Сегодня - 21.10.2019

Экономика с приставкой «ре-»

07 апреля 2015

Сможет ли Новосибирская область использовать свои конкурентные преимущества так же, как начали это делать Татарстан и Томск? Определенные надежды связаны с готовящейся региональной программой реиндустриализации (ПР). А она (и программа, и сам процесс), в свою очередь, зависит от конкретных шагов власти, науки и бизнеса. «План разработки плана» — так можно было обозначить тему круглого стола, прошедшего в Институте экономики и организации промышленного производства СО РАН.

Step by step

«Обменяться не только мнениями, но и сомнениями» предложил открывший дискуссию директор ИЭОПП СО РАН академик Валерий Владимирович Кулешов. «Мы находимся на ранней стадии разработки программы», — подчеркнул его заместитель, доктор экономических наук Вячеслав Евгеньевич Селивёрстов, которому досталась роль модератора. Он отметил, что создаваемый документ типологически отсутствует в федеральном Законе о стратегическом планировании: «В связи с этим мы берем на себя определенные риски», но «…регион для этого созрел и может стать пилотным». Ещё одно специфическое отличие состоит в том, что правительство Новосибирской области обратилось за поддержкой не к столичной компании (как случалось раньше и как поныне происходит на некоторых других территориях), а к сибирскому академическому институту. Это логично: ИЭОПП СО РАН выступал ключевым соразработчиком стратегий городов Бердска и Новосибирска, Новосибирской области и Красноярского края, Сибирского макрорегиона в целом, а также прогноза пространственного развития всей России.

Вячеслав Селивёрстов обозначил три основных этапа движения от идеи к рабочим планам. Сначала — создание концепции Программы реиндустриализации, это уже сделано. Основные направления и механизмы её осуществления должны быть проработаны к июньскому форуму «Технопром-2015», «…чтобы зазвучали на федеральном уровне». Наконец, цельный документ, многоотраслевой и многоуровневый, следует довести до готовности к октябрю. «Очень важно войти в бюджетный процесс следующего года», — акцентировал экономист.

Вячеслав СеливерстовКачество и жизнеспособность ПР напрямую будут зависеть от правил игры, по которым она будет создаваться. Об этом говорила коллега В. Селивёрстова по институту, доктор экономических наук Галина Афанасьевна Унтура. Главный инструмент взаимодействия — круглые столы, их намечено провести ещё четыре. Тема следующего: «Социальная направленность и социальные последствия реиндустриализации». «Мы рассчитываем не на обсуждение возможностей каждого участника, — предупредила Галина Унтура, — а на интеграционный потенциал». Директор технопарка новосибирского Академгородка Дмитрий Бенидиктович Верховод тоже предупредил: «Программа станет действенной, если она станет публичной. Если же останется на уровне тусовок, то не будет признана». Он предложил создать в Интернете дискуссионную площадку, на которой размещались бы все материалы обсуждений.

Не менее сценария и стиля совместной работы важны и её инструменты. Для продвижения от концепции к программе создаются рабочие группы. 12 из них уже утверждены: 7 межведомственных и отраслевых, 5 — по направлениям экономической деятельности. Включатся в работу и уже действующие коллаборации, такие, как Межрегиональная ассоциация руководителей предприятий (МАРП) или неформальный «мозговой трест» выпускников НГУ.

На сегодня, как сообщил Вячеслав Селивёрстов, прорисован «скелет» будущей программы. Она будет состоять из трех крупных блоков. Первый — основополагающий: «Цель, основные задачи и принципы реиндустриализации экономики региона». Второй определит механизмы, институты, инструменты и ресурсы всего процесса. Этот комплекс видится самым ёмким, разветвленным на множество секторов и подпрограмм. Третий — дорожная карта, то есть поэтапный план конкретных действий, заведомо осуществимый и приемлемый для всех участников.

Программофобия?

Программа реиндустриализации — далеко не первый комплексный проект инновационного развития для Новосибирска. «У нас были десятки программ по одной только энергетике, и ничего не было выполнено!» — напомнил директор Института теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН член-корреспондент Сергей Владимирович Алексеенко. Не так давно на другом круглом столе участники констатировали провал создания ЦОИР (Центра образования, исследований и разработок) по поручению, заметим, Президента России. Закончилась, не начавшись (вместе с деньгами)  областная программа (она же ДЦП) господдержки Новосибирского научного центра.

Обсуждаемый проект по реиндустриализации некоторые участники дискуссии ставили в этот же ряд. И спрашивали в лоб: а целевое финансирование будет? Ирина Аманжоловна Травина, руководитель ассоциации «СибАкадемСофт» спросила прямо: «Если денег в программе нет, то чем мы здесь занимаемся?» Она поставила дилемму — либо инновационные предприниматели станут воспринимать новую инициативу власти как «некоторую политическую карту» (игральную, а не местности), либо областное правительство должно будет объявить конкурс на реализацию до пяти крупных (с бюджетом порядка 1 млрд. долларов) проектов, открыто отбираемых по некоторым критериям. А помощник председателя СО РАН доктор физико-математических наук Геннадий Алексеевич Сапожников дополнил финансовую составляющую организационной. Он предложил преобразовать министерство образования, науки и инновационной политики Новосибирской области, создав профильный департамент по науке, инновационной деятельности и высшему профессиональному образованию (со включением его руководителя в правительство), а для осуществления ПР учредить управляющую компанию.


Экспромт мэра наукограда Кольцово Николая Григорьевича Красникова:

Идея хороша, концепт программы…
При обсуждении сломали столько вил,
Что в жизни может повториться драма:
На завершенье не осталось сил.


Валерий КулешовЗамглавы другого местного министерства (экономического развития) Виталий Борисович Шовтак не полемизировал, но аргументировал: «В отличие от ЦОИР, который нам навязали сверху, программа реиндустриализации — это назревшая и осознанная потребность на уровне руководства области. Когда начинался технопарк, в его успех тоже многие не верили». Бизнесменам же чиновник посоветовал не испрашивать гранты, но  «…видеть цепочки, в которые можно встроиться и заработать». А Вячеслав Селивёрстов расставил точки над «i» по деньгам: говоря о «бюджетом процессе», он имел в виду целевое федеральное финансирование, такое же, как для программы «ИНО Томск».

В поисках драйвера

Круглый стол показал: те самые цепочки на самом деле есть. Правда, они имеют очень разную протяженность (пространственную, хронологическую и структурную), и до бесконечности причудливую конфигурацию. Академик Валерий Кулешов напомнил о возможности использования так или иначе сохранившихся фундаментов (и в прямом смысле тоже) советской индустрии. Один из её гигантов, московский ЗиЛ, расположился на территории в 300 гектар, которую теперь разделили на девять функциональных частей, где разместятся жилые микрорайоны, деловой и спортивный центры, парки… и все-таки производство автомобилей. В результате получится «город в городе» с доступной транспортной инфраструктурой, 43 000 рабочими местами и социальными объектами. В Новосибирске потенциальный «ЗиЛград» — это площадка (100 га) обанкротившегося «Сибсельмаша». Здесь может вырасти индустриальный парк, считают руководители «Ростеха», собственник предприятия, и власти Новосибирска. Концепция должна быть подготовлена до июня этого года, координатором назначено созданное мэрией ОАО «Новосибирское агентство инновационного развития» (НАИР).   
 
Другой путь реиндустриализации (впрочем, приставка «ре-» здесь не очень уместна) связан с развитием недавно созданных наукоёмких производств. На круглом столе обсуждались две большие отрасли: микро- и наноэлектроника, а также биомедицинские технологии и фарма. В Новосибирске предприятия обоих направлений уже используют разработки академических институтов. В качестве примера назвали фабрику биополимеров, позволяющую, по словам Д. Верховода, «…вывести на фармацевтический рынок целый класс изделий, которые в России не производятся». «Треугольник Лаврентьева на наших глазах превращается в квадрат, поскольку появляются реальные производства. С ними заключаются договоры поставок, это самый короткий путь коммерциализации», — считает директор Института физики полупроводников им. А.В. Ржанова СО РАН член-корреспондент Александр Васильевич Латышев. Но самый короткий — не всегда самый массовый и эффективный. «Проблема передачи, — считает учёный, — это проблема кадров и психики. Нужен драйвер, который проведёт разработку от института до конечной точки».

В границах Академгородка таким драйвером мог бы стать Центр прототипирования при технопарке, но он не состоялся — как считает Дмитрий Верховод, по чисто субъективным причинам. Теперь он предлагает воссоздать расширенный аналог, Научно-производственный центр. Проректор НГУ и председатель НП «Биофарм» член-корреспондент Сергей Викторович Нетёсов доказывал, что ядро крупного регионального биофармацевтического кластера уже сформировалось в наукограде Кольцово. «Ядром ядра» является ГНЦ вирусологии и биотехнологии «Вектор». Вокруг него работает негосударственый «пояс внедрения»: компании «Вектор-Бест» (один из двух лидеров России по диагностическим препаратам), «Вектор-БиАльгам» (единственный отечественный производитель  вакцины против гепатита А), «Вектор-Медика» — первым  в стране освоивший выпуск рекомбинантного человеческого интерферона…Список не завершен, а перспективными  разработками начнут заниматься инновационный центр Кольцово и бизнес-инкубатор, постоянной базой которых станет строящийся Биотехнопарк.

Увы, перспектива пока не безоблачна. Сергей Нетёсов главным препятствием назвал «высокий бюрократический барьер при регистрации медицинских изделий и лекарственных средств (многоступенчатость, дороговизна процедур и затянутость сроков), а также непрозрачность проводимой экспертизы». И никакая региональная программа эту проблему не решит: как в советском анекдоте, «систему менять надо». Дорогостоящие «институты развития» (не все, но многие) показывают косность, которой могут позавидовать самые заскорузлые госструктуры. Член-корреспондент Алексеенко пересказал ответ сколковских менеджеров на обращение с проектом по фотовольтаике: «Нам в России солнечная энергетика не нужна!». А председатель наблюдательного совета ПО «Сиббиофарм» Александр Викторович Салостий поделился парадоксом: с одной стороны, около 85% российского рынка ферментов составляет импорт, с другой — только его предприятие готово полностью закрыть потребности России в фитазе, основном гормональном стимуляторе роста сельскохозяйственных культур.

«Сиббиофарм», компании Кольцово и Академгородка относятся к тем предприятиям, которые, по словам Галины Унтуры, «…и без Программы прекрасно развиваются». Вопрос (вовсе не эстетический) — в том, что считать прекрасным. Устойчивые позиции на рынке компаний Х, У и Z автоматически не приводят к импортозамещению и экономической безопасности в масштабах страны или хотя бы региона. Систему менять на самом деле надо. И работа над ПР —  вероятно, не что иное, как попытка изменить её в отдельно взятом субъекте Российской Федерации.

Андрей Соболевский

Фото: Екатерина Пустолякова, Юлия Позднякова, Андрея Соболевского
 

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus