Сегодня - 16.09.2019

«Родники мои серебряные, золотые мои россыпи»

18 сентября 2013

Если золото есть, образно говоря, в Серых горах — то оно, скорее всего, рудное. На реках же добывают россыпное, и этот процесс, помимо такой понятной радости от обладания желтым металлом, приносит головную боль природе. Кандидат геолого-минералогических наук Леонид Васильевич. Замана и его коллеги (Институт природных ресурсов, экологии и криологии СО РАН, г. Чита) в рамках партнерского интеграционного проекта региональных отделений РАН, посвященного трансграничным речным бассейнам в азиатской части России, посмотрели, как влияет подобная золотодобыча на состояние ряда притоков Аргуни.

Участки работ драг (долина реки Средняя Борзя)«В этом году мы взяли пробы и провели визуальные наблюдения на нескольких объектах, в частности, реках Нижняя и Средняя Борзя (последняя наиболее подвержена золотодобыче)», — рассказывает Леонид Замана.

Как поясняет ученый, около 650 километров всех водотоков Аргуни разрушены в результате разработки россыпных месторождений. «Надо сказать, что в Восточном Забайкалье получение такого золота началось где-то со второй половине 19-го столетия, а рудного — только в начале 21-го», — отмечает ученый. Как раз Средняя Борзя — район первого вида добычи желтого металла, причем, там идет процесс и повторного «использования» россыпей. «Примерно за 30-40 лет в них возобновляются промышленные запасы в том числе за счет того, что происходит укрупнение золотин, вынос их из кварцевых обломков», — поясняет Леонид Замана. Причем, новый цикл разработки, как говорит специалист, не связан с совершенствованием технологий, фактически они остаются на том же уровне. «Ясно, что за упомянутые несколько десятков лет даже растительность может восстанавиться не везде», — пожимает плечами ученый.

Практически все водные артерии, где находятся крупные россыпи, выбывают из, как назвал это Леонид Замана, природного функционирования — то есть, долго не будут использоваться. Дело тут не только в загрязнении самой воды, хотя обычно основным маркером негативного влияния считается ее качественный состав. Происходит еще и изменение количества самого стока. «По нашим сведениям отработка, в основном, ведется по малым рекам, которые и так фактически в обычном режиме, не в половодье, не добираются до основной», — поясняет ученый. Соответственно, наличие дополнительных водоемов (карьеров и прудов-отстойников), образующихся при работе драг и гидромониторов, меняет и даже ломает всю сложившуюся систему нормального функционирования. «По нашим оценкам — в зависимости от того, какова площадь подобных объектов — потеря может доходить до 50-60% стоков всех малых рек», — комментирует Леонид Замана. Разумеется, это является весьма существенной проблемой для степных районов, где и так воды не сказать, чтобы достаточно, и она нужна для использования, в частности, в скотоводстве. Впрочем, по словам ученого, местное население весьма позитивно относится и к искусственно созданным в результате отработки золотых россыпей водоемам — люди выступают за то, чтобы они оставались, ведь на них можно отдыхать и купаться.

Добыча желтого металла влияет и на преобразование ландшафтных долин: русла рек практически разрушаются, появляются отвальные комплексы и современные техногенные ландшафты. (Кстати, это хорошо видно на космоснимках, и используя эту информацию, можно выделить все подобные участки). «Со временем, конечно происходит зарастание отвалов, тем не менее, крупные из них на поймах и склонах долин достаточно надежно прослеживаются», — говорит Леонид Замана. Растительность, если и есть, то обычно разреженная, состоящая из древесных пород или кустарников. Причем, если в грунте присутствует мелкозем, то эти места заполняются зеленью более активно, в отличие от крупнообломочных отвалов, где подобные процессы идут очень плохо.
Леонид Замана
Если посмотреть на фотографии Средней Борзи, то можно увидеть чередование отвалов и оставшихся котлованов, сама же она загрязнена практически до самого устья. «Если раньше были отдельные илоотстойники, и сброс напрямую в реку не проводился, то теперь он идет», — комментирует Леонид Замана. Впрочем, даже имеющийся водоем, который по замыслу тех, кто работает на россыпях, должен играть роль отстойника, не успевает полностью осуществлять свои функции: он быстро заполняется, и при условии быстрого течения все выносится в Среднюю Борзю.

…«А ведь реки Забайкалья, исходя из особенностей формирования, изначально одни из самых чистых», — отмечает в завершение ученый.

Екатерина Пустолякова

Фото: 1 — из презентации Л. Заманы, 2 — Е. Пустолякова
 

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)
Поделись с друзьями: 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus