Сегодня - 07.12.2019

Неизбежный Mega Science

27 июля 2016

Несмотря на многочисленные затруднения и проволочки, создание Национального гелиогеофизического комплекса РАН не приостановлено. Изыскательские и проектировочные работы продолжаются, а их координацией и контактами с властями всех уровней занимается молодой и успешный учёный — Сергей Олемской.

Солнце посылает на Землю излучения, от гамма-частиц до радиоволн: через миллионы километров космос пронизывают невидимые потоки. Их зарождение, движение и влияние на Землю исследуют в иркутском Институте солнечно-земной физики СО РАН. Именно в его стенах родилась идея проекта масштаба mega science — Национального гелиогеофизического комплекса РАН (НГГК РАН). Он предполагает создание на базе действующих обсерваторий ИСЗФ СО РАН несколько новых установок, во всех отношениях уникальных, направленных на решение актуальных фундаментальных и прикладных задач в области солнечно-земной физики и физики околоземного космического пространства. Создание НГГК РАН было конституировано постановлением Правительства России № 1504 от 24 декабря 2014 года, но затем появились сообщения о том, что Главгосэкспертиза дала отрицательное заключение на согласованную ФАНО проектную документацию. Как выяснилось, это касалось только двух создаваемых новых объектов, и к тому же исправленные документы уже снова поданы на экспертизу.

Общий вид крупного солнечного телескопа

Что, где, для чего

Научный руководитель ИСЗФ СО РАН академик Гелий Александрович Жеребцов сделал краткий экскурс по тем инструментам, которые станут создаваться «с чистого листа».

Крупный солнечный телескоп (КСТ). Будет строиться в Мондах вблизи монгольской границы, дополняя действующий там комплекс. «Это инструмент нового поколения для проведения на мировом уровне наблюдений структуры и динамики солнечной атмосферы и активных явлений на Солнце.  Там начнутся работы не только по солнечной активности, но и по предупреждению кометно-астероидной опасности, — уточнил Г.А. Жеребцов. — С фундаментальной же точки зрения важно углубление наших представлений о процессах, происходящих на поверхности и в глубинах Солнца, и об их влиянии на околоземное пространство и жизнь человека».

Многоволновый радиогелиограф. Создается на базе действующего радиотелескопа в урочище Бадары. Новый радиогелиограф с высоким временнЫм, пространственным и спектральным разрешением реализует диагностический потенциал радионаблюдений. Эти данные будут являться ключевыми в корональной магнитографии и при исследовании процессов энерговыделения в атмосфере Солнца.

Оптические инструменты изучения атмосферы Земли в бурятском поселке Торы (в той же Тункинской долине, где будут возводиться два предыдущих объекта). «В нашем институте оптические наблюдения ведутся сравнительно недавно, около 20 лет, — отметил академик Г. Жеребцов, — и сегодня мы сосредоточили внимание на инструментах нового поколения для проведения на мировом уровне мониторинга  параметров мезосферы, тропосферы и антропогенных воздействий на ионосферу, исследований структуры и физики верхней атмосферы Земли, а также климатических изменений».

Радар некогерентного рассеяния НР-МСТ. «Некогерентное рассеяние радиоволн, —считает Гелий Александрович, — это прецизионный метод, который требует многолетней практики и высшей квалификации. Нигде в стране, кроме нашего института, специалистов в этой области нет». Сегодня ИСЗФ использует НР-радар, переделанный из военной станции противоракетной обороны 1973-го года: планируется, что два мощных (с импульсным излучением до 2 МВт) инструмента будут работать в комплексе, «прозванивая» разные высоты сигналами различной длительности. Выбор места под НР-МСТ дался непросто, поскольку такой объект требует близости ЛЭП большой мощности и специфического ландшафта: по итогам 14 экспедиций остановились на Тажеранской степи вблизи Малого Моря и острова Ольхон в среднем Прибайкалье.

Нагревный стенд и лидар. Это набор радио- и оптических средств, объединенных вокруг НР-радара и позволяющих проводить наиболее полную диагностику заряженной и нейтральной компонент верхней атмосферы. Лидар, названный научным руководителем ИСЗФ «не совсем нашим объектом», создается на базе разработок томского Института оптики атмосферы СО РАН им. В.Е. Зуева под руководством доктора физико-математических наук Геннадия Григорьевича Матвиенко. Лазерные методы станут логическим дополнением радиолокационных и оптических. Лидар позволит получать и анализировать информацию о нейтральных частицах, а в прикладном аспекте — вести мониторинг состояния атмосферы. Располагаться новые объекты будут там же, где и радиолокатор НР-МСТ.

Центр обработки данных (ЦОД). Необходим для сбора, хранения и, главное, самой разносторонней переработки информации, объем которой увеличится более чем пропорционально возможностям новых инструментов НГГК — информационные потоки возрастут и за счет синергии с действующими комплексами. Корпус для ЦОД площадью около 3 000 квадратных метров планируется построить в Иркутске на территории ИСЗФ СО РАН.

Расположение антенн радара некогерентного рассеяния МСТ-НР в Тажеранской степи

Пока нам удавалось создавать инструменты лучше, чем планировалось». Академик Гелий Жеребцов.

 

К Солнцу через тернии

Путь от идеи НГГК до воплощения замысла начался не с определения инженерно-технических объектов, а с осознания проблемы. «В стране назрела острая необходимость прогнозирования солнечной активности, — убежден академик Гелий Жеребцов, — но решать эту задачу можно лишь на базе серьезных фундаментальных исследований».  В США запущена национальная программа «Солнечная и космическая физика — наука для технологического общества», и, для примера, таких радиолокаторов, как единственный в России НР, в мире работает уже 11. Концепция  проекта создания НГГК в 2008 году была представлена тогдашнему президенту РАН академику Юрию Сергеевичу Осипову и легла в основу подписанного через шесть лет (!) постановления Кабмина: шло упорное продвижение всевозможных бумаг через столичные кабинеты.  Минобрнауки, к примеру, решило «поруководить процессом» и провести проект через слушания. Провели и дали положительное заключение. Не сразу определились с генподрядчиком: им стал в результате Лыткаринский завод оптического стекла (ЛЗОС), входящий в концерн «Швабе Оборона и Защита», который, в свою очередь, является структурой госкорпорации «Ростехнологии» (поэтому на осмотр перспективных площадок НГГК летом прошлого года прилетал глава «Ростеха» Сергей Викторович Чемезов).

Сергей Олемской

«Тормозящую роль сыграло и ФАНО. Во-первых, проект правительственного постановления пролежал там весь 2014 год, пока руководитель агентства не решался его завизировать. Документ был издан 24 декабря, а средства поступили 26-го. Стоило немалых усилий успеть распределить их в виде авансов по исполнителям: иначе бы деньги просто “сгорели”», — об этих событиях рассказал доктор физико-математических наук Сергей Владимирович Олемской, который официально именуется секретарем формируемого НГГК, а фактически является его мотором, продуцируя и продвигая все документы, координируя ход работ разных субподрядчиков. Он же объяснил причину появления информации об «отклонении» всего проекта Главгосэкспертизой. ЛЗОС пригласил на два первых объекта своего проектанта, мало знакомого со спецификой Сибири и ИСЗФ. Эти два пакета на самом деле получили отрицательное заключение, но, по согласованию с «Ростехом», проектная организация была заменена на иркутскую, и подготовленные ею новые документы уже отосланы на повторную экспертизу. ФАНО и в этой ситуации сыграло роль замедлителя — первоначальные бумаги бездвижно пролежали полтора месяца, а затем чиновники агентства, не вникая в детали и не привлекая специалистов, всё же согласовали их… Пришлось корректировать график выполнения работ и перенести на следующий год прохождение госэкспертизы. И так было потеряно фактически два года.

Тем не менее Сергей Олемской настроен конструктивно: «Если в 2016 году мы получим положительное заключение госэкспертизы, то после процедуры торгов, в начале 2017-го, могли бы начаться и строительные работы, и изготовление инструментов». Он рассказал также о юридической стороне проекта: «Планируется создание Федерального исследовательского центра (ФИЦ) по солнечно-земной физике с приглашением в него организаций, имеющих обширный опыт исследований в данной области. Предполагается разработка единой комплексной программы экспериментальных исследований в области астрофизики и солнечно-земной физики». При этом неизбежно и расширение штата ИСЗФ. По прогнозу С. Олемского, необходимо будет принять на работу около 80 научных сотрудников и примерно столько же — инженерно-технического персонала.

Наука и жизнь

Научной базой будущего ФИЦ занимается идеолог проекта академик Гелий Жеребцов. Сегодня он является председателем Совета по солнечно-земной физике РАН и научным руководителем ИСЗФ. Идею НГГК Гелий Александрович в будущем готов «доращивать» до более мощной и протяженной сети: «По территории России проходит девять часовых поясов, и только наша страна дает уникальную возможность ежедневного наблюдения за Солнцем от Камчатки до Калининграда». Но учёный ведет речь не просто о регистрации физических явлений, а о давно назревшей необходимости формирования национальной программы фундаментальных исследований физики Солнца и околоземного космического пространства.

Гелий Жеребцов

При этом Гелий Александрович много и увлеченно рассказывает, насколько важен прикладной, технологический аспект изучения и прогноза «космической погоды»: «На околоземных орбитах работает большое количество аппаратов различного назначения, с помощью которых решается широкий круг задач научного и прикладного характера, в том числе и в интересах государственной безопасности. Надежность и эффективность работы этих спутников определяется не только качеством используемых в них новейших технологий, но и состоянием окружающей среды. Работоспособность и эффективность крупных инженерно-технических установок наземного базирования — систем радиосвязи, радиолокации, радионавигации, радиопеленгации — также во многом зависят от состояния околоземного пространства. В прогнозах заинтересованы очень многие — гражданская авиация, военные, МЧС, Роскомгидромет, всех не перечислить».

По словам Гелия Александровича, сейчас готовится проект нового постановления Правительства РФ — не только из-за передачи ряда функций от ФАНО к «Ростехнологиям», но и для конкретизации работ по второму этапу. В этот документ закладывается организационно-правовая форма НГГК РАН — ФИЦ на базе Института солнечно-земной физики. «Мы убедили ФАНО, что его можно создавать без слияния юридических лиц, — рассказал академик. — В России по нашей тематике работают организации самого различного профиля и масштаба: Уссурийская обсерватория в Приморье, якутский Институт космофизики и аэрономии им. Ю.Г. Шафера, ионосферная станция Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука под Новосибирском… Эти и другие структуры могут, и, я надеюсь, будут участвовать в формировании и выполнении научных программ, не теряя самостоятельности».

Механическое объединение разнопрофильных институтов по географическому принципу в одно юридическое лицо академик вообще не считает реформой: «Сделать из 1100 единиц 700 — это не путь к их эффективности».  Он видит оптимальным возврат к схеме, согласно которой управляющий делами РАН одновременно работал в аппарате правительства и мог отстаивать там целостные интересы ведущей исследовательской системы страны.

Как бы сегодня ни было организовано управление наукой, Гелий Жеребцов считает главной задачей сохранение и рост научной молодежи. «Она живет надеждой на создание НГГК, — сказал академик,— а если проект рухнет, то уже через три месяца у нас ее не будет. Молодые учёные постоянно общаются с коллегами из-за рубежа, их заочно очень хорошо знают и высоко ценят. Исчезнет перспектива — оставаться здесь будет незачем. В Соединенные Штаты они будут благоустроены, но на вторых ролях, зато во Франции, Италии, Австралии есть возможности быстрого карьерного роста. Людей интересует не только зарплата, но и уровень исследований, их обеспеченность современной аппаратурой».

Андрей Соболевский

Фото автора, рисунки из презентации ИСЗФ СО РАН

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (4 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus