Сегодня - 23.08.2019

Обсидиан объединяет ученых

01 июля 2016

В июне 2016 г. на острове Липари близ Сицилии (Италия) состоялась международная конференция, посвященная различным аспектам изучения высококачественного вулканического стекла — обсидиана: от его магнитных свойств до роли социальных факторов в процессе обмена обсидианом у древних обществ Месопотамии и Анатолии. О самых интересных моментах International Obsidian Conference рассказывает член её оргкомитета, доктор географических наук Ярослав Всеволодович Кузьмин.

 
Участники конференции
 
На этот форум из 15 стран мира собралось около 60 специалистов, занимающихся исследованиями обсидиана. Он представляет собой безводное естественное стекло, образовавшееся в результате быстрого застывания лавы при извержении. Уникальная горная порода, однако, формируется далеко не на каждом вулкане: её широкое распространение обычно связано с границами литосферных плит, особенно по периферии Тихого океана (так называемое «огненное кольцо»). Регионы с самым большим количеством коренных («геологических») источников этого минерала — Северная Америка (Кордильеры), Южная Америка (Анды), Северо-Восточная Азии (Япония, Камчатка), Средиземноморье, Анатолия и Кавказ, Восточная Африка. 
 
Помимо чисто геологического интереса к природным стеклам, которые хранят информацию о составе первичной лавы, извергнутой из очага в мантии Земли, исследования обсидиана важны и для археологов. Дело в том, что именно он является горной породой с самым острым сколом, и поэтому широко использовался в древности для изготовления орудий с заостренным режущим краем.
 
Углубленно изучать этот материал, чтобы идентифицировать те его источники, которые использовали древние люди, начали более 50 лет назад, после выхода в 1964 году основополагающей работы британских ученых Джонсона Канна и Колина Ренфрю. В настоящее время по данной тематике уже опубликовано несколько тысяч статей, а работы по определению источников обсидиана ведутся практически на всех континентах, что подтверждает и география исследований, представленная на нашей конференции: Средиземноморье (Италия, Франция и Греция), Центральная и Восточная Европа (Венгрия и Хорватия), Анатолия и Кавказ (Турция, Армения, Грузия и Азербайджан), Ближний Восток (Иран, Ирак и Аравийский полуостров), Северная и Восточная Азия (Япония, Россия, Корея, Филиппины, Индонезия и Восточный Тимор), Северная Америка (Аляска, США), Центральная Америка (Мексика), Южная Америка (Чили и Аргентина), Африка (Эритрея, Кения и Эфиопия).
 
 
Обсидиан как двигатель древней торговли
 
Поскольку конференция проводилась в Италии, целая серия сообщений касалась Апеннинского полуострова и его обрамления. Главные источники обсидиана в западном Средиземноморье расположены на нескольких островах — Сардинии, Липари (к северу от Сицилии), Пантеллерии (в проливе между Сицилией и Тунисом) и Пальмароле (у побережья провинции Лацио). На небольшом острове Устика в 55 км к северу от западной оконечности Сицилии источниками изделий из вулканического стекла были Липари, Пантеллерия и, возможно, Пальмарола. Самые ранние свидетельства использования этого минерала в Италии относятся к неолиту (новому каменному веку), начиная с 8000 лет назад.
 
Нужно иметь в виду, что обмен обсидианом был возможен только при наличии мореходства, то есть уже в неолите люди имели в своем распоряжении суда, способные пересекать широкие водные пространства. Так, расстояния напрямую от Устики составляют: до Липари — 155 км, до Пантеллерии и Пальмаролы — 240–250 км. Ученые считают, что именно высокие технологические качества этой горной породы как сырья для изготовления орудий были причиной столь интенсивного обмена в далеком прошлом. Главными источниками обсидиана в западном Средиземноморье были Монте Арчи (о. Сардиния) и Габеллотто (о. Липари). В бронзовом веке (около 4500–3000 лет назад) произошел «взрыв» в развитии морского судоходства, и обсидиан из упомянутых мест распространился на сотни километров во всех направлениях — Апеннинский полуостров, южное побережье Франции, Балеарские острова, побережье Адриатического моря, Северная Африка (Тунис и Алжир). Можно сказать, что именно в бронзовом веке в Средиземноморье начался процесс «глобализации» торговли!
 
Обсидиан как доказательство древнего судоходства
 
Ряд сообщений касался исследований обсидиана в Японии: нужно отметить, что японские ученые являются одними из пионеров в определении источников этого сырья для древних культур. Наибольшее впечатление произвел доклад о том, что вулканическое стекло из маленького островного источника Козу-дзима использовали обитатели соседнего большого острова Хонсю еще 38 тысяч лет назад. А ведь место образования минерала и стоянки были разделены морским проливом шириной не менее 40 км! Идентификация источника обсидиана является очень серьезным основанием для того, чтобы определить данный регион Восточной Азии как один из древнейших на Земле, где уже около 38 тысяч лет назад существовало примитивное морское судоходство. Очевидно, что без геохимического анализа обсидиана подобный вывод был бы лишь весьма неопределенным предположением.
 
Другой доклад был посвящен анализу источников этого минерала в палеолите (древнем каменном веке) Центральной Японии. Для этого были задействованы результаты геохимических анализов 86 тысяч артефактов из 600 стоянок — подобные масштабы в других странах мира неизвестны. Сделанные на таком обширном материале выводы позволяют реконструировать сети контактов и обмена сырьем в глубокой древности. Никакими другими методами получить подобную информацию невозможно, вот почему определение места происхождения обсидиана является одним из приоритетных в геоархеологии — научном направлении на стыке естественных наук и археологии.
 
Загадка корейского обсидиана
 
Ряд докладов касался всё еще неясного до конца источника обсидиана на Корейском полуострове. На основании исследований, в которых я принимал деятельное участие, в начале 2000-х гг. был сделан вывод о том, что им является хорошо известный активный вулкан Пектусан (Чайбаншань) на границе Китая и КНДР. Нам было понятно: для окончательного выяснения местоположения источника нужны данные по северокорейской стороне вулкана (в его китайской части мы бывали неоднократно, в том числе с коллегами из Южной Кореи).
 
Удачным стало то обстоятельство, что в этом районе в последние 4–5 лет работает международный коллектив вулканологов из Великобритании, США и КНДР, и мы смогли получить экземпляры вулканических стекол на северокорейской стороне Пектусана. Выяснилось: по химическому составу они не имеют ничего общего с известными нам орудиями из Южной Кореи, Приморья и Маньчжурии. Приблизиться к разгадке «тайны» корейского обсидиана помогли образцы, полученные одной из наших южно-корейских коллег. Согласно имеющейся на сегодня информации, коренной источник расположен на севере Корейского полуострова, между Пектусаном и побережьем Японского моря. Можно надеяться, что продолжение сотрудничества вулканологов даст нам возможность получить образцы из этого чрезвычайно важного для обширного региона Дальнего Востока месторождения.
 
Липари
 
Обсидиан как метод изучения древних миграций
 
Наша российско-американская группа впервые представила результаты геологических и геохимических исследований источника обсидиана на озере Красном на Чукотке. На основании значительного количества анализов было установлено, что вмещающей толщей для обсидиановых галек, которые сегодня можно собрать на берегу этого озера в 120 км к западу от города Анадырь, были местные вулканические породы, обнажающиеся в озерных обрывах. 
 
Что можно сказать о значении этого вывода для археологии? Сравнение геохимических данных источника Красное и обсидиановых артефактов Чукотки и Аляски показало: обмен высококачественным сырьем существовал в течение тысячелетий, при этом расстояние между местами происхождения и утилизации обсидиана иногда превышает 1000 км. Отсюда следуют как минимум два важных вывода, получить которые другими способами крайне затруднительно. Во-первых, на северо-востоке Сибири и Аляске в древности (есть даже термин, объединяющий эти регионы — Берингия) существовала обширная сеть контактов и миграций населения, благодаря чему обсидиан получил широкое распространение на Чукотке, в бассейне реки Колыма и на Аляске. Во-вторых, роль обсидиана как каменного сырья была настолько важна, что древние люди совершали переходы длиной в сотни километров, чтобы добыть необходимый для изготовления орудий материал. И снова надо подчеркнуть: другими методами (кроме анализа древней ДНК, для которого нужны кости древних людей Берингии, известные сегодня по единичным находкам) получить надежные выводы о древних миграциях невозможно.
 
Сравнительно новым регионом для обсидиановых исследований является Южная Америка, где за последние 10–15 лет получено много новых данных. На конференции было представлено несколько докладов, посвященных выявлению коренных источников обсидиана в Южных Андах (Аргентина и Чили), а также их использованию древними людьми. Установлено: на юге Аргентины расстояние между залежами минерала и местами обитания населения, которое их эксплуатировало, составляет до 400–550 км, а вдоль побережья иногда до 1000 км, что свидетельствуют об обмене обсидианом на весьма значительные расстояния. Некоторые из источников, расположенные на большой — около 3200 м над уровнем моря — высоте, были доступны только в течение 1–2 месяцев в году из-за высокого снежного покрова. Всего в Патагонии (юг Чили и Аргентины) насчитывается более десяти скоплений образцов вулканического стекла, и работы по их идентификации еще предстоит немало.
 
Новые данные по Ближнему Востоку были представлены в совместном докладе французских, иранских и немецких специалистов, посвященном анализу обсидиана в Иране. На основании геохимических исследований установлено: основными источниками этого сырья в неолите и бронзовом веке были вулканы Анатолии и Армении. Расстояние от них до изученных археологических памятников в некоторых случаях превышает 1000 км, что крайне важно при оценке миграций и контактов населения в древности. 
 
Сувенирный обсидиан
 
Липарский смотр сил
 
Хотя геологи и археологи интенсивно изучают обсидиан, тематические международные конференции проводятся очень редко. А это, в свою очередь, ограничивает возможности ученых в обмене информацией и контактах, из которых впоследствии вырастает сотрудничество. Поэтому в 2014 году я предложил провести в Средиземноморье (как в одном из наиболее изученных регионов в плане источников обсидиана, к тому же равноудаленном от Америки и Азии) международную конференцию, быстро нашел поддержку у коллег из США и Италии, и работа началась. Потребовалось два года интенсивной организационной деятельности для того, чтобы идея превратилась в реальность, и весной 2016 г. стало окончательно ясно: мероприятие состоится — на него заявились около 60 человек (вместе с соавторами — из 26 государств Европы, Азии, Америки, а также из Австралии). Заседания проходили в Музее Эоловых (Липарских) островов, расположенном в нескольких зданиях замка («cаstello» по-итальянски) города Липари.
 

Несколько слов нужно сказать о самих острове и городке Липари и об Эоловых (Липарских) островах в целом. Сегодня Липари — это одна из «туристических Мекк» южной Италии, с узкими улочками, многочисленными гостиницами и ресторанами, тратториям и кафе на любой вкус и размер кошелька. Туристам предлагаются изделия из обсидиана в виде брошек, подвесок, настольных предметов, даже наконечников копий и стрел! Все желающие могут за очень малую плату (от 1 до 2 евро) увезти с собой как образцы чистого минерала, так и слегка обработанные куски пемзы. В замке города, расположенном на скале над морем, находится один из лучших в Сицилии музеев, где великолепно представлены археология и древняя история архипелага.  В древности Эоловые острова были перекрестьем торговых и военных путей западного Средиземноморья. Уже в неолите и бронзовом веке существовал обмен обсидианом и керамикой с соседними регионами; в раннем железном веке (начиная с 3000 лет назад) масштабы мореходства стали еще более обширными. Об этом свидетельствуют находки из мест античных кораблекрушений, которых вокруг о. Липари известно немало. Как и соседняя Сицилия, Эоловые острова в историческое время контролировались сначала колонистами-греками, затем — римлянами (на короткое время их владычество было прервано Карфагеном), а после них — арабами, норманнами, анжуйцами, арагонцами, Бурбонами.

 
Можно сказать, что форум на острове Липари прошел даже успешнее, чем предполагалось. Нам удалось организовать три специальных лекции: доктора Майкла Гласкока (Университет Миссури, США) по методике изучения обсидиана с помощью геохимических анализов; профессора Клайва Оппенгеймера (Кембриджский университет, Великобритания) по вулканологии массива Набро в Эритрее, в котором встречается вулканическое стекло (Африка); и профессора Акира Оно (Университет Мейдзи, Япония) по значению обсидиановых исследований для археологии. Все докладчики — лидеры мирового масштаба в своих областях, поэтому их сообщения были очень интересны собравшимся, особенно молодым ученым, среди участников мероприятия их было немало.
 
 
Помимо заслушивания секционных докладов и знакомства с постерами, мы организовали экскурсию по острову Липари с посещением источника обсидиана Габеллотто, образовавшегося около 8–10 тысяч лет назад. Широчайшее распространение сырья из этого местонахождения по всему Средиземноморью делает его одним из важнейших объектов изучения. Мы увидели слоистую толщу продуктов вулканических извержений; в ней встречаются блоки чистого обсидиана черного цвета, размером до 40–50 см. На соседнем пляже в поселке Каннето сегодня можно собрать множество небольших обсидиановых галек, которые образовались в результате выноса вулканических пород потоками воды на побережье. 
 

Эоловые (Липарские) острова — по природе вулканические: каждому геологу знакома горная порода липарит, впервые описанная на о. Липари в 1861 г. Название другого острова — Вулкано — говорит само за себя; последние заметные извержения были отмечены в XVIII веке, но до сих пор сохраняется небольшая активность: на Вулкано есть серные источники (по-научному — сольфатары) и горячие грязевые ванны. Вершина конуса кратера лишена растительности и покрыта вулканическими продуктами. А вот подлинный, то есть активный вулкан — это знаменитый Стромболи, находящийся в 40 км от Липари. Даже издалека, из-за ближнего острова Панереа, хорошо виден конус высотой около 930 метров: из кратера поднимается и уносится ветром вулканический пепел. Попасть на Стромболи можно только с экскурсией, подъем к кратеру занимает около трех часов, и вечернее зрелище в виде фонтанов горячей лавы никого не оставляет равнодушным.

 
В целом конференция на острове Липари стала неким смотром сил в области изучения источников обсидиана по всему миру. Наиболее активно работают в настоящее время коллективы ученых из Франции, США, Италии, Японии, Австралии, Венгрии. В России подобные исследования ведутся практически только нашей небольшой сибирско-дальневосточной группой (Институт геологии и минералогии СО РАН и Дальневосточный геологический институт ДВО РАН).
 
В последний день конференции стало очевидно, что нужно сделать этот форум постоянным, хотя бы раз в три года. Вопрос о том, где проводить следующее мероприятие, получил по крайней мере два возможных ответа — Венгрия или Италия. А это значит, что через три года мы снова соберемся вместе!
 
Ярослав Кузьмин
 
Фото автора
 
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus