Сегодня - 12.12.2019

Есть в Якутии бугор…

03 апреля 2015

Якутия в представлении многих — это край морозов, алмазов и оленей. Огромная территория, где живет меньше населения, чем в Новосибирске. Именно там, практически на самом конце географии, недалеко от Северного ледовитого океана расположено уникальное месторождение редкоземельных элементов — Томтор. В переводе с якутского, кстати, «бугор».

Александр Толстов…Если мы посмотрим на таблицу Менделеева, то увидим внизу «подвал», где особняком стоят лантаноиды, причем, не каждый вспомнит их поименно. До недавнего времени они были связаны с оборонной и ядерной промышленностью, самолетостроением — словом, областями в некотором смысле специфическими (и даже сейчас без редких металлов немыслимо развитие этих отраслей). В настоящий же момент можно взять любой гаджет или даже прогуляться до холодильника и, вспомнив о приятном путешествии, взглянуть на сувенирные магнитики — для изготовления всех этих вещей тоже необходимы редкоземельные элементы.
    
«До сих пор монополистом по таким металлам был Китай, — рассказывает ведущий научный сотрудник Института геологии и минералогии им. В. С. Соболева СО РАН доктор геолого-минералогических наук Александр Васильевич Толстов. — В 90-е годы, когда эта сфера только начинала свое развитие, России было не до того, а КНР в это время сделала производство РЗМ своей национальной программой, обрушив все рынки мира — «редкие земли» продавались очень дешево, и в других странах их просто перестали добывать. Однако спустя десять лет, когда на редкоземельную иглу были подсажены государства, имеющие хорошо развитые высокотехнологичные отрасли, сам Китай стал активно потреблять ранее экспортируемое сырье (вспомним те же магниты, где содержится 2-3 грамма самария и неодима). Цены же на него он поднял сразу в десять раз, соответственно, сильно на этом выиграл — а куда деваться, все равно промышленность требует этих закупок».
 


Структура потребления РЗМ примерно такова: магниты различного назначения, никель-металло-гидридные батареи, катализаторы, полириты (шлифовальные порошки), добавки в стекло (в ядерных реакторах есть специальные цериевые стекла, они не пропускают радиацию), люминофоры. Самый крупный потребитель редкоземельных металлов, разумеется, Китай, за ним идут Япония и США. К сожалению, о доле России говорить не приходится.


«Когда КНР сделала реверанс по поводу цен на «редкие земли», как раз были открыты новые сферы их использования, и все поняли: они нужны, — говорит Александр Толстов. — Россия тоже опомнилась. Наша беда в том, что основные виды продукции, которые содержат РЗМ, в основном, по-прежнему импортируются. Тем не менее, правительство РФ сделало заявление, что мы восстановим свои позиции (в СССР производилось большое количество редкоземельных элементов, страна была на третьем месте в мире) и к 2020-му году будем потреблять 9-15  тысяч тонн редкоземельных оксидов. Поэтому нам нужны свои источники».

ИГМ СО РАН предлагает начать освоение месторождения Томтор. Только за счет небольшой области под названием Буранный можно совершенно свободно обеспечить любое количество РЗМ для нужд России и даже для экспорта.

Общие ресурсы месторождения колоссальны — геологи оценивают их в 73 миллиона тонн руды, находящейся в недрах, и это всего лишь один из участков, находящихся на Томторе. «По ресурсам РЗМ и их концентрации последний, безусловно, является лидером во всем мире. Есть знаковые месторождения — Норильской группы (медь, никель и платиноиды), Сухой Лог (золото), и в этом ряду Томтор занимает уверенное первое место, потому что такого больше нет. Если мы говорим о том, что нам нужно около 15 тысяч редкоземельных элементов в год, то получается, что запасов нам хватит на сотни лет», — отмечает Александр Толстов.

По его словам, предполагается, что в 2015-м году всех РЗМ нужно будет 180 тысяч тонн, а предложение будет больше, рынок насыщен. Это утверждение верно для, например, церия и лантана — цена на них понизится. Однако по неодиму, европию, диспрозию, как говорит геолог, мы увидим дефицит, причем, это наиболее дорогие редкоземельные элементы, и они на Томторе есть.

Руда на уникальном якутском месторождении сама по себе содержит много нужных компонентов, к тому же, Институт цветных металлов и материаловедения Сибирского федерального университета и Институт химии и химической технологии СО РАН (оба находятся в Красноярске) сумели создать специальный способ, при котором до 75% от исходного количества идет в полезную переработку. «Сравним с золотом. Мы говорим, что руду можно считать таковой, если в ней находится один грамм Au на тонну, — комментирует Александр Толстов. — А тут мы можем взять 750 килограммов нужных веществ, включая и редкие земли — примерно на 10 тысяч долларов. Это потрясающие цифры, в которые трудно поверить, но так оно и есть».

Кроме того, по словам геолога, Томтор — просто подарок судьбы и в плане освоения. Понятное дело, что с учетом ранимой природы Якутии, где даже след от вездехода зарастает очень долго, этот вопрос очень волнует местное население. Однако, как говорит ученый, там не надо будет строить горно-обогатительную фабрику или громоздить отвалы с отходами — ценную руду можно просто упаковать в мешки и по Северному морскому пути через Енисей отправить в Красноярск, где ее и станут перерабатывать.

«В том, что Томтор будет осваиваться, сомнений нет, — говорит Александр Толстов. — Лицензия уже получена, туда недавно вышла колонна с буровыми установками, мне сказали: решение принято, начались работы. В 2015-2017 пройдет доразведка месторождения, попутно будет начата добыча руды».

Екатерина Пустолякова

Фото автора

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus