Сегодня - 20.10.2017

Дорогу осилит идущий

02 мая 2017

Сибирские ученые побывали на побережье Каспийского моря, где провели опробование комплекса  геофизических методов для поиска уникальных археологических объектов — древних погребений. Однако старые могилы не спешат раскрывать свои тайны: в новых для себя условиях специалисты столкнулись с трудностями. Что же помешало исследователям, которые до этого успешно работали в Барабе, на знаменитом Тартасе?

 
 
Ничего уникального в том, что иногда Земля не хочет раскрывать своих тайн, нет. Подобные вызовы — часть самой профессии ученого. Когда привычные методы не дают результата, необходимо осмыслить неудачу и откорректировать дальнейшие действия. В том, что работы будут продолжаться, сомнений нет — заведующий лабораторией геоэлектрики Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука СО РАН кандидат геолого-минералогических наук Владимир Оленченко говорит, что следующий подход к загадочным захоронениям планируется осенью. Впрочем, давайте по порядку.
 
На полуострове Мангышлак (Казахстан) во время ремонта дороги совершенно случайно грейдер вскрыл некую пустоту, которая оказалась древним захоронением. Такой тип захоронений на этой территории был открыт впервые. Поскольку они располагались достаточно глубоко, археологи испытывали трудности с их обнаружением: на поверхности объекты никак не проявляются. Если смотреть вглубь, то сначала идёт порядка метра пылеватого песка или супеси, а затем, в карбонатной гальке с пластичной супесью, находится та самая пустота. С учётом особенностей устройства, такие захоронения очень интересны археологам — ведь древние могилы не разграблены и могут содержать ценные артефакты. Перед геофизиками была поставлена задача — найти эти пустоты.
 
Ещё одним открытием археологов стали каменные ограды, построенные в эпоху Великого переселения народов, в то время, когда гунны завоёвывали позднюю Римскую империю. Их изучением занимается Андрей Астафьев — сотрудник Мангистауского государственного историко-культурного заповедника Республики Казахстан. Предполагалось, что в пределах каменных оград также находятся древние захоронения, которые можно обнаружить только с помощью геофизических методов. 
 

Древние погребения, о которых идет речь, состоят из входной приповерхностной части — дромоса — и подземной части: катакомбы, куда помещали тело усопшего и ритуальные предметы. С российской стороны археологическими исследованиями занимается старший научный сотрудник Института археологии и этнографии СО РАН кандидат исторических наук Евгений Богданов.

 
«Мы привезли с собой комплекс геофизических методов и возлагали большие надежды на метод магниторазведки, он широко используется в подобных целях, и ИНГГ давно и успешно работает с Институтом археологии и этнографии СО РАН, например, в Барабинских низменности на Тартасе, — комментирует Владимир Оленченко. — Предполагалось, что здесь пустота станет создавать отрицательные аномалии в магнитном поле, и это будет отлично видно. Однако оказалось, что полости находятся среди немагнитных пород. Это все равно, что искать черную кошку в темной комнате — пустоту в пустоте. На территории, прилегающей к каменным оградам, мы делали площадную съёмку, пытались найти аномалии. Находили их от чего угодно — от кострищ, пожогов, ритуальных мест, где приносили жертвы, глиняных изделий. Эти аномалии тут же заверялись — то есть вскрывались, и обнаруживалась, например, керамика. А вот погребений не было выявлено ни одного, хотя с геофизической точки зрения это очень контрастный объект».
 

Кроме магниторазведки проведены исследования методами трёхмерной электротомографии и георадиолокации.

 
Владимир Оленченко называет составляющие вмещающих пород: известковые галька и щебень, которые скреплены пластичной супесью. Кроме того, это морские отложения, они солоноваты, поэтому обладают низким сопротивлением, что мешает работе георадара. Неравномерная засолённость затрудняет интерпретацию данных электроразведочных методов. То, что находится выше — эоловые (то есть нанесенные ветром) лессовидные супеси. Кстати, именно они в конечном итоге все же позволили исследователям уехать не совсем с пустыми руками. 
 
Катакомба и дромос
 
«Мы работали на максимуме разрешающей способности метода магниторазведки, — отмечает Владимир Оленченко. — Использовали сверхвысокоточную съёмку, минимизировали все помехи, но все равно, либо этих захоронений рядом с каменными оградами нет, либо мы их не видим. Тем не менее, выяснилось, что рядом с погребениями, вскрытыми около дороги, расположен целый комплекс, как раз там и работают археологи. На этом комплексе удачно сработал метод электротомографии.  Мы изучили площадку размером 460 квадратных метров с шагом в один метр и увидели ряд аномалий. Несколько аномалий высокого сопротивления соответствуют как уже обнаруженным захоронениям, так и ещё не установленным археологами объектам». 
 
На одном из объектов вскрытие показало — камень, закрывающий вход, провалился, и внутрь попал грунт, характеризующийся как раз повышенным сопротивлением. Именно это позволило геофизикам увидеть полость достаточно ярко. Однако все равно вопросов пока остаётся больше, чем ответов, как в методическом аспекте, так и в интерпретации данных. Нужно отработать методику поисков таким образом, чтоб однозначно выделять аномалии от погребений на фоне геологических помех. «Это действительно вызов геофизикам, но осенью мы поедем туда более подготовленными», — уверен Владимир Оленченко. 
 
По его словам, раньше геофизики ИНГГ с таким не сталкивались — на уже упомянутом Тартасе все было, как по учебнику, красивые классические картинки с аномалиями от археологических объектов. Тем не менее, каждый объект уникален  — и тот набор методов, который работает на одном, не работает на другом. «Может быть, мы попробуем использовать сейсмические методы, их мы ещё не привлекли, опробовали методы высокоточной магниторазведки, георадиолокации и электротомографии. Сейсмометоды более трудоёмкие, но нам нужно хотя бы понять: будут они действенны или нет, — комментирует Владимир Оленченко. — Есть гравитационный метод — он должен быть эффективным, ведь пустота — это недостаток плотности, но для того чтоб понять, хватит ли разрешающей способности, перед полевыми работами будем делать теоретические расчёты… Попробуем различные комбинации, различные методики. Сейчас вместе с археологами мы стоим в самом начале пути, и от того, как четко мы сможем находить эти могилы, будет зависеть, сколько уникального материала получат наши коллеги». 
 
Екатерина Пустолякова
 
Фото предоставлены Владимиром Оленченко
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus