Сегодня - 12.12.2019

Экзотические вирусы завоевывают Сибирь

04 декабря 2013

Многие инфекционные заболевания, например, такие как лихорадка денге или  Западного Нила, которые, казалось бы, еще вчера были «страшилками» для посетителей тропических стран, сегодня превращаются в реальную угрозу для всего человечества. О масштабах проблемы рассказал заведующий отделом молекулярной вирусологии ГНЦ ВБ «Вектор», доктор биологических наук, профессор Валерий Борисович Локтев на семинаре-конференции «Принципы биологической безопасности в микробиологических лабораториях», которая прошла в НГУ.

«Сегодня знание возникающих инфекций является основой для выживания .... Эта проблема касаются как всего общества в целом, так и каждого его члена», — написано в авторитетном научном журнале «Lancet  Infectious Diseases». С пугающей скоростью вирусы распространяются и локализуют свои очаги по всей планете, не исключая ни рафинированную Европу, ни отдаленные уголки русского Севера. Более того, практически ежегодно возникают их новые генетические варианты, для которых заново нужно изобретать лекарства, вакцины и методы диагностики. «В случае с бактериальными инфекциями — помогут антибиотики, в случае с вирусными — к сожалению, не существует такого универсального препарата, который спас бы от всех заболеваний сразу, поэтому средства лечения подбираются для каждого вируса в отдельности,— рассказывает Валерий Борисович. — Есть конкретные примеры, конкретные решения, но на то, чтобы сделать действительно эффективный препарат, может уйти 15-20 лет. В то время, как возникающая ситуация с новой инфекцией требует незамедлительного решения и моментальной реакции».

Валерий ЛоктевСемейство известное и печальное

Масштаб проблемы ученый показал на примере семейства флавивируcов, вызывающих такие известные заболевания, как: японский энцефалит, желтую лихорадку, лихорадку Западного Нила, лихорадку денге, клещевой энцефалит, гепатит С.

«Все флавивирусы делятся на 2 группы. Одни из них передаются через укус комара, другие — через клеща.  Однако человек или млекопитающие (теплокровный хозяин) и насекомое (хладнокровный агент) являются только крайними звеньями цепочки — эти инфекции спокойно живут и размножаются также в птицах и рептилиях, делая их переносчиками заболевания, — рассказывает Валерий Борисович. — Такой универсализм во многом обусловлен строением флавивирусной частицы. Она относительно небольшая, состоит из трех белков, если перевести всю заключенную в ее геноме информацию в машинописные символы, то получится всего лишь 3,5 страницы». Эта простая структура позволяет вирусу отлично приживаться в самых разнообразных организмах и природных условиях.

Очаги флавивирусов распространены почти на всех континентах нашей планеты (их не нашли пока только в Антарктиде, но, по мнению ученого, это еще не значит, что их там нет). Например, желтой лихорадкой сегодня болеют порядка 50 тысяч человек. Из Африки она вместе с работорговлей проникла в Южную и Центральную Америку. «Поражает, что несмотря на совершенно различные флору и фауну этих континентов, вирус прекрасно приспособился к новым биологическим реалиям и cформировал  природные очаги», — говорит Валерий Борисович. От одного из генотипов японского энцефалита (родиной этой болезни, по последним данным, является Малайский архипелаг, где находится, в частности, излюбленное место отдыха россиян — курорт Бали) страдает Индия, другой – проник на территорию Австралии, а третий — осваивает Китай. Лихорадка денге охватывает страны тропического пояса — Египет, Центральную и Южную Америку и др., и, по словам ученого, количество возникающих новых форм этого заболевания превышает все возможные границы. Остановимся подробнее на двух флавивирусах, представляющих особую угрозу непосредственно для нашей страны — клещевом энцефалите и лихорадке Западного Нила.

Проклятье африканских рек

Вирус Западного Нила (ВЗН) впервые был выявлен в 1937 году в крови больной женщины в Уганде (Африка). Млекопитающее и человек для этого заболевания — случайные хозяева, он циркулирует, прежде всего, среди комаров и птиц.

В 1999 году ВЗН обнаружили в Нью-Йорке сразу у 67 пациентов, и уже к 2012 году очаги этой инфекции охватили практически всю территорию Соединенных Штатов. Сейчас там зарегистрировано 37 тысяч больных, но это только верхушка айсберга: американские эпидемиологии утверждают, что реально лихорадкой Западного Нила переболели от 20 до 30 миллионов граждан США. Разница в показателях объясняется, в том числе, и тем, что в большинстве случаев это заболевание протекает бессимптомно или в легкой форме.

Лидеры по распространению ВЗН в Европе: Сербия, Россия, Израиль, Италия и Греция. Картину осложняет тот факт, что не все страны проводят тестирование на эту инфекцию (по официальным данным на Украине, например, ее нет, хотя в реальности — предостаточно). В России большинство случаев ВЗН зарегистрировано в Волгоградской, Самарской и Астраханской областях. Однако если взять во внимание неофициальные случаи —  это заболевание есть и на Алтае, и в НСО. «Если обобщить, то можно говорить о пандемии вируса Западного Нила по всей территории нашей планеты», — утверждает Валерий Борисович.

Почему ВЗН такой «успешный» и так хорошо распространился по территории современного мира? Дело во все той же универсальности: он способен размножаться в 64 видах комаров, 326 видах птиц (может жить в теле птицы до 300 дней, при этом она остается опасной, хоть и достаточно здоровой), 35 видах млекопитающих, в рептилиях. Эффективность его обусловлена еще и тем, что он работает по принципу пирамиды —  80% случаев протекают незаметно для пациента, в 20% — возникает заболевание той или иной степени тяжести, и только у единиц все заканчивается летальным исходом. Таким образом, основное количество случаев  лихорадки  Западного Нила связано  с бессимптомными формами инфекции, что сильно осложняет его диагностику.

К тому же из-за экзотичности ВЗН для наших широт, его нередко путают с другими заболеваниями, имеющими схожие симптомы. «Я лично знаю людей, которые переболели этим вирусом, не подозревая об этом. Например, мой коллега, который в 1952 году отдыхал в пионерском лагере на побережье Каспия, а потом, когда поступил в институт, профессор Чумаков поставил ему этот диагноз — ретроспективно, по наличию антител в сыворотке крови», — рассказывает Валерий Борисович. А иркутские ученые решили проверить  на наличие следов ВЗН пациентов неврологического отделения. И если в общей популяции города с ним были знакомы примерно 4% жителей, то там это число возросло до 12%. То есть, люди переболели этой лихорадкой и пришли к невропатологу уже с осложнениями.

Сегодня известно пять генотипов ВЗН. В 2007 году на территории России и Центральной Европы прошла очередная революция — один геновариант этого вируса, циркулирующий ранее на нашей территории, заменился на другой, для которого заново нужно разрабатывать лечение и диагностику. «В итоге уже на 2010 год в 25 регионах РФ зарегистрировано наличие  вируса Западного Нила. По всей видимости, сформировались природные очаги этого заболевания, и оно действительно это становится проблемой для нашей страны», — утверждает ученый.

«Осторожно клещ!»

Вирус клещевого энцефалита был обнаружен в 1937 году во временной лаборатории в поселке Обор  Хабаровского края. Это открытие принадлежит группе ученых под руководством профессора Льва Александровича Зильбера. Сегодня ВКЭ охватывает 25 европейских и 7 азиатских стран, на территории которых проживает в общей сложности 700 млн. человек (не считая населения Китая).

Этот вирус имеет, как минимум, три разных генотипа: дальневосточный, сибирский и европейский. Первый из них — самый опасный, он способен вызывать летальный исход в 30% случаев (для сравнения: при заболевании, вызываемом  европейским субтипом, смертность составляет менее 0,1%), и, что самое страшное, именно он повсеместно распространяется по территории нашей страны. Например, еще в 1998-1999 годах в пригородах Томска 90% случаев ВКЭ относились к сибирскому генотипу, но уже в 2010 там был обнаружен один дальневосточный. В том же 1999 в Новосибирской области появился новый вариант этой болезни — геморрагический энцефалит, способный привести к смерти за 16-17 дней.

Береговая ласточка с  Ixodes plumbeus Основной переносчик вируса клещевого энцефалита — иксодовые клещи (вообще, от этого насекомого можно получить не только ВКЭ, но и целый букет других разнообразных заболеваний — порядка 60 различных патогенов его укус может потенциально передать человеку). Также распространению этой инфекции способствуют птицы — клещ использует их в качестве своеобразного «транспортного средства», прикрепляясь к ним и покидая уже на «новой земле». Лидеры в этой сфере — лесной конек (в среднем, 13 клещей на птице ) и дрозд рябинник (в среднем, 5-6; а однажды орнитологи  обнаружили на нем 70 клещей).

Стремительность распространения ВКЭ можно проследить на примере Республики Коми: впервые он был зарегистрирован там в 2008 году, и уже в 2010 количество случаев заражения увеличилось в 10 раз. Вместе с таежными клещами  в республике появились и другие, переносимые ими болезни — в частности, лихорадка Западного Нила. «Фактически клещи уже добрались до Белого моря и моют свои лапки в нем. Они распространились по территории Европейского Севера, где раньше их практически не было», — говорит Валерий Борисович.

Задачи современной вирусологии: поспевать и предупреждать

Главное средство для борьбы с флавивирусами — живые вакцины. Уже давно существует прививка от клещевого энцефалита; препараты против лихорадки денге и вируса Западного Нила еще не запущены в медицинскую практику, но уже находятся на стадии экспериментальной разработки либо официального оформления.

Валерий Борисович показал эффективность прививок на примере того, как победила японский энцефалит Южная Корея: в 1970 –х годах корейские вирусологи купили лицензию на вакцину против него и наладили официальное производство, и с тех пор, фактически с 1984 года случаев этой болезни там не регистрировалось. «Они обсуждают не сотни и тысячи больных и погибших людей, а один и два случаев в год осложнений после вакцинации», — утверждает ученый. Показательный пример борьбы с клещевым энцефалитом демонстрирует Австрия — там проводится повсеместная вакцинация населения, вследствие чего эта инфекция почти не встречается (в отличие от соседней Чехии, где после распада СССР прекратились «обязательные» прививки, и кривая заболеваемости резко пошла вверх).

Вторая проблема, над решением которой нужно постоянно работать, — это ежегодно возникающие новые вирусы и генетические варианты уже известных инфекций. Для того чтобы брать их под контроль быстро, необходимо обеспечить лаборатории, в которых будет разрабатываться диагностика и препараты. Это важно делать еще и для того, чтобы не возникало случайностей вроде той, что произошла однажды в США, когда с донорской роговицей четырем людям была пересажена лихорадка Западного Нила, от которой впоследствии они все погибли (с тех пор американские эпидемиологи ведут тестирование донорской крови и органов на обнаружение маркеров ВЗН, однако, в других странах эта практика еще не прижилась).

«Семейство флавивирусов, в котором постоянно возникают новые инфекции,  сегодня — это действительно «горячая точка» в вирусологии многих стран», — заключил Валерий Борисович.

Диана Хомякова

Иллюстрации предоставлены В. Локтевым

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (5 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus