Сегодня - 20.02.2018

Наука, молодёжь, ФАНО

14 ноября 2014

На сессии «Перспективы развития сети Советов молодых ученых в условиях реорганизации государственных академий наук» активисты обсудили самые злободневные проблемы.

Валерий Бухтияров и Андрей Матвеев (слева направо)Казалось бы, список того, что волнует молодых учёных, не меняется из года в год: жилищный вопрос, бюджетные ставки, аспирантские стипендии, обособленные молодёжные конференции и межнаучный обмен… Но события второй половины 2013 и 2014 годов погрузили всё это в новый контекст. «Реальным итогом первого года реформ является притирка двух новых организаций — комментировал главный учёный секретарь СО РАН член-корреспондент Валерий Иванович Бухтияров. — Есть учредитель всех академических институтов в лице ФАНО России, отвечающего, прежде всего, за финансовое и имущественное положение. С другой стороны, есть Российская академия наук и её региональные отделения, которые должны осуществлять научно-методическое руководство. Иногда ФАНО забегает вперед, иногда РАН забывает, что организационные вопросы теперь не в ее ведении — в общем, идёт приработка. Сейчас этот год заканчивается, а вместе с ним и мораторий, который Президент России Владимир Владимирович Путин объявил до 15 января 2015 года. Теперь готовится следующий этап реформы — структуризация институтов».

Главный учёный секретарь СО РАН напомнил молодым коллегам, что в мягком режиме структуризация в Академии велась постоянно: слабые институты закрывались либо вливались в лидирующие. Вместе с тем он обозначил основную цель нового процесса: «Государство декларирует, что академические институты могли бы закрыть разрыв между наукой и промышленностью». Вкратце очертив особенности каждого из четырёх типов укрупнённых исследовательских центров, Валерий Бухтияров предположил, что в качестве пилотного проекта мог бы состояться, прежде всего, федеральный углехимический центр в Кузбассе на базе трех кемеровских институтов СО РАН: «Если там будут найдены хорошие решения, они могут быть тиражированы на Кольском полуострове и в других местах».

Поскольку в этот день собрались председатели советов научной молодёжи Новосибирского научного центра СО РАН, речь шла преимущественно об Академгородке, его институтах и НГУ. «Весь научно-образовательный и инновационный комплекс должен работать с единой координирующей структурой, — сказал В.Бухтияров, — но не вполне понятно, как это осуществить законодательно». Учёный видит потенциальные риски в том, что академические институты, «оставшись наедине с новым учредителем», ослабят интеграционные связи между собой и университетом. Оптимизм внушает 51 новая лаборатория НГУ-СО РАН, вносящая вклад в публикационную активность по естественным наукам. Валерий Бухтияров поделился подсчётом: если вычленить математику, физику, химию, астрономию и нанотехнологии, то по этой группе направлений университет уже вошел в ТОР-100 — по крайней мере, занимает 85-е место в ранжире High School.

Приветственная речь академика Николая Сергеевича Диканского несколько затянулась, но когда ему напомнили, что надо ещё успеть выбрать руководство СНМ, учёный ответил: «Остаться без председателя не страшно. Страшно остаться без науки». К первым шагам ФАНО он относится скептически: «Там нет компетенций для управления исследовательскими процессами». Университет был также затронут его экс-ректором, в частности, план открытия при НГУ технологического института: «Он нужен не для дополнительной кадровой поддержки Технопарка, а для разработки опережающих технологий. У нас в Новосибирском научном центре осталось всего 2-3 института, в которых есть возможности что-то проектировать и конструировать».

Сибирское территориальное управление ФАНО на встрече представлял заместитель его руководителя, в недавнем прошлом председатель СНМ СО РАН, кандидат химических наук Андрей Викторович Матвеев. Он сказал то, о чём знает не понаслышке: «Если в институте нет молодёжи, то нет и самого института. В Федеральном агентстве это понимают и с первых дней уделяют внимание работе с молодыми учёными, для чего 1-го июля создана специализированная рабочая группа». В Новосибирском научном центре работать есть с кем: научной молодёжи, включая аспирантов, здесь насчитывается около 2 500 человек, то есть больше половины от всего Сибирского отделения. За последнее пятилетие доля молодёжи выросла на 15%, но…только за 8 месяцев 2014 года зримо упала: около ста молодых сотрудников,  из числа претендентов на получение жилищного сертификата, ушли из институтов. Такую печальную статистику привела организатор Съезда, зампредседателя СНМ СО РАН, кандидат экономических наук Юлия Сергеевна Отмахова.

В своем выступлении Юлия рассказала о результатах проведенной паспортизации советов молодых ученых институтов Сибирского отделения РАН. По результатам этого мониторинга средний возраст институтских лидеров научной молодёжи — 32 года. На год старше кандидат биологических наук Пётр Николаевич Меньшанов. После перехода Андрея Матвеева в ФАНО он был назначен временно исполняющим обязанности руководителя Совета научной молодёжи СО РАН, а на днях единогласно был избран председателем СНМ ННЦ СО РАН. Коллеги согласились с идеей Меньшанова о том, что необходимо пересмотреть Положение о СНМ СО РАН (в котором есть и анахронизмы, и пустоты, и неточности) и затем предложить новую редакцию общесибирскому «съезду Советов». Но, скорее всего, и руководителем обновленного СНМ СО РАН останется новосибирец: к этому решению подводит и приведенная выше пропорция, и то, что в Новосибирске находятся Президиум СО РАН и теруправление ФАНО.

Как выразился про Меньшанова один из выступавших в его поддержку, «Пётр — страшный человек. Страшный для тех, кто идёт против наших устремлений». Главное из устремлений — продолжить решать проблемы молодых учёных. Главная из проблем — наверно, всё-таки жилищная. Руководству СО РАН удавалось сильно снижать её остроту, действуя комплексно: передавая участки под ЖСК, распределяя жилищные сертификаты, санкционируя институтские ссуды нуждающимся, строя и приобретая жильё (включая служебное). Так выстраивались «цепочки» от места в общежитии до комфортабельной собственной квартиры.

Юлия Сердюкова, Петр Меньшанов (слева направо)Теперь сданное и строящееся служебное жильё (а также земельные участки под ним) остались в ведении Академии наук, а молодыё учёные, вместе с институтами, перешли в ФАНО. Государство одно, а ведомства разные: получается, что квартиры формально заселяются «чужими работниками». Федеральное агентство планирует продолжить работу и по строительству, и по сертификатам. По последним уже продолжает, но… Петр Меньшанов поделился: «Отдельные столичные чиновники считают, что ученые слишком далеки от сего мира и не способны разобраться в юридических нормах России. По их мнению, из Москвы виднее, кто в Сибири нуждающийся, а кто нет». Несмотря на такие наблюдения, новый председатель предпочитает действовать дипломатическими методами. Но ни в коем случае не выжидать. Один из пяти принципов программы Петра — превентивность. По строящемуся жилью и, тем более, поступившим сертификатам решения должны приниматься оперативно, используя возможности трактовки новой редакции ФЦП «Жилище» во благо реально нуждающейся молодежи, а не для закручивания гаек по линии финансов.

Неопределённость, череда перемен без видимого финала не могут не нервировать. Но молодые учёные — люди не слабонервные и с чувством юмора. Доктор физико-математических наук Леонид Викторович Кулик из Института химической кинетики и горения им.В.В. Воеводского СО РАН рассказал, что в продолжение «Михайлова дня» (в честь Ломоносова и Лаврентьева) молодые учёные проведут весёлую «Михайлову ночь». «Праздничный симпозиум молодёжи Академгородка» будет посвящён… чему бы вы думали?
 
Слиянию институтов.

Андрей Соболевский

Фото автора

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (7 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus