Сегодня - 22.10.2019

Наука и медицина

10 октября 2012

Ежегодная конференция «Фундаментальные науки – медицине» прошла в сентябре в Институте химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН. О результатах исследований, среди которых разработка лекарства от болезни Альцгеймера и имплантаты нового поколения, нам рассказала председатель оргкомитета конференции доктор биологических наук Марина Аркадьевна Зенкова.

Марина Зенкова- Институт химической биологии и фундаментальной медицины проводит эту конференцию уже семь лет, за это время идея сотрудничества между учёными и медиками-практиками оправдала себя?

- Ещё как! Я считаю, что многих исследований, про которые рассказывали на конференции, вообще могло не быть, если бы не программа «Фундаментальные науки – медицине». Потому что для научной работы необходимо финансирование. А как только мы выходим на какие-то эксперименты in vivo (на живом организме), то на исследования становятся нужны совсем большие деньги. Например, Лаборатория физики наноструктурных биокомпозитов (Институт физики полупроводников СО РАН) Юрия Петровича Шаркеева, результаты которой представляла на конференции кандидат физико-математических наук Елена Викторовна Легостаева, над имплантатами работает уже более десяти лет. Когда этот коллектив начинал работать по программе, у них был только наноструктурированный титан и попытки сделать из него дентальные импланты . Сейчас у них уже организовано производство,  получены патенты, причём, не только на сами имплантаты, но и на их покрытие. Это гигантский прогресс.

- Можно ли по итогам конференции выделить какие-то вопросы, которые сегодня волнуют многих исследователей?

- В 2012 году мы сформировали тематику по четырём основным направлениям: внеклеточные и циркулирующие нуклеиновые кислоты; новые лекарственные препараты и материалы для медицины; антитела и патогенез в лечении заболеваний и новые технологии в клинической диагностике. Также было пять пленарных докладов. И вот в первом докладе академик РАН Владимир Вячеславович Болдырев рассказал о том, что такое механохимия и показал наиболее яркие достижения своей лаборатории. И, конечно, у аудитории сразу возник вопрос: как все эти открытия, связанные с новыми формами лекарственных веществ, внедрять?


Проблема в том, что сейчас нет специальных институтов, которые взяли бы у исследователя из рук технологию и попытались ввести её в практику. Эта тема потом много раз поднималась во время докладов. Заслуженные учёные говорили о том, что нет путей передачи технологии в промышленность.


- А в чём главная проблема, почему никто не берётся за промышленное производство?

- В том, что затраты завтра не окупятся. Для такого производства нужны «длинные деньги». Чтобы вложение себя оправдало, понадобится не один год. Нужно не только построить  маленький заводик (любые таблетки это всё равно мини-производство: три-четыре комнаты с соответствующим оборудованием), но и освоить маркетинговые технологии. Необходимо показать врачам и пациентам, что этот препарат, полученный вот такими инновационными технологиями, действительно лучше, чем его устаревший аналог. Хотя само действующее вещество в нём тоже самое, но сделано оно биодоступным, быстрее растворяется, имеет кристаллическую форму, которая лучше взаимодействует с организмом.

- Какие доклады, с Вашей точки зрения, были особенно значимыми?

- Из пленарных выступлений мне особенно понравились два. Доктор медицинских наук, заведующая лабораторией нейрогеномики поведения в Институте цитологии и генетики СО РАН Нина Константиновна Попова в своём докладе рассказала о факторе BDNF (нейротрофический фактор мозга  - белок человека, кодируемый геном BDNF, и контролирующий способность головного мозга к изменению в процессе жизни.) в коррекции генетически детерминированных патологических форм поведения. Учёные изучают мозг, его когнитивные и креативные способности, а также процессы старения. Фактически экспрессия этого белка связана и с болезнью Альцгеймера, то есть со старческими поражениями. Н.К.Попова представила комплекс своих исследований, которые ясно показывают, что если сейчас решить проблему доставки в мозг генно-инженерного белка BDNF, то мы получим способ, если не лечения, то облегчения состояния у больных с Альцгеймером. Это пример ситуации, когда фундаментальные исследования привели, во-первых, к пониманию процессов, происходящих в мозге, во-вторых, к идее, как можно улучшить клиническое состояние в сторону нормализации, в-третьих, какие проблемы ещё не решены. Такие доклады очень стимулируют работу мысли.

- Какая главная цель этой конференции?

- Конференции «Фундаментальные науки медицине» ИХБФМ проводит традиционно. Они призваны показать уровень тех разработок, которые могут быть применимы в медицине. Но, к сожалению, медики не так активно участвуют в нашем мероприятии, как нам хотелось бы, потому что оно сделано в научном формате. Вообще, меня в последнее время поражает малая наполненность залов на конференциях в России. Почему-то отсутствует молодёжь, которая должна была бы, с моей точки зрения, сидеть и слушать-слушать, так, чтобы ничего не упустить. Ведь некоторые учёные здесь представляют работу за два года, а те, кого мы попросили сделать пленарные лекции, рассказывали вообще о десятилетних исследованиях. И делали  это понятно, в доступной форме, без лишней детализации, но зато с глобальными выводами, которые уже приняты научным сообществом.


Мы организуем конференцию, чтобы люди, которые работают по программе фундаментальных исследований Президиума РАН «Фундаментальные науки -  медицине», могли бы показать свои достижения, обсудить результаты и просто посмотреть, в каком направлении движется наука.


- Сколько учёных приняли участие в конференции в этом году?

- В этот раз зарегистрировались 60 человек, а на заседаниях присутствовало в районе 40.  Мы провели «Фундаментальные науки – медицине» в таком маленьком формате, потому что наши коллеги из Красноярска, Иркутска и Томска, не смогли участвовать: в это же время у них проходили свои конференции. Мы в свою очередь не поехали к ним по этой же причине. Наверное, лучше организовывать всё-таки одну большую конференцию, чем несколько маленьких в разных городах. Но выступления в этом году были очень достойные. Например, доктор биологических наук, профессор Аркадий Львович Маркель рассказывал про то, как возникает почечная гипертензия. Оказывается, образуется петля: сначала давление влияет на почки, а потом, почки запускают повышенное давление. Это очередное подтверждение того, что ничего не бывает случайно: когда вы лечите одно, то нельзя забывать про другое. Это исследование сделано на крысах как на модельном животном, которые позволяют изучать то, что невозможно увидеть, работая с человеком. Глядя на больного, мы видим картину в целом.  А мышку или крысу можно сначала полечить, а потом, создать угрожающую ситуацию и наблюдать ответ организма.

- У сотрудника ИХБФМ Владимира Алексеевича Рябинина доклад был связан со свиным гриппом, расскажите  о результатах его исследования?

- На конференции Владимир Алексеевич сообщил, что они создали чип, который позволяет определить, является ли конкретный сезонный грипп склонным к образованию пандемически опасного штамма, способного вызвать эпидемию, или нет. Учёные проанализировали все субштаммы гриппа, которые уже отсеквенированы, и сопоставили полученную информацию с тем, вызывал ли этот грипп сезонные заболевания или вызывал пандемии. Затем, они искали общие маркеры, которые показывают, может ли этот штамм вызвать эпидемию. Учёные доказали, что если в сезонном гриппе появляются определённые маркеры, которые показывают, что он теоретически может стать пандемическим, то нужно применять особые меры борьбы с инфекцией. Рябинин считает, что если бы при появлении свиного гриппа не было такой гиперреакции всего мирового сообщества, то вполне возможно, что он пошёл бы по планете и стал бы более опасным.


Первые показатели по смертности от H1N1 были высокими, но благодаря проявленной  бдительности,  число заболевших, в итоге, было небольшим. А с помощью изобретённого чипа можно сразу узнать, если ли у вируса пандемический потенциал  или нет.


- Если судить по конференциям, которые проводит ИХБФМ, то, как изменились исследования на стыке науки и медицины за последние годы?

- По докладам видно, что прогресс за последние два года есть. Кроме тех исследований, про которые я уже упоминала, интересным ещё был рассказ о новых методах диагностики. Доктор биологических наук, профессор Алексей Сергеевич Иванов объяснял, как использовать прибор BIACORE (высокочувствительная полуавтоматическая система для изучения и анализа взаимодействия различных молекул и объектов нанодиапазона) в биомедицинских исследованиях на опыте собственных научно-исследовательских работ.

- Последний день конференции был медицинским, про что говорили врачи?

- Завершающий день конференции мы посвятили флебологии – разделу медицины, который изучает строение и функционирование вен, их заболевания и патологические состояния. Во многих докладах освещалась именно экспериментальная флебология.  Я бы отметила доклад доктора медицинских наук, профессора Евгения Владимировича Шайдакова из Санкт-Петербурга: «Экспериментальное обоснование выбора характеристик лазерного излучения для повышения эффективности эндовазальных вмешательств».  Он подробно рассказал, как они проводили своё многоцентровое исследование, в каком случае и для каких сосудов, нужно применять определённые лазеры. Мне кажется, этот доклад показал, что в клинической медицине России есть место для исследований чрезвычайно высокого уровня. Потрясает объём данных, который исследователи смогли проанализировать: за два года они рассмотрели около 10 000 случаев, при этом, отбор пациентов был очень жёстким. Это пример исследования, которое проведено на уровне мировой науки.

Ангелина Иванова

Фото: анонс - ipim.ru, 2 - А. Иванова, 3, 4, 5 - Ю. Позднякова.

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus