Сегодня - 23.08.2019

Жулики и воры в науке: рецепты борьбы с фальшивыми учёными

03 октября 2016

Не секрет, что в России сложилась порочная практика незаслуженного присвоения ученых степеней политикам, бизнесменам и различным мошенникам, которым необходимы «корочки» для продвижения по карьерной лестнице и других целей. С помощью вольного сообщества экспертов, исследователей и репортёров «Диссернет», занимающегося противодействием махинациям в области научной и образовательной деятельности, стало известно о тысячах случаев фальсификации диссертаций. Пока вся страна наблюдает за беспрецедентным разбирательством вокруг докторской министра культуры РФ Владимира Мединского, эксперты фестиваля науки EUREKA!FEST-2016 обсудили феномен жуликов и воров в науке и предложили способы борьбы с ними.  

Модератором дискуссии выступила научный журналист, основатель популяризаторского агентства «Чайник Рассела» Ирина Якутенко, которая представила свою классификацию тех, кто занимается подобной имитацией научной деятельности:
 
Ирина Якутенко
 
— Первая категория — обыкновенные шарлатаны, которые прекрасно осознают, что они  аферисты, продавая змеиную кожу, «таблетки» со стволовыми клетками, тесты по дерматоглифике. Другие же типы посложнее, так как эти люди действительно работают в науке и искренне верят в своё дело. Например, в эффективность облучения воды, чтобы она якобы поменяла свою структуру и приобрела целебные свойства. Сюда же относятся последователи гомеопатии и других течений, коих мейнстрим-наука не признаёт. 
 
Следующая когорта фальсификаторов: люди, которые знают — с их экспериментами что-то не так, и намеренно искажают факты и скрывают правду по разным причинам. 
 
— Например, ещё полгода назад я бы назвала жуликом хирурга Паоло Маккиарини, — говорит Ирина Якутенко. — Этот человек пересаживал трахеи, выращенные из стволовых клеток, и его долго обвиняли в жульничестве, ведь большинство пациентов умерли! Но, по последним данным, Маккиарини оправдали: нашли подтверждение, что он в своей работе просто был не совсем корректен. 
 
Также Якутенко привела примеры учёных, которые намеренно подделывают результаты исследований для достижения выгоды. Самым громким стал, пожалуй, случай японки Харуко Обокаты, которая подделала эксперименты и заявила о создании так называемых STAP-клеток. В результате фальсификаций и поднятой шумихи в прессе научный руководитель Обокаты Ёсики Сасаи покончил жизнь самоубийством.   
 
Ещё одна категория жуликов — это люди, которые к науке не имеют прямого отношения, но используют её в своих целях, как правило, для приобретения статуса и продвижения по карьерной лестнице. Такие «учёные» покупают диссертации ради «корочки».
— Жулики есть в любой профессии, но в науку идут выдающиеся люди — и жулики там тоже выдающиеся попадаются, — отметила Ирина Якутенко. — Поэтому есть смысл выяснить, что движет научными махинаторами?
 
Андрей Ростовцев
 
Доктор физико-математических наук, научный сотрудник Института проблем передачи информации РАН, соучредитель движения «Диссернет» Андрей Ростовцев рассказал, кто становится фигурантами дел «Диссернета» и предложил некоторые рецепты борьбы с ними:  
 
— Среди наших «клиентов» встречаются даже такие, чья «работа» над диссертацией сводится всего лишь к замене титульного листа, остальной текст — тотальный плагиат. Такие люди, как правило, сами не писали и не читали свои кандидатские или докторские. В основном — даже не видели, всё сделали нанятые «специалисты». Тем не менее в России большая масса таких квалификационных работ: более шести тысяч примеров известны на сегодняшний день. 
 
Многие авторы пошли дальше подмены данных на заглавной странице, и с помощью контекстной замены в текстовых редакторах исправили ключевые слова в документе. Например, была диссертация про шоколад, стала про говядину.
 
— Ситуация осложняется в медицинских диссертациях, когда заменяются диагнозы, а текст остаётся прежним. Например, мы нашли две работы с абсолютно одинаковым содержанием, только в одной псориаз был изменен на микробную экзему. И исправлены лекарства: имунофан на циклоферон. Все остальные данные совпадали слово в слово, при том что это разные заболевания! К сожалению, авторы — практикующие врачи, — добавляет Андрей Ростовцев. — Они идут на фальсификацию, в том числе из-за сложившейся неписанной традиции: если хочешь стать заведующим отделением, у тебя должна быть кандидатская, если главврачом — то непременно докторская.  
 
Другой пример — люди, которых эксперт тактично назвал «не совсем здоровыми»: 
 
— Кто-то коллекционирует награды, кто-то — фото с известными мира сего, а есть те, что собирают учёные степени. Так мы нашли человека, последовательно защитившего пять докторских: в 2010 году он стал доктором социологических наук, а в 2011 — физико-математических! А до этого уже был и экономических, и педагогических, и при этом состоял во многих липовых академиях. 
 

« К сожалению, с подобным грубым жульничеством мешает бороться введённое Госдумой положение о сроке давности по лишению учёной степени, согласно которому все диссертации, защищённые до 1 января 2011 года, считаются благообразно научными, и никто не может предъявить к ним претензии. Один из сооснователей «Диссернета» Андрей Заякин однажды в своей статье назвал подобное нововведение столь же бессмысленным, «как если бы гаишники изымали только те фальшивые водительские права, которые были выданы после 1 января 2011 года, а все остальные, купившие права до этой даты, спокойно могли бы ездить».


Андрей Ростовцев рассказал про попытку проведения поправок к противоречивому законопроекту. 

 
— При помощи одного депутата мы предложили в Госдуме отмену срока давности, но поправки не прошли. Никто не проголосовал против закона. 
 
Ещё одним камнем преткновения специалисты считают сложившуюся практику, при которой заявление о лишении учёной степени направляется в тот же диссовет, где  присваивалась квалификация. По статистике, в 90 % случаев работу, чья ценность была поставлена экспертами под сомнение, всё равно признают правильной. Однако если жалоба попадает в альтернативный диссертационный совет, то так же в 90 % случаев её удовлетворяют. Поэтому Ростовцев предложил требование рассмотрения жалоб в альтернативном диссовете, как один из рецептов в борьбе с лжеучёными. 
 
— Большую проблему представляют фирмы, которые пишут научные статьи, кандидатские, докторские диссертации на заказ. Это огромный подпольный рынок. Мы пытаемся проработать ещё один метод — юридическое преследование изготовителей научно-аттестационных работ. Это возможно, но пока плохо распространено, практически нет прецедентов. 
 
Егор Задереев
 
Ведущий научный сотрудник Института биофизики СО РАН кандидат биологических наук Егор Задереев считает, что в российской науке есть несколько «больших зол», которые необходимо искоренять:
 
— Не должно быть списка научных журналов ВАК и самой ВАК. Ведь в каком случае репутационная система будет работать? В том, когда она станет достаточно многочисленной, распределённой и независимой. Пока получается парадокс: чем сильнее мы выстраиваем систему защиты от махинаторов, тем сложнее технически защититься нормальному молодому учёному, так как накручивается больше формальностей. И тем проще защититься жулику, за которого всё делает фирма, — считает Задереев. — Наша наука должна быть максимально интегрирована в мировую. Большое количество игроков мы можем получить только так. Потому что в какой-то области специалистов в России может быть всего десять. И они все по определению будут в конфликте интересов. А когда мы выходим на международный рынок — там местечковость и липовость начинает рушиться. 
 
Ещё один участник дискуссии — заместитель директора Института ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН, декан физического факультета Новосибирского государственного университета член-корреспондент РАН Александр Бондарь отметил, что деятельность проекта «Диссернет» очень важна, однако не стоит впадать в эйфорию:
 
— Жулики многообразны и очень изобретательны. Они быстро приспосабливаются: не просто более замысловато тасуют тексты, но и переписывают чужие идеи своими словами. Для науки это одинаково опасно. Мало того, что мошенники получают блага, занимают общественные посты, но самое главное: при этом наносится удар по авторитету честной добросовестной науки. Пока я вижу выход в экспертизе. Причём нужно проверять не тексты, а научное содержание работ. 
 
Андрей Цатурян
 
Старший научный сотрудник кафедры гидромеханики Московского госуниверситета доктор физико-математических наук Андрей Цатурян возразил предыдущему выступающему, что в «Диссернете» всё-таки главная цель не изобличить жуликов, не проверить все диссертации, а прежде всего — консолидировать научное сообщество. 
 
Профессор Университета штата Нью-Йорк Stony Brook и СколТеха, заведующий лабораторией компьютерного дизайна материалов МФТИ Артём Оганов отметил, что борьба с лжеучёными — это хорошо, главное, «не перегибать палку»: 
 
— Зачастую мы начинаем охоту за ведьмами (бывает в обществе пахнет такими настроениями, у нас как будто в ДНК это вшито). Мой призыв такой: не строить из себя судей и не перегибать палку! Мне кажется, если экспертиза анонимна, мы усложняем ситуацию и мутим воду, которая могла бы быть прозрачной. Так как это делается в большинстве случаев сейчас — очень скверная практика. Фиксированные диссоветы — тоже. Оппонентов нужно подбирать под каждую конкретную диссертацию, и это должно быть публично. То же самое с рецензированием статей. Если имя рецензента становится известным, это прекрасный стимул для него быть честным. О какой прозрачности можно говорить, если пока экспертами являются люди в маске?
 
Записала Марина Москаленко
 
Фото Анастасии Федоровой, Фотоклуб НГУ
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 4.3 (3 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus