Сегодня - 25.05.2019

Депрессия — пандемия XXI века

16 августа 2018

Сегодня в мире более 300 миллионов человек страдают депрессией. По мнению специалистов, в течение ближайших пятидесяти лет она может выйти на первое место по распространенности, опередив сердечно-сосудистые заболевания. Медицина располагает эффективными методами лечения, но специализированную помощь получает менее половины тех, у кого есть это психическое расстройство.

 
 
Правило трех «Н»: не хочу, не могу, не буду
 
Вы чувствуете себя подавленно, часто сомневаетесь в своих силах, подолгу сидите, пытаясь сосредоточиться. Ваша работоспособность понижается, пропадает интерес к окружающему миру и даже прежние увлечения не приносят удовольствия. Казалось бы, все мы иногда немного ленимся, откладывая важные дела «на потом», или пребываем в плохом настроении, желая остаться в одиночестве. Однако если взять перечисленные симптомы в сумме и умножить на фактор времени, то ответ должен насторожить. Такое поведение человека, длящееся более двух недель, может быть признаком депрессивного расстройства. 
 
«Существует так называемая депрессивная триада. Во-первых, сниженное настроение, сниженный аффект, куда входит целый комплекс других сателлитных нарушений, например ангедония, то есть вы перестаете радоваться, получать удовольствие от хобби, спорта, музыки и практически всего, что вас окружает. Во-вторых, замедляется когнитивная активность — резко падает производительность, уменьшаются ресурсы оперативной памяти, человек не может принимать качественные решения, которые требуют одновременного синтеза большого количества информации. В-третьих, моторная заторможенность — то, что называется психомоторной ретардацией, при которой вся наша двигательная и психомоторная активность становится медленнее», — рассказывает директор Научно-исследовательского института физиологии и фундаментальной медицины академик Любомир Иванович Афтанас. 
 
Одним из ранних признаков депрессии считается нарушение сна. Он состоит из двух фаз, медленной и быстрой, составляющих один цикл, при этом каждая из них необходима для восстановления определенных систем человеческого организма. В зависимости от вида депрессивного расстройства изменяется продолжительность этих фаз и периодичность в цикле. Здесь же следует учитывать пресомнические, интрасомнические и постсомнические показатели: то, как мы засыпаем, как спим и как просыпаемся. Обычно депрессия сопровождается навязчивыми мыслями и воспоминаниями, мешающими уснуть, стремлением найти удобную позу, частыми ночными и ранними утренними пробуждениями. 
 
 
«К психиатру не пойду!»
 
В современном российском обществе мало кто рассматривает депрессию как реальное психическое расстройство, поэтому часто складывается ошибочное представление: «просто мне сейчас грустно», «такой период», «скоро само пройдет». Однако это болезнь, требующая лечения, и заниматься ей должен специалист: врач-психиатр или психотерапевт. Но даже среди тех, кто понимает серьезность происходящего, не все обращаются за помощью из-за страха маргинализации, в их представлении психиатрическая больница носит отпечаток стигмата, и желающих получить такую «черную метку» вы вряд ли найдете.
 
В НИИФФМ подчеркивают, что консультация со специалистом необходима. Депрессия — это не только предвестник или сопутствующее заболевание соматической патологии. Заметна, например, частая связь с кардиоваскулярной патологией и раком поджелудочной железы. Вообще, депрессия и онкология — два очень близких конструкта, поскольку первая сопровождается элементами нейровоспаления, что сильно ухудшает ситуацию с иммунитетом, и в результате становится возможным запуск механизмов появления атипичных клеток, потенциально злокачественных.
 
Генетический бэкграунд и его воплощение
 
С точки зрения генетики депрессивное расстройство нельзя назвать гомогенным, так как прямого «гена депрессии» не существует, в процесс вовлекается множество генов, отвечающих за нейрохимические системы мозга и поведение человека в целом. Отягчающее воздействие оказывают случаи заболевания или устойчивого сниженного настроения у родственников, наблюдающиеся на протяжении нескольких поколений. 
 
«Кроме самого генетического бэкграунда важна его реализация, — отмечает Любомир Афтанас. — Мы можем иметь предиспозицию, то есть определенный тип реагирования на происходящее, при этом у каждого из нас различный ее уровень. Например, сейчас мы ничем не отличаемся друг от друга, но представим, что начинает действовать стресс, его сила возрастает, всё это происходит в течение определенного времени, и тот, у кого уровень предиспозиции больше, заболеет быстрее, высока вероятность развития депрессии или психоза». 
 
Некоторые люди находят в себе силы пережить трудности, будь то предательство, крушение собственных надежд или потеря близких. В этом случае сниженное настроение, нарушение сна и ухудшение самочувствия мотивированы психотравмирующей ситуацией, то есть носят ситуативный характер, а сам человек отдает себе отчет в том, что он должен двигаться дальше, преодолевая невзгоды. Что касается личностей слабых и нерешительных, они не в состоянии самостоятельно выйти из сложных коллизий, а, следовательно, склонны к психическим расстройствам. Основными качествами людей, наиболее предрасположенных к депрессии, психологи считают совестливость, аккуратность и постоянное стремление к порядку, доходящие до педантизма, завышенные требования к себе, неуверенность и заниженная самооценка. 
 
 
Что происходит в мозге?
 
Депрессивное расстройство связано с ухудшением нейрональной пластичности. Что это значит? Наш организм способен реагировать на внешние раздражители, и у такого реагирования есть определенный диапазон. «Эластичная» нейрональная система здорового человека предоставляет ему целый спектр возможных разнообразных реакций, в то время как ухудшение нейрональной пластичности существенно сокращает диапазоны реагирования, все решения и действия становятся однотипными или даже стереотипными, люди теряют гибкость мышления и креативность.
 
«При депрессивном расстройстве уменьшается площадь коры головного мозга и толщина слоя серого вещества в тех зонах, которые связаны с процессами восприятия и обработки информации и поведением человека. Мозг имеет свою химию — нейрохимию, есть медиаторы, обеспечивающие работу различных нейрональных систем для того, чтобы мы нормально воспринимали информацию, адекватно ее перерабатывали, переживали те или иные эмоции в зависимости от раздражителя. При депрессивном расстройстве метаболизм этих нейромедиаторов, или трансмиттеров, грубо нарушается. В процессы вовлекаются серотонин, дофамин, норадреналин — то есть те медиаторы, которые контролируют наше поведение, эмоции и весь нейрокогнитивный профиль в различных условиях жизнедеятельности», — рассказывает Любомир Афтанас.
 
Значительный объем коры головного мозга занимают специализированные сети, отвечающие за внимание, восприятие, выражение эмоций и контролирующие исполнительную деятельность. При депрессии их работа нарушается. В структуре головного мозга есть сеть, работающая по умолчанию, то есть в тот момент, когда, условно говоря, мы ничего не делаем. Она позволяет человеку прокручивать в голове базовые сценарии, сосредотачиваться на насущных проблемах и повседневных делах. У пациента с депрессией эта сеть обладает патологической активностью и захватывает переживания негативного характера: люди часто вспоминают неудачи, когда-либо случавшиеся с ними, ошибки, сделанные по глупости, — всё то, что было пережито под знаком минус, ищут подтверждение своей никчемности, производят девальвацию прошлых достижений.
 
Методы лечения депрессивного расстройства
 
В современной медицине существует несколько способов лечения депрессии. 
 
Нейрофармакология применяется в тех случаях, когда можно обойтись с помощью одних только лекарственных препаратов, сейчас основными являются блокаторы обратного захвата серотонина. У этого подхода есть существенная особенность — положительный эффект может наблюдаться не у всех пациентов. При использовании определенного поколения препаратов ответ на терапию дают менее 40 % людей с депрессивным расстройством. Оставшимся прописывается другое поколение лекарств, и снова реакция наблюдается лишь у 40 %. Возникает такое понятие, как резистентная депрессия: пациенту, не давшему ответ на два поколения предложенных препаратов, необходимо использование других технологий. В этом случае положительного эффекта можно достичь путем применения методов нейромодуляции. 
 
«Мы провели диагностику и понимаем, какие сети патологически активны у пациента. Их узлы по-разному проецируются в различные участки коры, поэтому, правильно выполнив диагностику, мы знаем, на какой узел сети мы хотим воздействовать, — отмечает Любомир Афтанас. — Если говорить о транскраниальной магнитной стимуляции, то мы имеем дело с дорсолатеральной префронтальной корой головного мозга, куда наводится катушка, излучающая магнитные импульсы. До начала терапии человек сканируется в магнитно-резонансном томографе, с точностью до одного миллиметра определяются координаты его головного мозга, после чего позиционируется специальное устройство и начинается терапия. Ответ на нее наблюдается у оставшихся 30 % пациентов, которые не дали ответ на нейрофармакотерапию».
 
 
При лечении людей с депрессивным расстройством в клиниках применяют также различные варианты токовой модуляции различных областей коры головного мозга: например, транскраниальную стимуляцию переменным или постоянным током либо проводят электросудорожную терапию, вызывая у пациента терапевтические судороги, необходимые для прекращения депрессивного эпизода. В самых тяжелых случаях в определенные структуры головного мозга имплантируются электроды, и человек переводится на непрерывную стимуляцию. 
 
Не стоит забывать и о психотерапии, направленной на изменение эмоционального фона человека и помогающей преодолеть жизненные трудности, которые спровоцировали возникновение депрессивного расстройства. В случае более легкого течения это, как правило, основной метод, при более тяжелых формах — обязательный в виде адъювантной (вспомогательной) терапии. В последнем случае психотерапевтические воздействия сочетаются с нейрофармакотерапией. Существуют различные методы психотерапии. В каждом отдельном случае определяется основная причина депрессии, и врач начинает работать с пациентом в выбранном направлении. Например, межличностная терапия направлена на решение проблем, вызванных неправильными отношениями с окружающими, а когнитивно-поведенческая рассматривает ситуации, мотивированные неправильным позиционированием и восприятием себя самого. 
 
Часто людей, страдающих депрессией, посещают суицидальные мысли. По словам Любомира Афтанаса, прямые или косвенные сигналы вашего близкого о том, что он не хочет жить, — это крик о помощи. Нужно вовремя их распознать и начать действовать: вы должны обсудить с ним, что означает жить, что означает не жить, для чего стоит жить и так далее. Существует даже такое понятие как антисуицидальный контракт — соглашение между врачом и пациентом, согласно которому последний обязуется, например, в течение трех месяцев не совершать суицид. В это время идет активная работа по изменению его ментальной компоненты, чтобы у него появилась мотивация жить, а не покончить с собой.
 
Депрессии различаются по типам, степеням тяжести и клинической картине, к тому же все мы — личности, имеющие свои особенности и требующие индивидуального подхода: есть множество существенных факторов, определяющих выбор того или иного пути. К сожалению, рецепт лечения психического расстройства не так прост, как в случае с ОРВИ, правильного, единого для всех метода не существует. Однако современная медицина достигла успехов в этой области, и специалисты уверены, что в 90–95 % случаев пациентам можно оказать помощь. Значит, у них есть все шансы восстановить пропорцию радости и грусти, наполняющих жизнь.
 
Алёна Печура, студентка ФЖ НГУ
 
Иллюстрации Анастасии Голышевой
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (6 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus