Сегодня - 02.07.2020

Кому война, а кому — объект изучения

19 ноября 2014

«Конфронтация», «вызовы», «санкции»… Эти слова мы привыкли видеть в заголовках масс-медиа, а не в названиях научных докладов. Тем не менее, современная повестка хорошо прослеживалась на первой Всероссийской конференции «Гуманитарные проблемы военного дела», организованной в новосибирском Академгородке силами НГУ, Новосибирского высшего военного командного училища и регионального отделения Академии военных наук.

Поскольку перечень гуманитарных наук украшает история (historia est magistra vitae), то не обошлось и без ретроспективы. Название доклада доктора исторических наук Владимира Анатольевича Исупова (Институт истории СО РАН) о мобилизации людских ресурсов в годы Великой отечественной войны содержало понятие «конфликт интересов». Дань моде? Ничуть. Призывники первой волны мобилизации, начатой 23 июня 1941 года, миллионами попали в немецкие «котлы», со второй волной, пошедшей на фронт с августа, осенью тоже произошло нечто подобное…  Будущих солдат и офицеров катастрофически не хватало, военкоматам ставились максимальные задания по призыву. Но в городах они столкнулись с сопротивлением руководителей промышленности, желавших сохранить квалифицированных рабочих. И тоже в интересах фронта. Когда к станкам вставали школьницы 14-17 лет, как это было на новосибирском заводе № 617, качество военной продукции резко падало.

В «Сталинскую дивизию добровольцев-сибиряков» (так называлась будущая гвардейская) подали заявления свыше 100 000 новосибирцев… А в итоге смогли с трудом набрать около семи тысяч. «Директора заводов вели себя активно, иногда даже нагло»,— сказал В.Исупов и привёл в пример эпизод, когда призывников «перехватили» и вернули обратно уже с вокзала. Но многими военкомами были фронтовики после ранений, люди тоже не робкого десятка. И их, и заводских руководителей мотивировало (скажем так, раз уж «конфликт интересов») подписанное Сталиным постановление Госкомитета обороны №213-сс (совершенно секретное), согласно которому невыполнение заданий ГКО, хоть по призыву, хоть по выпуску снарядов, каралось по 59-й статье Уголовного кодекса как саботаж. То есть высшей мерой наказания. Этот конфликт, отметил историк, партийные органы разрешить не могли, и он сошел на нет только по окончании войны.

Искусство сторителлинга показал и ректор Сибирской академии управления и массовых коммуникаций доктор исторических наук Виктор Иванович Козодой, также известный как политик и политтехнолог. Объектом его штудий стала жизнь российского политического деятеля Александра Ивановича Гучкова, а научной задачей — доказательство того, что он далеко не случайно стал военным министром во временном правительстве после Февральской революции 1917 года. Выбранные докладчиком эпизоды гучковской биографии хорошо бы подошли Валентину Пикулю для его романов. Подростком будущий депутат Государственной думы купил пистолет, чтобы убить британского премьер-министра Дизраэли за нелестные высказывания о России. Юношей Гучков едет на войну англичан с бурами, сражается на стороне последних, раненым попадает в госпиталь, потом в плен… Помогать македонским повстанцам Александр Иванович срывается с собственной свадьбы, причём после десятилетних ухаживаний… И впридачу шесть дуэлей. Удивило лишь то, что Виктор Козодой не поставил слайд с портретом своего героя: мы восполняем этот пробел.


«Можно понять, что очень рано и с болью он осознал распространённое русское интеллигентское свойство – не шибко любить делать дело, больше о нём разговаривать, спорить, а если уж и взяться, так не доделывать до конца, прощать себе и другим оставшиеся вершки. Может быть от крепкой крестьянско-купеческой натуры ощутил в себе Александр Гучков способность и волю: делать и доделывать. И в то время, как бывший его университетский товарищ Павел Милюков всё больше сладости находил в диспутах и лекциях, Гучкова из библиотек и аудиторий срывало к студенческим дуэлям в Германии, к бою, и к делу. Никогда не свидетель, везде – участник, и даже сорви-голова».
(Александр Солженицын. Красное колесо)


«От толпы к массе». Так подытожил социальные последствия Первой Мировой доктор философских наук Олег Альбертович Донских (НГУ). Он считает, что наше сегодняшнее сознание во многом определяется происшедшими в те годы изменениями. Быстрый полевой и гражданский суд, феминизация промышленного производства, потребление суррогатов (от морковного чая до растительного белка), бесконтактный бой и технологизация войны в целом — всё это наследие войны, которую на Западе принято называть Великой. Из горнила тотальной бойни выплавилось не только массовое революционное сознание, но и понимание массы «…как сырья, из которого можно что-то лепить». Так возникли тоталитарные режимы, основанные на пропаганде. Олег Донских привёл пример: в один из обычных дней гражданской войны в России было выпущено листовок тиражом 200 000 экземпляров — и это при малой доле грамотных! По словам гуманитария, «…жертвой пропаганды стала и сама Первая мировая война», почти начисто выпавшая из советской историографии, хотя она унесла около 6 миллионов жителей России.

«Всякое дело, в которое вовлечен человек, может называться гуманитарным», — считает доктор философских наук Валентин Николаевич Карпович (Институт философии и права СО РАН). Война, вечная и неискоренимая привычка человечества, рождает столь же бесконечное количество проблем для философской рефлексии. Например, этических, когда командир должен или не должен пожертвовать жизнями немногих для спасения многих. Вопрос о необходимой и избыточной самообороне перерастает в международно-правовую проблему, если требуется  определить, какая из конфликтующих сторон является агрессором. Валентин Карпович отметил такую очевидность, что открыто признавать себя таковым в современную эпоху не рискуют даже самые воинственные государства и сообщества.

Интересен взгляд со стороны. Причём с той стороны, которая кажется очень близкой. О геополитических особенностях Казахстана говорил Дмитрий Артурович Франк, преподаватель Инновационного Евразийского университета (Павлодар). С одной стороны, наш сосед и союзник по Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ) станет ещё ближе, когда с 1 января 2015 года заработает ЕврАзЭС. С другой, «Казахстан имеет собственные стратегические интересы, в том числе во взаимоотношениях с государствами, с которыми у нас особые отношения». Что это означает? «На фоне конкурентных акций России в адрес США прослеживается вполне прагматичная позиция Казахстана в отношении Соединенных Штатов». При этом Дмитрий Франк отметил, что степная республика с 17-миллионным населением чётко ориентирована на глобальное долговременное партнёрство с Российской Федерацией.

Как писали ещё Ильф с Петровым, «без идеологии нынче труба». Актуальность этого принципа показал митрополит Новосибирский и Бердский Тихон: «Есть проблема с духовным окормлением наших воинов, и проблема не во взрослых людях, а в подрастающем поколении: недорабатывают и семья, и школа». Служителя культа очень насторожило то, что свыше 80% учеников региона выбрало для изучения основы светской этики, а не религиозной. Поэтому, считает Тихон, «…когда мы спрашиваем школьников: Вы русские? Что значит быть русским? — они молчат». Впрочем, упадочный настрой для РПЦ не свойственен: «Сегодня у нас специально определены воинские священники, которые вплотную занимаются работой с вооруженными силами, правоохранительными органами и казачеством. 15-летний опыт обобщен в методических пособиях».

Тематика военно-гуманитарного форума выглядела почти энциклопедической. Кроме истории, философии, политологии и юриспруденции сообщения охватывали и другие дисциплины. Экономику (например, несколько скомпрометированный Анатолием Сердюковым военный аутсорсинг);  культурологию («Война как концепт и метафора в творчестве Фридриха Ницше»);  востоковедение (гвардия киданьской империи Ляо 907-1125 гг.); педагогику (много докладов и сообщений, от девиантного, то есть отклоняющегося, поведения военнослужащих до «моделирования межэтнической толерантности курсантов»).

Обозначилась даже медицина: в плане физиологических и биохимических аспектов физподготовки.  Вопросы Украины, Крыма, Новороссии на конференции затрагивали, но мало и осторожно: видимо, тема слишком горяча для спокойного научного анализа. Один из докладчиков, правда, сделал вывод о «цивилизационном перекодировании» украинцев прозападной пропагандой (менее, чем за год!). Спорить с ним не стали. По той простой причине, что на пленарной сессии не было предусмотрено обсуждений. И даже вопросов из зала, в котором преобладала военная форма, включая экзотические образцы.

Проблемы, конечно, гуманитарные, но дело — военное. И подход к нему соответствующий.

Андрей Соболевский

Фото: 1 — common.wikipedia.org, 2,3 — автора

Ваша оценка: Нет Средняя: 3 (4 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus