Сегодня - 19.09.2020

История: установить обновления

02 ноября 2015

Полевой археологический сезон 2015 года не принес сенсаций наподобие укокской мумии или денисовского человека. Но находок с маленькой буквы не бывает: каждый черепок становится частицей восстанавливаемой истории Сибири. Тем более, что ушедшее лето подарило несколько по-настоящему уникальных результатов.

 
Мозаика Барабы
 
«Новосибирская область — главный круг моих научных интересов», — определил заместитель директора Института археологии и этнографии СО РАН академик Вячеслав Иванович Молодин. Самый, возможно, грандиозный археологический объект на территории региона — комплекс Тартас-1 в Венгеровском районе. Только в завершившемся сезоне обследовано свыше 2 000 квадратных метров территории. Плотное наслоение культур: погребения, остатки жилищ… А теперь ещё и «рыбозавод каменного века». Как и год назад, на раскопках Тартаса-1 применялось оборудование Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН, специалисты которого использовали малоразмерный беспилотный аппарат. Археолог показал магнитограмму: «Здесь отчетливо видно, какой участок обследован — на нем отмечены потенциальные объекты — а какую территорию ещё предстоит осмотреть». Но тут же оговорился, что даже с такой «шпаргалкой» приходится вскрывать большие площади: «Геофизика — пока что не панацея».
 
Вячеслав Молодин
 
На раскопках тартасского городища обнаружены фрагменты сосудов культуры, которая еще слабо изучена. Академик В. Молодин лишь поделился гипотезой, что её носители могли мигрировать в Западную Сибирь из Приуралья. Среди находок этого лета есть и артефакты намного более известных «андроновцев», европеоидов эпохи бронзы, в начале 2 тысячелетия до нашей эры пришедших с территории современного Северного Казахстана. Археологами обнаружена коллективная усыпальница андроновской культуры с останками более 6 человек, отдельно от которых был захоронен ребенок. Вместе с ним найдено необычное четырехугольное блюдо с орнаментом. «В женских погребениях встречаются височные кольца, «модные» для той эпохи на широкой территории Евразии, — рассказал академик, — а также ожерелья из раковин: очевидно, это местное творчество. Рядом со скелетами мужчин мы нашли остатки колчана и наконечники боевых стрел. Видимо, осваивая новые земли, пришельцы не всегда встречали радушный приём».
 
Вторая традиционная площадка новосибирских археологов — Венгерово-2. Здесь нынешним летом были исследованы два больших жилища другой культуры эпохи бронзы — кротовской (вторая половина 3 тысячелетия до н.э.). «В отличие от могильников, где можно применять лопату, на таких конструкциях основная работа ведется ножами и кисточками»,— заметил Вячеслав Молодин. Именно так, с предельной аккуратностью, был освобожден от земли керамический сосуд…в абсолютно целом виде, что является редкостью. Большая (объемом с современное ведро) ёмкость стояла вверх дном в хозяйственной яме. Находку удалось осторожно поднять и отвезти в лабораторию. В поселении Венгерово-2 обнаружили и «технологическую оснастку» кротовской индустрии: фрагменты литейной формы для изготовления топоров из бронзы. Из привозного податливого камня (ракушечника) наши предки вырезали приспособление, которое выдерживало, как установили учёные, до 200 отливок.
 
Опережая экскаватор
 
Особого свойства раскопки ведутся на объектах, расположенных в местах будущего строительства, для чего в институте создан специальный отдел охранно-спасательной археологии. Впрочем, для изучения попадающих под угрозу памятников привлекаются и остальные подразделения ИАЭТ, и другие организации Сибирского отделения. Самые известные «спецоперации» — в зоне затопления Богучанской ГЭС и на трассе газопровода в Горном Алтае (об этом чуть ниже). Но и локальные раскопки дают интересные, а подчас — поразительные результаты.
 
Статуэтка, найденная археологамиВ Колыванском районе Новосибирской области есть село, давшее название отдельной культуре эпохи бронзы — крохалёвской. До сего времени археологи находили принадлежащие «крохалёвцам» жилища и отдельные артефакты, а нынешним летом впервые обнаружили погребение с керамическими сосудами и фрагментами скелета. Они позволят воссоздать внешний облик древних обитателей Приобья. «Эти кости будут исследоваться и антропологами, и генетиками, что очень важно для изучения этногенеза эпохи бронзы», — уверен В. Молодин.
 
Под Канском в Красноярском крае в ходе охранно-спасательных работ одним из отрядов ИАЭТ на трассе «Байкал» были найдены предметы самой поздней на территории Сибири (14-10 века до н.э.) культуры эпохи бронзы — карасукской. Это, в частности, прекрасно сохранившийся нож и небольшая металлическая статуэтка. Тело человечка неопределенно пола испещрено мелким орнаментом: Вячеслав Молодин убеждён, что чёрточки символически отображали «одетость». «Хоть в Эрмитаж, хоть в Лувр!»,— так высказался учёный о ценности бронзового изваяния, добавив, что в ближайшее время оно займет достойное место в экспозиции Музея истории и культуры народов Сибири и Дальнего Востока ИАЭТ СО РАН.
 
Казалось бы, что охранно-спасательные работы на площадках будущих новостроек могут вести только профессиональные археологические организации, и чем более именитые, тем лучше. Но академик В. Молодин рассказал о реальности: «Развелось много фирм и фирмочек, которые участвуют в тендерах и даже выигрывают их, но вся их «работа» сводится к профанации». Недаром учёные горько шутят, что основным тормозом исследований в России является законодательство о госзакупках…
 
Потомок Чингисхана
 
Схема монгольского захоронения в ПриобьеИ Тартас-1, и Крохалевка, и многие другие археологические объекты — это настоящие «слоёные пироги» культур. В Колыванском районе Новосибирской области летом 2015 года было исследовано погребение 13-14 веков нашей эры, отнесенное к монгольским, благодаря удивительной сохранности берестяного предмета в головах у покойного (точнее, покойной). Это женская кичка, которая сверху украшалась тканями и бижутерией. «В иллюстрациях к китайским хроникам такие головные уборы изображены у жён Чингисхана, — рассказал Вячеслав Молодин. —  И сегодня  этот предмет распространен у монголоязычных и тюркских народов».
 
Монгольское захоронение в Приобье — в числе самых северных. Можно сказать, на задворках империи. «В могиле предметы явно наши, западносибирские, — комментирует В. Молодин. — Человек использовал здешнюю керамику и был, вероятно, интегрирован в местную среду». «Вероятно», «возможно», «как представляется» — в лексиконе археологов такие слова встречаются чаще, чем «наверняка», «определённо», «несомненно». Одна находка, даже столь яркая, не может дать представления о сосуществовании на территории средневековой Сибири потомков Чингисхана и местных народностей. Для современного востока России это почти полностью дописьменный период (за исключением тюркских эпитафий), и реконструкция его истории лежит на плечах археологов. По летописям мы знаем драматическую историю завоевания русских княжеств, но как распространялись пришельцы по другим территориям современной России? Учёные пока не уверены, что повсеместно экспансия была военной: «Доходили так далеко на Север вооруженные монгольские отряды или нет — это большой вопрос».
 
 
Есть на Севере хороший городок…
 
Полевой сезон 2015 года завершен, но не целиком: в декабре состоится экспедиция ИАЭТ во Вьетнам. На противоположном полюсе — самая северная точка раскопок, Войкарский городок на Оби немного выше столицы Ямало-Ненецкого автономного округа Салехарда. Академик В. Молодин и этот комплекс считает «слоёным пирогом»: «Самый верхний слой относится к 17 веку, это уже близко к нам, к быту тех народов, которые и сегодня живут в тех краях: хантам, манси и ненцам».
 
Работать в ЯНАО, мягко говоря, нелегко: «Культурный слой проморожен, о комарах и мошке я уже и не говорю». Зато сам объект является настоящей сокровищницей. Вячеслав Молодин расказал: «Деревянные строения и предметы сохранились и вблизи поверхности, и на глубинах. На толщине около 2 метров всё насыщено и конструкциями, и набором орудий, и, что совершенно замечательно, предметами из бересты и других органических материалов. Берестяные поделки не только тиснены, но и раскрашены».
 
Органика для археологов всегда является большой удачей. Как правило, она быстро разлагается, и найти её можно либо в крайне сухих грунтах, либо в промороженных. Вечная мерзлота сохранила узоры из бересты и деревянных идолов Войкарского городка, а ледяные линзы — знаменитые мумии плато Укок.
 
Два тома одной истории
 
Вячеслав Молодин не обошел вниманием и перспективы  раскопок в Горном Алтае в связи с близящимся проведением магистрали «Газпрома» к китайской границе. Трасса протянется через всю Западную Сибирь с севера на юг, а самой крайней российской точкой  будет как раз Укок. «В конце этого года выходит том, посвященный археологическим памятникам Алтая, которые попадают в зону строительства газопровода, — сообщил академик. — На территории республики их насчитывается около 400». «Объём работ большой и серьезный, — подчеркнул он, — но выполнить их абсолютно реально. В зоне затопления Богучанской ГЭС масштаб был на порядки выше, приходилось вскрывать огромные площади». На вопрос о том, когда начнутся раскопки, учёный ответил: «Всё зависит от того, когда к нам поступит заказ. Чем скорее, тем лучше: экспедиции в высокогорье желательно отправлять летом».
 
Горный Алтай. Недалеко от плато Укок
 
Археолог уточнил, что в основном найденные объекты — это погребальные комплексы и курганы. «Один весьма серьёзный памятник есть на Укоке: это наскальные изображения, очень древние, как раз там, где трасса проходит рядом. Мы будем советовать несколько ее отодвинуть, чтобы не повредить рисунки», — добавил Молодин. Не ушел он и от вопроса о непростых взаимоотношениях с руководством и, тем более, некоторыми общественными группировками Горного Алтая. Ответ был жёстким. «Это субъект Российской Федерации. Существует законодательство, которое обязательно для всех, где бы ты ни жил — на Алтае, в Хакасии или в Москве. Кстати, российское право по сохранению культурного наследия созвучно мировой практике. Коль скоро руководство России и КНР заключило договор, то он должен быть выполнен, равно как и законы об охране памятников».
 
Академик В. Молодин в целом выступил сторонником прохождения газопровода через Горный Алтай.  «Я вижу только плюсы для республики. Это не только культурное наследие, которое мы введем в научный оборот. Это и рабочие места, и разработка полезных ископаемых (на том же Укоке есть редкозёмы). Наконец, газ. Мы много говорим об экологии, но в Горном Алтае до сих пор топят лиственницей и привозным углём с Кузбасса, что абсолютно нерационально. Газ — сегодня самое дешёвое и экологически чистое топливо. Я думаю, что и власти республики, и некоторые круги — не буду называть их — должны всё это осознавать».
 
Другой же том, который упоминал Вячеслав Иванович — это начальная книга обновленной «Истории Сибири». Первый труд с таким названием написал ещё Герхард Фридрих Миллер и издал в 1750 году. Пятитомник (полное название «История Сибири с древнейших времён до наших дней»), вышедший в 1968-1969 годах под редакцией академика Алексея Павловича Окладникова был одновременно и настольной книгой (в силу увлекательности), и каноническим научным сводом. Но за последовавшие 35 лет картина знаний о прошлом Сибири существенно дополнилась: во многом, благодаря находкам археологов. Денисовский человек, пазырыкские воины и жрица, древний город Чича, площадью превышавшие средневековый Мюнхен… Все эти открытия сделаны за последние десятилетия. И специалисты ИАЭТ совместно с коллегами из Института истории СО РАН взялись за подготовку нового издания. «Институт археологии и этнографии будет работать над первым томом, охватывающим период от появления Homo Sapiens до прихода русских в Сибирь, — сказал академик В. Молодин. — Мы имеем все шансы запустить эту работу в начале 2016 года».
 
Андрей Соболевский
 
Фото: (1, 4) — автора, остальные — из презентации Вчеслава Молодина
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (5 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus