Сегодня - 08.12.2019

Дзёмон, прелюдия японской цивилизации

19 ноября 2019

Новосибирские археологи получили грант на реализацию масштабного и амбициозного проекта: совместно с японскими коллегами они исследуют феномен Дзёмона — неолитической цивилизации, которая существовала на островах Японского архипелага с 14 до 2,5 тысяч лет назад. В работе полного цикла по этой тематике — от раскопок до создания обобщающих работ — научный коллектив из России участвует впервые.
 

«Мы рассматриваем Дзёмон как один из оригинальных и своеобразных примеров высокоорганизованной неолитической культуры, просуществовавшей продолжительное время, почти 12 тысяч лет, без производящего хозяйства, то есть скотоводства и земледелия. Как правило, неолитические цивилизации характеризуются переходом от охоты и собирательства к возделыванию земель в течение первых 2—3 тысяч лет существования. Следы обитания человека на японском побережье в Дзёмоне указывают, что этот процесс наступает лишь в самом конце, то есть около 2,5 тысяч лет назад», — рассказывает заведующий сектором зарубежной археологии Института археологии и этнографии СО РАН доктор исторических наук Андрей Владимирович Табарев. 
 
Руководитель проекта Андрей Табарев на одном из наиболее известных памятников изначального Дзёмона — Микосиба, префектура Нагано
 
Руководитель проекта Андрей Табарев на одном из наиболее известных памятников изначального Дзёмона — Микосиба, префектура Нагано
 
К гранту Российского научного фонда «Неолитические цивилизации Евразии: Дзёмон, Японский архипелаг — происхождение, ранний этап, локальные особенности» (№ 18-19-00003) сибирские археологи шли не один год. Проекту предшествовала целая серия научных работ, благодаря которым ученые накопили внушительный багаж информации по Дзёмону. «В этом году ровно десять лет c тех пор, как мы целенаправленно сотрудничаем с японскими коллегами. Практически во всех крупных городах и университетах — от Саппоро на севере Японии до Окинавы на юге страны — у нас есть научные контакты. Мы хотели бы ввести в мировую практику термин “Дзёмонская неолитическая цивилизация”, которая по своему содержанию намного объемнее, чем культура или эпоха, на примерах японских материалов и аналогий по Тихоокеанскому бассейну показать сложность хозяйства, технологий, ритуалов. Для самих японцев Дзёмон очень важен, поскольку именно в нем они видят свои национальные истоки», — подчеркивает Андрей Табарев.
 
Исследователь поясняет, что понятие «археологическая культура» объединяет сходные по параметрам материалы памятников, которые существовали на конкретной территории в течение определенного отрезка времени. В случае с Дзёмоном речь идет о явлении, которое прослеживается на протяжении 12 тысяч лет без изменений в сторону появления производящего хозяйства. В этом случае будет корректнее говорить «эпоха Дзёмон». Термин «цивилизация» в исторической науке традиционно используется, когда речь идет о городах с развитым бюрократическим аппаратом и централизованной системой управления, монументальной архитектурой, денежной системой, письменностью, религией и так далее, которые фиксируются не ранее 6—5 тысяч лет назад. С археологической точки зрения он гораздо более гибкий, его отдельные маркеры появляются гораздо раньше, и сами процессы рождения цивилизации уходит корнями в прошлое гораздо глубже, чем ученые предполагали ранее. 
 
Свое название эпоха Дзёмон получила от термина «дзёмон», что дословно переводится как шнур. Так называют технику украшения глиняной посуды шнуровым орнаментом, получившую распространение именно в это время. «Мастера брали палочку или костяной стержень, наматывали на них шнурок, сплетенный из нескольких нитей, и потом прокатывали по поверхности изготовленного вручную керамического изделия — сосуда или фигурки, — поясняет ученый. — Таким образом создавались причудливые узоры, в которых читаются образы людей, животных, антропоморфных созданий. Разнообразие форм орнамента и украшений указывает на то, что керамические изделия предназначались явно не только для утилитарных целей. Предполагается, что таким способом древние не только выражали свои мифологические воззрения, но и в принципе передавали информацию, по примеру письменности».
 
Главная задача новосибирских археологов — исследование изначального периода Дзёмона, около 14—10 тысяч лет назад, когда появляется керамика и возникают первые крупные поселения с большим количеством жилищ — своеобразной прелюдии ранненеолитической цивилизации. «Люди ранних периодов Дзёмона вели как подвижный, так и полуоседлый образ жизни. У них существовало несколько типов поселений, которые варьировались в зависимости от времени года и климатических изменений. Весной люди обитали в местах, благоприятных для охоты на птиц или копытных. Летом и осенью расселялись вблизи океана и по долинам рек, где нерестилась рыба. Зимой — на территориях с наименее сырым и ветреным климатом», — говорит Андрей Табарев. 
 
Студентки Гуманитарного института НГУ (участницы проекта РНФ) Т. Гаврилина и К. Литвинова на раскопках памятника Какунияма, префектура Ямагата
 
Студентки Гуманитарного института НГУ (участницы проекта РНФ) Т. Гаврилина и К. Литвинова на раскопках памятника Какунияма, префектура Ямагата
 
По словам ученого, деятельность японского общества эпохи Дзёмон составляли охота, рыболовство и собирательство. «Находки костей рыб, которые водятся только на глубине, свидетельствуют о том, что древние японцы выходили в открытое море на лодках или плотах. Известно, что уже около девяти тысяч лет назад у них были различные приспособления для морской охоты — удильные крючки, острия гарпунов, грузила для сетей. Кроме того, люди собирали моллюсков и ракушки на побережье, а также коренья, орехи, ягоды в лесу. Хозяйство древних поселенцев Японского архипелага было настолько сбалансированным, что в земледелии и скотоводстве у них просто не было необходимости. Можно сказать, что Дзёмон — пример альтернативного пути развития цивилизации», — подчеркивает Андрей Табарев. 
 
В последние годы по самому раннему этапу возникновения Дзёмона, когда происходил переход бродячих охотников-собирателей к оседлому образу жизни, сделаны весьма интересные находки. В частности, они касаются погребальных обрядов. «Мы общаемся с коллегами из университета Кокугакуин в Токио, в данный момент они ведут раскопки уникального памятника Ияй на острове Хонсю — скального навеса в префектуре Гумма возрастом около 12 тысяч лет, — рассказывает Андрей Табарев. — Там найдено свыше 30 погребений. Удивительно, что весь антропологический материал в очень хорошем состоянии, хотя, как правило, на этой территории, как и у нас на Дальнем Востоке, органика практически не сохраняется. В данный момент японские коллеги проводят обработку материала, и, возможно, очень скоро мы узнаем много интересных подробностей о его происхождении, включая и генетическую информацию».
 
Погребальный обряд на памятнике имеет любопытную особенность: усопшие находятся очень плотно друг к другу, их тела разрублены на две части в районе таза, но воспроизведены в анатомической последовательности. В этот же период сходные явления наблюдаются на территориях от Японского архипелага, Индонезии и Океании до побережья Южной Америки. Что это за обряд, ученым еще предстоит выяснить. «В ранних культурах материальное сопровождение захоронений зачастую весьма скромное, и на этом основании трудно разделить людей по социальному положению. Манипуляции с телами, при которых, например, отделяется череп от скелета и захоранивается отдельно либо череп укладывается где-нибудь в ногах или на груди человека, свидетельствуют о переходе к более сложным формам погребальных обрядов и о социальном расслоении общества, что является одним из признаков ранних цивилизаций. По всей видимости, в это же время появляются служители культа, которые имеют доступ к могилам и могут вскрывать их, добавляя туда что-то или, наоборот, убирая», — говорит археолог.
 
Артефакты из захоронений в той или иной степени отражают хозяйственную деятельность древних людей. Дзёмон не исключение. Так, в раковинных насыпях на побережьях, где хоронили умерших, встречаются браслеты и подвески из морских раковин, а также фигурки из камня и костей животных. В захоронениях чуть подальше от берега в основном находят украшения из камня или из обсидиана — вулканического стекла. Скорее всего, они принадлежали усопшим. Одна из распространенных идей — вместе с человеком укладывались в последний путь вещи, которые он использовал в быту и мог найти им применение и в загробном мире. Но есть и альтернативная точка зрения, говорящая о том, что вещи изготавливались исключительно для погребений.   
 
Артефакты, найденные на стоянке Какунияма
 
Артефакты, найденные на стоянке Какунияма
 
Другие артефакты, связанные с хозяйственной деятельностью представителей эпохи Дзёмон, находят на территории префектур Мияги и Ямагата. Там есть памятники, относящиеся к периоду 12—10 тысяч лет назад, которые представляют собой клады каменных либо обсидиановых изделий — они сложены кучками, как будто припрятаны. Ученые предполагают, что это утилитарные изделия. Возможно, зимой людям было сложнее добывать каменное или обсидиановое сырье из-под снега, и они заранее заготавливали эти вещи. 
 
В некоторых кладах присутствуют орудия гипертрофированных размеров. «Представьте себе 30—40-сантиметровое изделие из камня: не каждому человеку под силу такое сделать, — комментирует Андрей Табарев. — Скорее всего, речь об изделиях так называемого престижного назначения, которые использовались либо в качестве сопровождения погребальных обрядов, либо как демонстрация мастерства конкретного умельца. И у древних людей было стремление к творчеству и созданию красивого, уникального».
 
Исследователи обнаружили, что такие же клады начинают делать палеоиндейцы в далекой Северной Америке примерно в это же время, 12—10,5 тысяч лет назад. «Совместно с американскими и японскими коллегами мы подготовили статью об этом феномене в журнал Antiquity, она должна выйти в следующем году. Есть версия, что в первоначальном заселении Американского континента приняли участие в том числе выходцы с территории Хоккайдо и северо-востока Японии, которые проникли в Америку по прибрежно-островному маршруту», — говорит Андрей Табарев. 
 
Проблематика истоков древних цивилизаций вызывает большой интерес во всем мире. Так, например, в начале этого года стартовал масштабный проект Out of Eurasia. «Японские ученые будут исследовать различные культурные и палеоэкологические аспекты возникновения цивилизаций не только на примере Японии, но также Океании и Южной Америки. То же самое интересно и нам, только мы будем работать больше с археологическими данными и сравнивать их с дальневосточными находками», — отмечает Андрей Табарев, который приглашен выступить с лекцией на конференции по этому проекту в Киото в ноябре этого года. Сибирский археолог подчеркивает, что сотрудничество «проект — проект» в практике РНФ складывается впервые.
 
С самого начала реализации проекта его участники активно работали с коллекциями материалов изначального Дзёмона на островах Кюсю, Сикоку и Хонсю, ознакомились с материалами того же времени в музейных собраниях Южного Китая и Тайваня, приняли участие в раскопках финальнопалеолитического памятника Какунияма, провели серию экспериментов по изготовлению орудий из вулканического стекла.
 
Помимо штатных сотрудников ИАЭТ СО РАН к исследованиям активно привлекаются студенты Гуманитарного института Новосибирского государственного университета. В частности, в следующем году молодые ученые снова примут участие в раскопках на Хонсю, где сосредоточено много памятников, относящихся к изначальному периоду Дзёмона, в том числе и открытых совсем недавно. Никогда ранее археологи из России на них не работали.
 
Юлия Клюшникова
 
Фото предоставлены Андреем Табаревым
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (28 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus