Сегодня - 08.12.2019

Археологический Алтай: история с подробностями

06 февраля 2015
 
Ученые Института археологии и этнографии СО РАН и Алтайского государственного университета подводят итоги первого года работы совместной лаборатории, созданной в АлтГУ под руководством директора ИАЭТ академика Анатолия Пантелеевича Деревянко в рамках мега-гранта. 
 
«В 2014-м году впервые поддержали гуманитариев, заявок было много, но нашу восприняли очень хорошо, так как, во-первых, имя академика Деревянко хорошо известно, а во-вторых, имеется большой научных задел, —  рассказывает ведущий научный сотрудник ИАЭТ СО РАН доктор исторических наук Андрей Иннокентьевич Кривошапкин. — Проект объединил три больших группы: две из нашего института (одна – по изучению палеолита, вторая – палеометалла) и третья из АлтГу (они, в основном, тоже занимаются палеометаллом). 
 
Работа археологов направлена на комплексное изучение всей древнейшей истории именно Алтайского края. Собственно, в региональной окраске и заключается основная «изюминка». Разумеется эта проблематика и так существовала, ведь ряд вопросов до сих пор остается актуальным: они связаны с первичным заселением территории, видом человека, который это осуществил, выяснением, откуда он произошел и как раньше развивался. «Такие задачи не нужно придумывать заново, они просто есть, — отмечает Андрей Кривошапкин. — Разумеется, мы работали над ними и раньше, причем, не один десяток лет. Однако нельзя рассматривать мега-грант в качестве просто дополнительного финансирования того, что и без того делалось — это не так, — подчеркивает специалист. — Были выделены отдельные проблемы, которые теперь исследуются исключительно в рамках  программы». 
 
«Пещерные» исследования
 
Если говорить о географии, то тремя опорными точками комплексных исследований стали три алтайских пещеры: Денисова, СтрашнАя и Чагырская. Для археологов выбор очевиден: во всех них есть останки древних людей, а одно из тематических направлений проекта как раз касается взаимоотношений нескольких сосуществовавших примерно в одно и то же время видов человека. «Кроме того, вот смотрите, — объясняет Андрей Кривошапкин, — «антропология» имеется везде, но сопутствующие ей культуры — разные, так что мы пытаемся выяснить, можно ли привязывать конкретную культуру к определенному типу древних людей. Другими словами, хотим выявить культурную и популяционную динамику на Алтае в течение каменного века». 
 
Пещера СтрашнАя
 
Есть еще один интересный момент. Костного материала человека современного типа в Денисовой пещере обнаружено не было, но вот парадокс — наиболее яркий и хорошо выраженный верхний палеолит, связанный с этим видом, найден именно в там. «Следовательно, основной вопрос: кто же производил артефакты, относящиеся к вышеупомянутому периоду, на Алтае? — говорит Андрей Кривошапкин. — То ли денисовец эволюционировал, то ли все же поработал человек современного типа, однако, опять же, откуда он взялся?»
 
В рамках мега-гранта уже прошел один полевой сезон, после чего специалистов ждут интерпретация, обработка, написание отчетов. «Собственно, так и планировалось, — поясняет ученый. — Первый год — накопление материала, второй — археологические работы также предусмотрены, но акценты смещены, больше времени и денег будет выделяться на проведение лабораторных анализов, детальное сопоставление коллекций и так далее, на третий — запланировано подведение итогов, а в идеале —объяснение, откуда все же человек современного типа взялся на Алтае». 
 
Конечно, как признают сотрудники совместной группы, за три года эту глобальную проблему вряд ли удастся решить окончательно и бесповоротно, однако, в случае успешной реализации плана, программа может быть продолжена с этим же коллективом, а в перспективе по окончании правительственного финансирования лаборатория полноценно вольется в состав АлтГУ. 
 
Искусство для человека и человек для искусства
 
Если говорить о результатах палеолитической части исследований, то, как рассказывает Андрей Кривошапкин, в нынешнем году на Денисовой пещере были найдены крайне интересные артефакты, а также получены новые датировки. «Сейчас вообще мы уделяем много внимания именно раннему искусству, — комментирует ученый. — Находки действительно уникальнейшие — например, единственные в Северной Азии подвески из зубов лося — и, как мы выяснили, благодаря активному сотрудничеству с оксфордской лабораторией по получению большой серии радиоуглеродных датировок, одни из самых древнейших (более сорока тысяч лет). В настоящий момент это самая ранняя для Евразии дата для подобных вещей». Не менее важные предметы подарила и СтрашнАя: там были обнаружены древние предметы, связанные с декоративным искусством, а также уникальные костяные орудия.
 
Украшения из Денисовой пещеры
 
«Вообще, по результатам этого года вырисовался такой аспект исследований —фокусировка на раннем проявлении художественного восприятия мира, потому что это один из важнейших моментов поведения человека современного типа, — отмечает Андрей Кривошапкин. — Так что сейчас появился целый перечень задач: хронологически обосновать местное проявление, сопоставить его с «соседями», выявить стилистику, понять, что это — декоративное искусство или идентификационное средство».
 
Сейчас уже точно доказано: на одной и той же территории примерно в одно и то же время сосуществовали разные подвиды человека, так что, естественно, нельзя исключать следующее объяснение взрывообразного появления художественных изделий: это связано с тем, что людям, принадлежавшим к тому или иному типу, надо было отделить, выражаясь фигурально, агнцев от козлищ. «Эта идентификация себя как члена той или иной группы — одна из гипотез появления искусства, — говорит Андрей Кривошапкин. — Однако и чувство прекрасного нельзя сбрасывать со счетов». 
 
Индустрия есть, а человека нет (и наоборот)
 
Еще один важный результат связан с изучением Чагырской пещеры: ее каменная индустрия отлична от той, что найдена в Денисовой и СтрашнОй. «Она просто уникальна!» — восклицает ученый. По его словам, подобная культура (она называется сибиричихинская) была выделена ранее в пещере Окладникова: «Так что очень долгое время материал из последней одиноким перстом торчал во всей Сибири, ничего похожего не было. Существовала проблема: вот один памятник, и он отличается от всего, это аномалия».
 
Теперь у пещеры имени выдающегося сибирского археолога есть «культурный» собрат. Однако что интересно: как в Окладникова и Чагырской, так и в  Денисовой пещерах найдены останки неандертальцев, однако каменная индустрия денисовских людей значительно отличается от сибиричихинских. 
 
«Анатолий Пантелеевич предложил такую идею: та популяция, о которой мы имеем сведения из пещер Окладникова и Чагырской, достаточно позднее явление, группа, которая пришла на Алтай откуда-то со стороны, возможно, Узбекистана, — поясняет Андрей Кривошапкин, — но есть одна загвоздка: да, конкретно эти алтайские первобытные люди физически близки к узбекским, но их материальная культура больше похожа на европейскую». 
 
Чтобы прояснить все загадки, археологи в течение прошедшего года составляли базы данных по каменным индустриям Денисовой, СтрашнОй и Чагырской пещер, на основании которых можно анализировать и сопоставлять отдельные признаки археологических комплексов: способы производства орудий, обработки сырья и так далее. «Сейчас появились данные о межкультурном взаимодействии, как внутрирегионального, так и межрегионального масштабов, существовало взаимообогащение технологических навыков, — отмечает ученый, — а выяснить все в деталях — задача следующего года».
 
Екатерина Пустолякова
 
Фото: предоставлено Институтом археологии и этнографии СО РАН
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (4 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus