Сегодня - 21.01.2020

Наука, бизнес и государство сошлись на ЯМАЛе

07 октября 2013

О взаимодействии науки и бизнеса говорили так много, что это уже успело поднадоесть. Уже многократно озвучена проблема: ученые, создав разработку, не имеют возможности реализовать ее в коммерческом секторе, а корпорации не знают, какие технологии имеются в запасниках исследователей. Мост, который, по идее, должен соединять эти два берега, на практике пытаются конструировать самыми разными способами.

В частности, есть нередко звучащие мнения: в научных институтах должны появиться люди, обладающие необходимыми знаниями и компетенциями для того, чтобы эффективно продвигать и продавать созданное в процессе исследовательской деятельности государственным и частным компаниям. Кроме того, задается вполне закономерный вопрос: а где брать таких специалистов, ведь они должны не только быть экономически подкованными, но и понимать суть той или иной разработки? Институт нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН решает эти проблемы, создав временный междисциплинарный научный коллектив (ВМНК) ЯМАЛ, взаимодействующий с рядом крупных игроков с «той» стороны — одноименным технопарком, корпорацией «Газпром» и администрацией Ямало-Ненецкого автономного округа.

Игорь ЕльцовОрганизаторские «ноу-хау»

«ВМНК существует у нас уже второй год, — говорит заместитель директора ИНГГ СО РАН доктор технических наук Игорь Николаевич Ельцов. — Его главная задача — поставить разработки сибирских ученых на службу наших контрагентов. Специфика работы непроста: северные арктические территории, экстремальные условия работы».
Собственно говоря, именно ВМНК ЯМАЛ является промежуточным звеном, помогающим разработке стать технологией. Это и называется «инновационным процессом».

Все началось с контракта с «Газпромом». Затем результатами работы ВМНК заинтересовался окружной технопарк «Ямал». «Его руководители и представители правительства ЯНАО сразу же предложили, чтобы мы включились в деятельность, которая осуществляется в рамках технопарка. Между нами было заключено рамочное соглашение. По нему мы определили некоторые формы работы, а также стратегические цели. Одним из инструментов является малое инновационное предприятие, созданное в ИНГГ СО РАН совместно с НГУ по 217-му федерального закону — предприятие «Сибингео». Сейчас оно реализует нескольких инновационных проектов», — комментирует Игорь Ельцов.

Экономист-аналитик ВМНК ЯМАЛ Екатерина Васильевна Чечеткина добавляет: «Недавно Институтом экономики и организации промышленного производства СО РАН проводился анализ стратегий коммерциализации разработок Сибирского отделения. Они вывели некоторый ряд вариантов, и получилось, что наш случай — это нечто новое, его раньше не было». По словам Екатерины, кстати, имеющей экономическое образование и отвечающей за соответствующую составляющую сотрудничества в рамках ВМНК (иными словами, это тот самый человек, который соединяет в себе набор необходимых компетенций для коммерческого продвижения разработок), специалисты пытаются найти формы сотрудничества, комфортные и для ученых, и для представителей бизнеса. «Новизна, — утверждает Екатерина Чечеткина, —в первую очередь заключается в создании самого ВМНК, раньше каждый НИИ старался либо самостоятельно внедрять свои технологии, либо «отпочковывать» их в мелкие фирмы по ФЗ №217, либо переводить в технопарки. У нас же получается: приглашаются ученые из разных институтов разной тематики, общими усилиями выбираются наиболее перспективные и реальные проекты, готовые к коммерциализации». Иными словами, с ВМНК ЯМАЛ интересно сотрудничать потому, что там сконцентрированы несколько направлений, полезных, в данном случае, для работ на северах. Как у корпорации «Газпром», так и у региона есть определенные потребности, а также ярко выраженные проблемы, несколько отличные от тех, что волнуют другие территории. Имея «пакет» технологий, касающихся самых разных направлений, можно подобрать готовые решения.

По мнению Екатерины Чечеткиной, это как раз тот случай, когда, говоря официозно, происходит формирование нового канала трансфера технологий через взаимодействие науки, бизнеса и государства. Аспирант и сотрудник ИНГГ СО РАН, а по совместительству — руководитель компании «Сибингео» Алексей Николаевич Фаге «переводит» это на более простой язык: «Собственно, мы хотим стать некими агентами между учеными (которые, с одной стороны, не хотят участвовать в коммерческих отношениях с представителями бизнеса, потому что страшно, а с другой — хотят, потому что это принесет деньги) и заинтересованными в их разработках структурами».

«В данном случае, сотрудничество получается эффективным, — подхватывает Екатерина Чечеткина, — каждый делает свое дело, не дублируя ничьи функции. В этом и есть смысл задумки — в построении эффективной коммуникации». Как отмечает Алексей Фаге, на Западе такие вещи существуют уже десятки лет: есть компании, которые собирают разработки, адаптируют их и предлагают бизнесу: «Мы хотим сделать что-то подобное на базе СО РАН и посмотрим, что будет».

Алексей ФагеПакет конкретных предложений: заглянуть под землю

Если говорить о проектах, по реализации которых работает ВМНК ЯМАЛ, то их объединяет совершенно очевидная вещь: решение проблем северных территорий. Первый касается исследований по малоглубинной геофизике: эта работа основана на известной технологии ИНГГ СО РАН — комплексе электрометрических методов, которые позволяют, как рентгеном, просвечивать верхнюю часть геологического разреза. «Этот проект у нас уже запущен с технопарком «Ямал», сейчас предложено несколько экспериментальных площадок, на которых посредством нашей технологии будет существенно сокращено предшествующее строительству бурение», — комментирует Игорь Ельцов. По его словам, технопарк очень заинтересован в этих работах: территория характеризуется сложной криологической обстановкой, заключающейся в том, что зона вечной мерзлоты на границах городов Надым, Салехард, Новый Уренгой «плавает». То есть, в сторону севера идут вечномерзлые породы, а на юге они каждый теплый сезон оттаивают, и, по сути, в каждом микрорайоне нужно вносить коррективы на этапах подготовки к строительству.

Для технопарка «Ямал» технология, о которой идет речь, тоже интересна в плане инженерных изысканий для городских задач, потому что, как уже говорилось, грунты там сложные. «Нам приводили примеры зданий, которые возводились на недостаточно изученной площадке, и теперь их пытаются уберечь от падения. Если использовать наши методы, то можно лучше охарактеризовать геологические особенности участка под строительство тех или иных объектов», — комментирует Алексей Фаге.

Что касается «Газпрома», то компании «геофизика» нужна для контроля зон растепления скважин. Когда они бурятся в вечной мерзлоте, а газ снизу поступает нагретый, то постепенно происходит оттаивание прилегающей области с весьма печальными последствиями: иногда, по словам Алексея Фаге, вся надземная инфраструктура действующей скважины может уйти под землю, потому что образуется болото. «Речь идет о мониторинге: с некой периодичностью снимаются данные с тем, чтобы наблюдать, как ведет себя зона растаивания», — говорит руководитель «Сибингео».

Корни кедра обрабатывают криогелемИзолировать и/или укрепить

Для проблемы растепления скважин может быть использована еще одна разработка сибирских ученых — криогели, созданные в Институте химии нефти СО РАН (г. Томск). Они являются полимерами, которые можно применять в различных вариантах. Уже почти десять лет их используют для гидроизоляции, стабилизации почв, особенно в тяжелых грунтах, в частности, там, где мерзлота, потому что в процессе оттаивания-замораживания криогель приобретает достаточно прочную структуру. «Изначально он похож на глицерин, — объясняет Алексей Фаге. — Потом, когда его замораживают, напоминает силикон, затвердевая. Как говорят разработчики, чем больше циклов оттаивания-заморозки, тем этот полимер прочнее». Собственно, в случае со скважинами, криогель смешивают с песком и получившимся материалом заполняют приустьевую воронку, образовавшуюся в результате растепления многолетнемерзлых пород.

Еще из него можно делать экраны, чтобы изолировать грунтовые воды от фундамента: делается несколько скважин, в которые заливается полимер, после чего образуется вертикальный экран, препятствующий распространению влаги. Также криогелем укрепляются откосы дорог: на севере дороги плывут, но если обработать таким образом почву, то она стабилизируется.

Технопарк «Ямал» использует эту же разработку для проекта по рекультивации тундры. «Она является очень ранимой территорией, и сейчас, с одной стороны, ликвидируются последствия не очень экологичного вмешательства в природную среду, а с другой —создаются новые щадящие условия для работы», — говорит Игорь Ельцов. Криогели, по опыту предыдущего использования в Читинской области, показали высокую эффективность в этом направлении работ.

«Раствор используется более слабый, с немного другими наполнениями, — продолжает рассказ Екатерина Чечеткина. — А смысл вот в чем: корни растений обрабатываются криогелем, а затем, после посадки, им поливают почву еще и сверху. Таким образом, вегетативная система растений защищена от перемерзания, плюс к этому структура льда в полимере немного другая: кристаллики мелкие, и они не рвут маленькие корни. Кроме того криогели цементируют почву, защищая от выветривания и вымывания. То есть, они помогают прижиться и перезимовать. Для северных земель со слабым плодородным слоем это действительно находка. Нынешней осенью у нас были проведены экспериментальные работы: мы посадили с использованием полимера кедры и многолетние травы. Посмотрим, как они вырастут».

Екатерина ЧечеткинаОбогреть без излишней потери тепла

На очереди у специалистов проект по отоплению высоких помещений за авторством Института теоретической и прикладной механики им. С.А Христиановича СО РАН. «Сейчас уже начался отопительный сезон, и мы выбираем подходящий объект, где есть статистика по теплозатратам за предыдущий период, — говорит Екатерина Чечеткина. — Смонтируем за счет администрации ЯНАО (об этом уже есть договоренность) несколько установок для обогрева, и они покажут свой результат в реальных условиях арктической зимы. Мы ожидаем, что это сэкономит до 30% теплоэнергии, и тогда можно говорить и о коммерческом применении, и о госзаказах».

Таким образом, можно видеть: для каждого отдельного проекта делаются варианты применения на конкретно взятой северной земле. В ВМНК ЯМАЛ есть шесть блоков, разделенных по направлениям наук, их руководители активно работающие учёные — или заместители директоров институтов СО РАН или заведующие лабораториями. Впоследствии именно этими людьми подбираются команды для решения тех или иных задач. Создав отдельную группу для продвижения разработок, идеологи и организаторы ВМНК — директор ИНГГ СО РАН академик Михаил Иванович Эпов и Игорь Ельцов — под несколько иным углом взглянули на инновации. Последний комментирует: «Наш коллектив, я считаю, уверенно чувствует себя в новых организационных и экономических условиях. Мы нащупали незамеченную другими форму работы, и у нас сложился хороший альянс с представителями Севера».

Екатерина Пустолякова

Фотографии предоставлены А.Фаге
 

Голосов еще нет
Поделись с друзьями: 

Система Orphus