Сегодня - 12.08.2020

…Под собой ощущая страну

24 сентября 2014

При желании журналистику и социологию можно в чём-то сопоставлять. Однако если первая исследует общество эклектически и подчас заведомо необъективна, то учёные ведут поиск, вооруженные достаточно строгим и сложным инструментарием. И далеко не всегда ясно, подтвердятся  их гипотезы или будут отвергнуты. Эта разница особо проявляется, когда журналист приходит на конференцию к социологам и пытается отобразить увиденное и услышанное на своем, а не их языке. Так что не стреляйте в пианиста.

Параллельные миры

Предметом социологических исследований становится не только наша жизнь как таковая, но и её продолжение в Интернете. Магистр социологии из НГУ Дарья Михайловна Юськова рассуждает про «взаимную гибридизацию» физического и сетевого: «Интернет — зеркальная копия сайта под названием реальность. Он облегает её так же, как биосфера геосферу. У каждого из вас в кармане лежит нечто, 24 часа в сутки и 365 дней в году соединяющее с сетью, за исключением тех моментов, когда она падает». Но и в это время мы там присутствуем посредством оставшихся на серверах писем, сообщений, поисковых запросов (всё чаще голосовых). Эти элементы Дарья Юськова считает «точками гибридизации», приводящими к формированию у человека его «виртуального тела». И точно! Автору этих строк приходят вполне персонализированные спам-предложения: вылечить зубы или исправить зрение. Правда, сетевое зеркало иногда сбоит и предлагает увеличить грудь… Как бы то ни было, развитие идёт именно по этому пути —  наращивания возможностей распознавания, прогресса семантического анализа.

Интернет существенно изменил и столь знакомое нашим читателям явление, как паранаука. Старый лозунг «науку — в массы!» теперь привёл к невероятной компетентности представителей этих самых масс, которые на различных площадках уверенно обсуждают то Большой адронный коллайдер, то Вторую мировую войну, то вопросы диетологии… Выступавший на конференции магистрант ВШЭ Тимофей Алексеев отмечал появление «…совокупности индивидов, не являющихся сертифицированными специалистами и способных производить тексты в данной предметной сфере научного знания». Оценок этим сообществам бесстрастный исследователь не давал, но к статьям в «Википедии» заставил относиться с двойной осторожностью…

Кандидат социологических наук Анна Владимировна Стрельникова (ВШЭ) исследует феномен «потребительской солидарности» горожан на примере сообществ онлайн-дарообмена. В интернете бурно развиваются (с удвоением аудитории за год) ресурсы типа «Дарудара», на которых пользователи не просто отдают и берут друг у друга различные вещи, но и «делают мир лучше» — например, в роли «анонимных Дедов Морозов». «Стратегия «купил-использовал-выбросил» сменяется чем-то иным — констатировала социолог, — Потребление становится коммуникацией, превращающая дарение из редкой ситуации в постоянное явление».

Суррогатопийцы и дауншифтеры

Предмет исследовательского интереса коллеги Стрельниковой по «вышке», кандидата социологических наук Зои Вячеславовны Котельниковой, смотрится экстравагантно: «Потребление контрафактного алкоголя в России». Точнее, его потребители. Долю подделки на рынке хмельных напитков оценивают в 5-9 процентов, включая, правда, вполне технологичную продукцию нелегальных «третьих смен» и не принимая в расчет домашние вина и самогоны. «Проблема контрафактного алкоголя проявилась в ходе горбачёвской реформы, обострилась в 90-е годы и не теряет своей актуальности и сегодня», — считает социолог. Она общалась с респондентами, сообщавшими об употреблении такой продукции в последние 30 дней: «Около 45% из них заявили, что делали это осознанно. Кто же эти сумасшедшие?» А вот кто: более 60 процентов — мужчины, средний возраст 40-45 лет, высшим образованием не отягощены. Неправильные напитки приобретают в известных им проверенных местах, одно из которых посетила и Зоя Котельникова (куда ж без личного опыта?): «В подвальном магазинчике, подойдя к шампанскому, я заподозрила неладное. Тут же возник молодой человек и предложил купить с рук духи». Выяснила она и мотивы потребления контрафакта. Принцип «…а гадость пьём из экономии» не преобладает, ибо эту гадость маскируют под легальный продукт не только тарой, но и ценами ненамного ниже. Более важную роль, как выяснилось, играет претензия на маскулинность: «Что я, не мужик, что ли?!»

Доклад Яны Николаевны Крупец, петербургского доцента ВШЭ, начался с песни Юрия Визбора про «…первую строку по имени работа». В советскую эпоху труд провозглашался  целью и смыслом жизни. Сегодня ситуация меняется: по крайней мере, в городах и у молодёжи «увлечения становятся работой и наоборот». Яна Крупец представила несколько типов современных работников, от «прилипалы», который «…поступая в университет, знает, кем и откуда уйдёт на пенсию», до его антипода, «попрыгунчика», у которого «нет никакой карьерной идеи». Попутно исследователь из северной столицы показала, что для социолога не всегда так уж важен большой-пребольшой массив данных. Она исследовала  всего несколько десятков людей. Мало? Конечно. Но Яна Крупец оперировала понятием не «выборки», а «кейса», трендового набора ситуаций и характеристик. Применительно к работе это история карьеры, актуальное занятие и отношение к нему, представление об идеальной занятости, психологические характеристики того или иного индивида. Вот питерская журналистка, освещающая европейские модные показы  и попутно владеющая «онлайн-пекарней» (это ещё не виртуальная еда, а просто продажа пирогов через Интернет): «Я поняла, что катать тесто тяжелее, чем писать». Единичный пример отражает определенный набор новых тенденций, мотиваций, подходов к труду и его понимания… А вот тридцатилетний пиарщик крупной торговой сети, мечтающий «…уехать в Таиланд, выбросить в море паспорт, плести корзины и любоваться закатами». Чем не герой нашего времени?

Тонкие материи

Старший преподаватель НГУ Алла Александровна Анисимова и доцент этого же университета Ольга Геннадьевна Ечевская рассказали об исследовании сибирской региональной идентичности, которое ведётся в 2011 года. Тема, как вы понимаете, сложная — с оглядкой на последние события...  Социологи начали с выяснения того, кто такие «сибиряки» в представлениях самих жителей Сибири (это не одно и то же!), что это значит для людей — быть сибиряками? Рождаются ими или становятся? В целом стало понятно, что в становлении идентичности большую роль играет деятельностная составляющая: чем сильнее человек «вложился» в эту территорию, создал, построил что-то на сибирской земле — тем в большей степени он ощущает себя сибиряком. «Этот аспект очень важен для формирования местного патриотизма и чувства малой Родины, которые в немалой степени способствуют закреплению людей на земле и препятствуют оттоку кадров из региона», — акцентировали учёные. На новом этапе их внимание сконцентрируется на изучении семейных историй и биографий сибиряков, путей переселения их предков, значимости семейного и биографического факторов для формирования сибирской идентичности на индивидуальном уровне.     

«Неустоявшимся объектом исследования» назвала кандидат социологических наук Татьяна Юрьевна Черкашина семейное благосостояние и экономические взаимоотношения супругов. Во-первых, сегодня помимо денег в бумажниках и на картах мы оперируем кредитными средствами, движимым и недвижимым имуществом, владеем ценными бумагами и долями в предприятиях. Но при этом у некоторых доходных групп основу достояния составляет советское наследие — приватизированные квартиры, дачи и участки, гаражи… Во-вторых, со слов учёного, по этой теме «нет релевантных информационных баз», а респонденты по-прежнему неохотно (а некоторые и лукаво) делятся сведениями о своём достатке. Тем не менее, есть выборки, есть несколько моделей формирования семейного благосостояния, типологии и стратификации «домашних экономик»… И есть выводы. «На уровне тенденции обнаружено, — сообщается в работе Татьяны Черкашиной, — что больший вклад женщин в бюджет домохозяйств повышает вероятность их распада…Неустойчивость хозяйств, в которых экономически лидирует женщина, свидетельствует о доминировании на уровне установок традиционных моделей отношений супругов». Да, общие дети связывают, но для части успешных женщин переход в матери-одиночки не видится катастрофичным.

Похвала капитану Очевидность

Казалось бы, некоторые выводы некоторых докладчиков были в некотором смысле предсказуемы. Хорошо зарабатывающей женщине проще расстаться с «малобюджетным» мужем, чем бедной. Сибиряк — значит труженик (а потом уже лыжник и фанат сувенирной продукции I`m Siberian). Суррогатный алкоголь понятно, среди какой публики популярен. Паранаука прогрессирует прежде всего в Интернете. Et cetera et cetera. Но об этом хорошо высказалась профессор Светлана Юрьевна Барсукова из ВШЭ: «Когда ты получаешь адекватный, ничем не удивляющий результат, то он намного ценнее».

Сходятся воедино два видения одной картинки: социологическое и обыденное (журналистское). И в пределах того или иного вопроса (явления, темы, феномена) уже можно возражать Юрию Андропову, сокрушавшемуся о незнании общества, в котором мы живём.

Андрей Соболевский

Фото: 1 — автора, 2,3 — Юлия Позднякова

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus