Сегодня - 22.09.2020

Там, где заканчиваются факты

25 декабря 2015

Мифы — вещь достаточно живучая, но не все они одинаково полезны. На светлой стороне играют те, что достались нам в наследство от великих цивилизаций прошлого. Практически каждый в курсе, чей сын Геракл и как долго Одиссея носило по разным точкам архипелага — до сих пор истории об этом служат вдохновением для деятелей литературы и искусств (важнейшим из которых, по словам классика, является кино!). Однако есть и «темные» — они пытаются овладеть умами реципиентов, дабы отвратить от подтвержденных результатов, полученных наукой. Мифы об эволюции — как раз из числа таких «плохишей».

 
«Для нас с вами очень важно понимать, где кончаются знания и факты, — говорит редактор сайта ANTROPOGENEZ.RU Александр Соколов. — Перешагнув эту грань, мы мгновенно оказываемся во власти заблуждений и предрассудков».
Александр Соколов
По словам специалиста, когда он создавал свой портал, то даже не подозревал, с каким количеством ложных представлений об эволюции человека столкнется. «Я вынужден читать комментарии к статьям, которые мы публикуем, — рассказывает Александр. — Вот свеженький пример, стиль, естественно, сохранен: «Никогда не понял одного в теории эволюции: зачем древнему человеку вдруг захотелось идти на север, с места, где всегда тепло, полно еды круглый год, и чтобы поесть, нужно только протянуть руку». Самое печальное, что такие вещи не остаются в пределах дискуссий в соцсетях, они выплескиваются с телеэкранов, их озвучивают известные люди. Вот тележурналист Андрей Максимов — он, общаясь с известными палеонтологами, достаточно сердито задавал вопрос: когда у обезьяны родился человек прямоходящий, почему животное его не убило, ведь это же урод?»
 
Подобные рассуждения нашли свое отражение и, что очень важно, опровержение в книге Александр Соколова «Мифы об эволюции», которая вышла в финал премии «Просветитель». Ну а на одноименной лекции в рамках EUREKA!FEST-2015 он рассказал о некоторых из них.
 
Миф номер один: золотой век
 
Несомненно, раньше трава была зеленее, деревья — выше, лев играл в прятки с ягненком без намерения им пообедать, а человечество вообще каталось, как финик в кокосовом молоке, и бродило по пышным лужайкам в компании зайчиков и белочек подобно диснеевской Белоснежке. 
 
«На самом деле, это старая, как мир, тема: когда-то всё было очень хорошо, а потом раз — и стало очень плохо, — комментирует Александр Соколов. — Представления о золотом веке тысячелетиями витают в воздухе, и сейчас обычно это выражается в ностальгическом плаче по тому, что в прежние времена у нас была гармония с природой, а ныне мы живем в отравленной атмосфере, едим гадость, ведем неправильный образ жизни».
 
У антропологии однозначный ответ на такие инсинуации: ее раздел палеопатология человека занимается выяснением, чем древние люди болели, какие травмы получали и в каком возрасте умирали. «Если у нас есть какие-то фрагментарные останки, то это делается по различным признакам: по зарастанию швов черепа, по зубам — их степени прорезывания, износу и так далее», — объясняет лектор и приводит некоторые цифры из книги главного российского палеопатолога Александры Бужиловой. 
 
Так, обитавшие в экологически девственных условиях неандертальцы в среднем жили 23 года. «Я-то уже давно, получается, покойник», — в скобках отмечает Соколов. Кроманьонцы несколько дольше гостили на этом свете — около 30 лет. 
Randii Oliver. Неандертальцы
«Действительно, в каком-то смысле, ряд наших проблем со здоровьем не был им известен, — говорит лектор. — Пока существовали совсем маленькие бродячие группы, эпидемий не случалось, они появились позже, когда люди стали собираться в более крупные скопления, гадить вокруг себя. Не было онкологии, за рядом отдельных случаев — человек просто не доживал до того возраста. Зато остро стояла проблема чудовищного травматизма и огромного количества заболеваний суставов и позвоночника». 
 

Главные рекордсмены по таким заболеваниям на душу населения — неандертальцы. У каждого из найденных, начиная с самого юного возраста — детишек и подростков — изношен скелет. Абсолютный чемпион — старик из пещеры Шанидар в Ираке. У него не было руки, глаза, зубов, зато наличествовал пробитый череп, он хромал на одну ногу, плюс всё плохо с позвоночником. Однако погиб в итоге в результате обвала, и сам факт существования такого человека говорит об определенном уровне взаимовыручки — несмотря на тяжелую жизнь, люди всё же проявляли заботу об инвалидах и пожилых. 

 
Если посмотреть на цифры по более поздним временам, то можно увидеть, что вплоть до фактически позднесредневековой популяции продолжительность жизни не дотягивала даже до 40 лет, и только с конца XVIII века — скачок в два-три раза. «Это аккурат начало той самой ужасной индустриальной и постиндустриальной цивилизации, в которой мы с вами живем, — говорит Александр Соколов, — когда появилась более-менее приличная медицина и научились относительно нормально принимать роды. Так что получается: это мы сейчас живем в золотом веке, потому что значительная часть присутствующих, прошу понять меня правильно, просто не родилась бы без определенного уровня врачебной помощи».
 
Миф номер два: мобильный телефон в пасти диплодока
 
Практически каждый хотя бы один раз слышал о том, что, на самом деле, давно известны многочисленные находки людей современного вида в очень-очень древних слоях. Только официальная наука, как водится, это утаивает и даже уничтожает, ведь иначе все построения дарвинистов полетят кувырком, и ученым, скрипя зубами, придется признавать: да, до нашей существовала великая цивилизация, но после ужаснейшей ядерной зимы уцелели лишь жалкие остатки, от которых мы, собственно, и произошли. Пришлось начинать всё заново — спасибо инопланетянам, хоть с пирамидами помогли. 
 
«Скорее всего, если вам говорили такие вещи и приводили какие-то примеры, то последние с высокой вероятностью взяты из книги Майкла Кремо и Ричарда Томпсона «Запрещенная археология». Она вышла миллионными тиражами и была переведена в том числе на русский язык, — говорит Александр Соколов. — Сами авторы честно признаются, что являются сотрудниками загадочного института, который занимается поисками связей между современной наукой и ведическими текстами. Это такой своеобразный вариант креационизма: ребята доказывают, будто наша Вселенная и, в частности, человечество, очень-очень старые, насчитывающие чуть ли не миллиарды лет. Сами Кремо и Томпсон, конечно, своих раскопок не ведут, но они рылись в архивах и нашли ряд, по их словам, аномальных свидетельств, приводимых в книге».
 
Лектор перечисляет некоторые примеры. Один из них — скелет из Гелли-хилл, обнаруженный в 1886 году рабочими при рытье котлована. Утверждается, будто останки весьма древние — 330 000 лет, при том что принадлежат, вроде, анатомически современному Homo sapiens, это доказывается, в том числе, свидетельствами школьного учителя, который присутствовал при раскопках, и землекопа. Он тоже подтверждает: кости выглядели ужасно древними. «Правда, уже в середине XX века, когда скелет удалось датировать естественно-научными методами, выяснилось: останки, скорее всего, все-таки молодые, — отмечает Александр Соколов. — Более поздние радиоуглеродные исследования в Оксфорде показали: костям вообще в сто раз меньше, чем предполагалось — 3 300 лет. Однако Кремо и Томпсон не доверяют радиоуглероду — пишут, что ненадежно. А вот свидетельство школьного учителя — конечно, надежно». 
 
В этот же ряд, как родные, встают аргентинский череп (опять же рабочие нашли его при строительстве дока), британская челюсть (она исчезла в горниле времени, но клянемся — ей 2,5 миллиона лет), а также скелет из Столовой горы (датировка — от 9 до 55 млн). 
 
«В этом разделе книги Кремо и Томпсона описывается двадцать одна находка. Из них семнадцать сделаны в XIX веке, три — в первой четверти XX века, и только одна — во второй половине последнего, — объясняет Александр Соколов. — Что касается первых 17-ти, обратите внимание: это время — период, когда археология находилась в стадии становления как наука. Методы раскопок только формировались. Неудивительно, что практически во всех приведенных случаях достоверность контекста — нулевая». 
 
Кроме того, естественно-научные способы датирования в широкую практику были введены во второй половине прошлого столетия, то есть в примерах Кремо и Томпсона возраст определяется на основании смутного описания или краткого пересказа со слов каких-то очевидцев — шахтеров, учителей, священников, разнорабочих. Причем, в некоторых случаях — через несколько лет после того, как находка была сделана. К тому же, ряд костей просто потом исчезает или пребывает неизвестно где, и теперь можно спекулировать бесконечно насчет того, насколько они древние. 
 
«В трех случаях из двадцати одного, когда обнаруженные останки дожили до второй половины XX века и были датированы, получается молодой возраст,— говорит Александр Соколов. — Но еще раз повторяю: Кремо и Томпсон не доверяют радиоуглеродному анализу. Это особенно здорово, учитывая, что в следующей главе их книги, когда они переходят к рассказу о находках общепризнанных, таких как питекантроп Дюбуа, гейдельбергская челюсть, неандерталец, синантропы, австралопитек Раймонда Дарта, авторы вдруг становятся завзятыми скептиками и начинают постоянно выражать какое-то сомнение. Например, пишут, что обстоятельства обнаружения челюсти из Мауэра (гейдельбергской) не могут не вызывать беспокойства, но учитывая предыдущую главу, это не может не вызывать у меня издевательского смеха». 
 

Александр Соколов: «Эта книга называется «Forbidden archeology», я бы ее переименовал в «Forgotten archeology» — забытая в таком смысле: когда мы что-то выкидываем на помойку, то выбрасываем это и из памяти. Эти курьезы находятся на археологической свалке, и вполне справедливо».

 
Миф третий: а царь-то ненастоящий!
 
По словам Александра Соколова, обычно разговор с адептом креационизма или с людьми сомневающимися в один из моментов переходит на то, что все останки древних людей, предъявляемые учеными — фальшивые! И вообще, у палеонтологов есть в подвалах специальные мастерские, где и мастерят кадавров на любой вкус — очевидно, по спецзаказам дарвинистов.
«Подделка такая была одна,— объясняет лектор. — Знаменитый Пилтдаунский человек. В начале ХХ века в Англии, в местечке Пилтдаун, действительно, обнаружили фрагменты черепа и нижней челюсти. Им приписывали большую древность, но спустя сорок лет выяснилось: во-первых, череп этот современный, а во-вторых — и то, и другое разного возраста». 
 
Тем не менее вокруг находок возник спекулятивный археологический миф — в частности, можно услышать, что в течение сорока лет они были окружены священным ореолом, и ученые их буквально воспевали. На самом деле далеко не все специалисты (особенно за пределами Англии) пребывали в восторге от Пилтдаунского человека и вообще уделяли ему особое внимание. Разоблачение подделки оказалось возможным, опять же, благодаря естественно-научным методам датирования: сначала фторовый анализ, потом радиоуглеродный показали, что череп и челюсть совсем не той древности, которую им приписывают. 
 
«Появление фальшивок периодически случалось в истории науки, и палеоантропология здесь не является каким-то исключением, — комментирует Александр Соколов. — Возможно, каждая область знаний должна пройти через это, за счет этого очиститься — ведь благодаря в том числе и разоблачению подобных историй, выковываются те или иные способы исследований. Отрицательная роль, конечно, тоже громадна: подделки оставляют за собой черный след спекуляций на десятилетия вперед».
 
Миф четвертый: предок Икс
 
«Дарвин вообще никогда не говорил, будто человек произошел от обезьяны. Дарвин говорил о том, что у человека и обезьяны был общий предок», — называет Александр Соколов еще одно популярное утверждение, которое можно услышать как в кухонных дискуссиях, так и официальных обращениях.
 
Тем не менее, великий англичанин таки утверждал это прямым текстом в своей книге, и можно найти цитату, где он прямо об этом пишет. Опять же, если включить логику, кем еще был этот самый прародитель? Неужели бурундуком, от которого мы, такие похожие между собой, но абсолютно разные с гипотетическим зверьком, получились? 
«Я, правда, читал недавно книгу Кира Булычева, где автор, поддавшись обаянию мифа, описывает нечто чуть ли не землеройкоподобное», — отмечает Александр Соколов. На самом деле, по словам специалиста, никем иным, как обезьяной, общий предок быть не мог. Другое дело: не современной, а ископаемой. Однако смысл от этого не меняется. «К настоящему времени известна большая вереница форм, начиная от самых ранних представителей обезьяньего племени. Вполне себе человекообразные, — говорит лектор. — Это наиболее вероятные наши прародители, шимпанзе и гориллы, но мы отделились уже гораздо позже. Ничего страшного в этом нет. Другое дело, что фраза про общего предка такая успокаивающая — если кому-то неприятно родство с несимпатичными, волосатыми, хвостатыми. А «общий предок» — некий элемент «икс», он не вызывает негативных эмоций. Но мы-то с вами взрослые люди — давайте смотреть фактам в лицо!»
 
Миф пятый: мы по Африке гуляли?
 
Существует мнение, будто человек возник вовсе не на Черном континенте. Обратное нам навязывают излишне политкорректные ученые, способны пожертвовать истиной в пользу конъюнктуры! Выбрали самый непрестижный регион мира — болезни, войны, муха цеце — и продвигают эту теорию, чтобы утешить бедных афроафриканцев, которым не повезло с родиной. 
 
«Если знать историю этого вопроса, становится понятно: люди столетиями пытались разобраться откуда мы пошли, в том числе – географически, — рассказывает Александр Соколов. — И уже в XVIII веке звучала Африка. Жорж-Луи Леклерк де Бюффон — один из основателей современного эволюционизма — предположил: человечество зародилось именно там, правда, он имел в виду Древний Египет. Потом выдвигались разные кандидатуры на роль прародины. Дарвин называл Черный континент потому, что там живут шимпанзе и гориллы — наши ближайшие родственники. Другие исследователи говорили об Азии или даже затонувшем континенте Лемурии и его остатках, Индонезии. Кстати, Эжен Дюбуа, руководствуясь именно этой идеей, поехал искать питекантропа, и обнаружил его на Яве».
 
Затем последовали находки неандертальцев, кроманьонцев и гейдельбергского человека в Европе, многие антропологи всерьез рассматривали ее. «Это хорошее, благородное место для зарождения эдакого нордического Homo sapiens», — отмечает Александр Соколов. Потом чаша весов снова склонилась в сторону Азии. 
Карта расселения человека. Архео.info
Только с накоплением некоторого объема фактов, когда на территории Африки обнаружили многочисленных австралопитеков, в том числе ранних, а также человека умелого и его более продвинутых и длинноногих потомков, останки гоминид почти совсем современного вида и самых древних людей, выяснилось, что по датам палеоантропологии не только наш род, но и вид Homo sapiens раньше всего появляется именно на Черном континенте. Кроме того, есть еще и археология: сейчас уже называются цифры 3 300 000 лет, ломеквийская культура в Кении — это всё Африка. Вспомним и про генетику — она с конца 80-х годов дает ряд убедительных свидетельств именно в пользу зарождения человечества и расселения его с африканской территории. Недавно появились даже данные из области лингвистики, правда, они не бесспорные — ряд ученых выступили с критикой этого исследования. Были собраны данные по 500 языкам мира и показано: фонетическое разнообразие убывает по мере удаления от Черного континента. «Таким образом, все перечисленные науки независимо указали именно на него: гипотеза не была навязана нам нехорошими учеными, а пробила себе дорогу в честной научной борьбе», — резюмирует Александр Соколов.
 
Миф шестой: благословенная в потомстве своем
 

Тициан. Адам и Ева, 1550 г.

Термин «митохондриальная Ева» можно встретить буквально везде: именно она, одна-единственная, дала земному шару в нагрузку семь с лишним миллиардов человек на сегодняшний день. 
 
Вся шумиха началась, собственно, с одной статьи: в 1987 году вышла публикация Ребекки Канн, Марка Стоункинга и Алана Уилсона в Nature. Они собрали данные митохондриальной ДНК у 147 человек, относившихся к пяти группам, — европейцев, азиатов (монголоидов), африканцев (включая бушменов, пигмеев, панту), австралийцев и папуасов. Ученые сначала оценили разнообразие мтДНК внутри каждой группы. После этого, сравнивая попарно между собой данные, построили некое родословное дерево, сошедшееся к одному корню. Одна веточка оказалась целиком африканской, конкретно, бушменской — она отделилась раньше всех. Другая вперемешку содержала и африканские, и все остальные митохондриальные ДНК. «На основании максимального разнообразия внутри первых и в целом деления дерева, выдвигалось предположение, что корешок — то есть реконструированный общий предок, точка схождения —тоже был на Черном континенте. Кроме того, примерно зная скорость мутирования, специалисты вычислили: наш прародительница жила, скорее всего, примерно 200 000 лет назад. Вот то, что доказали ученые, и опровергнуть это до сих пор не удалось», — объясняет Александр Соколов. 
 

Александр Соколов: «Я ни разу не сказал сейчас словосочетание «митохондриальная Ева». Сами авторы статьи его нигде не используют, они употребили более корректный, хотя и менее эффектный термин «lucky mother» — «удачливая мама». Однако расторопные журналисты стремительно уловили параллель с библейским сюжетом, и уже в конце 1987 года по СМИ пошло гулять ветхозаветное название». 

 
Тем не менее нужно помнить: во-первых, существование общего предка у организмов — неизбежное следствие теории Дарвина. Во-вторых, точка схождения имеется не только у мтДНК, а у любого участка генома, который не рекомбинирует. 
 
«Когда в 2000 году взялись за Y-хромосому, которая передается по отцовской линии, получили Адама. Сначала рассчитали, что он жил примерно 70 000 лет назад, то есть им с Евой сложно было встретиться. Потом неоднократно уточняли эту дату, обрадовались — ура, получается 200 000! Но затем удлинили до 500 000, — говорит Александр Соколов. — На самом деле, митохондриальная ДНК досталась нам от «первой женщины», Y-хромосома — от «первого мужчины», а другие участки нашего генома — от тысяч других, которые жили в разное время на разных территориях. Иными словами, одновременно с этой самой Евой жили тысячи других мам, только ей повезло — она lucky mother — и ее мтДНК дожила до наших дней. Другим не повезло — для этого было достаточно, чтобы у них родились мальчики. Да, в Африке примерно 120 000–200 000 лет назад обитала некая дама, от которой современному человечеству досталась мтДНК. Но она не была ни единственной прародительницей нашего рода, ни первым представителем вида Homo sapiens. Вот это очень важно!» — резюмирует лектор. 
 
Миф седьмой: мы уйдем из зоопарка?
 
Как же это получается? Мы произошли от обезьяны давно и только один раз? В мире столько мартышек, капуцинов, орангутанги вон какие отличные — и не хотят превращаться в людей? Значит, что-то в дарвинизме не так… 
Александр Соколов
«На нашей планете обитает сейчас около 400 видов приматов, и ни один из них нашим предком не является, — подчеркивает Александр Соколов. — Те, которые много-много лет назад встали на путь очеловечивания, сейчас существуют только в виде костей. К тому же прародители шимпанзе тоже не сидели без дела — они активно эволюционировали, собственно, в шимпанзе. У нас челюсти уменьшались, у них увеличивались. У нас ноги удлинялись относительно рук, у них — наоборот. Если вы посмотрите на самку этих обезьян в определенные моменты ее цикла, то можете удивиться: что за опухоль у нее сзади, в виде футбольного мяча? Половая кожа, сигнал самцам — пришло время размножаться». 
 
У людей такой примочки нет, однако у горилл и орангутангов тоже, сие эволюционное новшество характерно чисто для шимпанзе. Если человек не истребит себе подобных приматов, то они будут развиваться — но не в Homo, а в супер-обезьян. Причем это не означает, что в один далеко не прекрасный для нас момент они возьмут в руки палку-копалку (а то и меч-кладенец или автомат Калашникова) и воздвигнут на планете новый порядок, уничтожая нашу цивилизацию. Напротив, их изменения и улучшения будут направлены по абсолютно своему, звериному вектору.
 
Екатерина Пустолякова
 
Фото Екатерины Пустоляковой и из открытых источников
 
 
 
 
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (5 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus