалита. Это одна из самых опасных природно-очаговых нейроинфекций в нашей стране. Для заболевшего она может закончиться инвалидностью или даже смертью. Единственное эффективное средство защиты — вакцинация, но, к сожалению, люди не всегда делают прививки. Практически каждый год в Новосибирске и Новосибирской области от энцефалита погибают несколько человек. 
 
Эффективных средств лечения клещевого энцефалита пока нет. Сейчас пациентам после укуса клеща вводят препарат иммуноглобулина, который изготавливается из крови вакцинированных доноров. Этот препарат помимо антител против вируса клещевого энцефалита содержит множество других антител, которые не направлены непосредственно на вирус клещевого энцефалита. Для того чтобы больной получил значимую дозу вирус-специфических антител, препарат сывороточного иммуноглобулина вводится относительно большими дозировками. Не все пациенты хорошо переносят такое количество чужеродного белка, есть риск возникновения побочной реакции. Более того, этот препарат потенциально небезопасен: в России и многих других странах донорскую кровь проверяют на наличие вирусов иммунодефицита человека и вирусов гепатита В и С, но не проверяют на другие вирусы, включая вирусы герпеса и вирус папилломы человека. 
 
 
В лаборатории молекулярной микробиологии ИХБФМ СО РАН методами синтетической биологии создали химерное антитело из частей белковых молекул мыши и человека. Меньшая (мышиная) часть связывает вирус и не дает ему инфицировать клетки, а большая (человеческая) запускает в организме человека все необходимые реакции, чтобы избавиться от антител вместе с инфекционным агентом. «Антитела мыши и человека устроены схожим образом. Сконструированное нами антитело содержит менее 2 % мышиных фрагментов», — рассказывает заведующая лабораторией молекулярной микробиологии ИХБФМ СО РАН доктор биологических наук Нина Викторовна Тикунова.
 
В основу препарата с рабочим названием «Энцемаб» легла технология создания моноклональных антител, основанная на выборе самых эффективных антител из многих разных молекул. Из большого семейства антител выбрали те, которые обладают самыми лучшими вируснейтрализующими свойствами, и проверили на животных. 
 
После того как была подтверждена эффективность препарата, ученым было необходимо выполнить доклинические исследования по определенным стандартам. В ходе испытаний, проведенных институтом благодаря заключенному в рамках госпрограммы «Фарма 2020» с Минпромторгом РФ контракту, было доказано, что препарат не токсичен для животных и не вызывает у них аллергических реакций. «Результаты проведения доклинических исследований контролировались экспертной комиссией министерства, в составе которой были ведущие ученые страны в области разработки антител и терапевтических белковых препаратов, на завершающих этапах исследования эксперты предложили ряд полезных рекомендаций, за которые я признательна членам комиссии», — отмечает Нина Тикунова. 
 
На этапе доклинических исследований была отработана технология производства препарата. «Энцемаб» изготавливается с использованием биореактора. Это делается в условиях надлежащей производственной практики (Good Manufacturing Practice), положения которой приняты во всем мире. «Наш организм построен из эукариотических клеток, соответственно, препарат должен производиться именно в таких клетках. Вырабатываемые в них белковые молекулы можно использовать для лечения людей. Гены, кодирующие «Энцемаб», были введены в геном специальных клеток-продуцентов. Задача была, во-первых, сделать так, чтобы эти клетки давали много молекул, а во-вторых, чтобы клоны были стабильными, то есть не меняли свои свойства и не снижали продуктивность. Это заняло у нас больше года. Сейчас доказано, что полученный клеточный штамм достаточно производителен и стабилен», — заключает исследовательница.
 
 
«Сейчас начинается еще более ответственная фаза, первый этап клинических испытаний, который заключается в том, что здоровым добровольцам введут препарат и посмотрят, не возникнут ли токсические и аллергические реакции. Если всё будет нормально, то перейдут к следующей фазе — препарат станут вводить больным людям, которых необходимо экстренно спасать от клещевого энцефалита», — уточняет Нина Викторовна.
 
Производство препарата и его клинические испытания организует АО «Фармасинтез». «Научные исследования должны достигать своего потенциального потребителя. То, что произошло благодаря сотрудничеству с АО “Фармасинтез”, — отличный пример. Нашелся реальный индустриальный партнер, который может взять хорошо исследованную разработку и продвинуть ее на рынок. У Минпромторга есть партнер в лице S-GROUP. Он помогает перебрать весь портфель разработок, которые были оплачены государством, выбрать из них наиболее перспективные и подобрать экспертов: представителей бизнеса, инвестиционных команд. Иными словами, они обеспечивают договоренности с представителями разных сторон, помогают завязать этот процесс, переводя язык фундаментальной науки на язык бизнеса, и воплощать в жизнь многообещающие разработки», — рассказывает директор ИХБФМ СО РАН член-корреспондент РАН Дмитрий Владимирович Пышный.
 
«Сочетание факторов — необходимости, рентабельности и точности действия, наличия производителя — упрощает поиск партнеров и реализацию препарата на рынке. Если бы мы предполагали, что эта молекула может служить лекарством, но ее очень трудно синтезировать, то никто бы не взялся за продвижение такого препарата. Сотрудники института всё тщательно спланировали и получили своевременную поддержку со стороны государства, именно поэтому путь от идеи до испытаний был относительно быстрым. Есть разработка, есть убедительные данные об эффективности препарата, которым поверило бизнес-сообщество. Так складывается работающий конвейер по передаче научных разработок в реальный сектор экономики. Говорить о масштабах производства еще рано, ведь это определяется в первую очередь потребностями рынка. Проблема клещевого энцефалита существует и в европейских странах, и в Казахстане, и в Китае. Мы ожидаем, что нужный людям препарат в скором времени будет широкодоступным и позволит радикально решить проблему экстренной профилактики и лечения клещевого энцефалита», — говорит директор института.
 
Когда в прошлом веке ученые задумались о производстве препаратов на основе терапевтических антител, многим это казалось фантастикой: опасались, что эффект молекул будет слабым. По словам Нины Викторовны Тикуновой, идея создания такого антитела пришла ей в голову, когда она еще была молодым кандидатом наук. Сама же разработка закончена лишь в 2013 году. Над ней трудились в основном молодые ученые. 
 
«Проект по доклиническим исследованиям этого препарата весь был создан их руками. Это как раз тот случай, когда вклад молодежи колоссален. Обычно основная нагрузка лежит на плечах опытных исследователей. А у нас молодая лаборатория, мы в институте всего лишь с 2008 года, соответственно, кадры в основном молодые. Занимаясь этой разработкой и проводя доклинические исследования, они стали кандидатами наук и опытными исследователями», — вспоминает Нина Викторовна Тикунова.
 
Мария Фёдорова
 
Фото Юлии Поздняковой, таблица из свободных источников
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.9 (7 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus