Сегодня - 10.07.2020

Вирус Эбола: как всё начиналось

28 октября 2014

Сергей НетёсовНашумевшая новость о разгоревшейся лихорадке принесла много споров о её происхождении, возможностях борьбы и мерах предосторожности. Цивилизованные страны ограничивают контакты с Африкой, в ответ жители африканских государств выходят на митинги против сдерживания их передвижений. Когда появился вирус Эбола? Почему в 2014 году вирус начал «гулять» по Африке? На эти и другие вопросы ответил член-корреспондент РАН Сергей Викторович Нетёсов в докладе, представленном на девятнадцатой Международной экологической студенческой конференции в НГУ.

На открытой лекции собралось более трёхсот человек, которые пришли узнать о лихорадке что-то новое от одного из ведущих вирусологов страны. К удивлению многих, начал Сергей Викторович не с самого вируса Эбола, а с подробного рассказа о лихорадке Марбург, которую относят к тому же таксономическому семейству.

Первая известная вспышка этого заболевания произошла в 1967 году в немецком городе Марбург, поэтому и получила такое название. На территории населенного пункта находилась и сейчас находится компания «Берингверке», занимающаяся производством полиомиелитных вакцин на основе тканей почек зелёных мартышек. Перед тем, как использовать биологический материал, обезьян дважды выдерживали в карантине, один раз в Африке, второй — непосредственно в Германии. «До 1967 года всё шло достаточно благополучно, пока однажды одна за другой не начали умирать мартышки, а вслед за ними — и их смотрители. Кроме того, любой, кто пытался помочь , сам оказывался на больничной койке. Люди переносили страшные страдания, симптомы их болезни никто тогда не мог истолковать правильно: к удивлению врачей, у больного наблюдались как симптомы острого респираторного, так и желудочно-кишечного заболеваний, а на последней стадии появлялись серьёзные подкожные кровоизлияния. Летальный исход был неизбежен для 15 процентов заразившихся», — рассказывает Сергей Викторович.

После массового заражения работников предприятий учёные решили выяснить, что же конкретно пошло не так. Исследования показали: причина в халатности поставщиков обезьян для научно-исследовательских целей.

Будучи ответственными за то, чтобы направлять в центры здоровых животных, угандцы и кенийцы устраняли приматов, которые не выдержали карантин. Поставщики увозили слабых особей на остров, находящийся на озере Виктория. Так было ровно до того момента, когда для поставки в Европу африканцы не досчитались десятка мартышек и решили «добрать» партию на том самом острове. Звери выглядели вполне бодрыми и здоровыми, поэтому их отправили вместе с выдержанными в карантине сородичами в путь — это и послужило причиной заражения: сперва среди приматов, а затем — среди людей. Вспышки лихорадки Марбург происходят в Уганде и по сей день, одна из них проходит на территории страны в настоящее время.

Спустя 9 лет учёными была открыта другая геморрагическая лихорадка. Первые упоминания о вирусе Эбола датируются 1976 годом. В то время в Заире, теперь переименованном в Демократическую Республику Конго, болезнь вызвала колоссальную панику местного населения, что усугубило ситуацию, приумножив человеческие потери. Заболевшие обращались к своим родным и близким, друзьям и соседям в надежде, что те им смогут чем-то помочь, невольно распространяя вирус. Другой причиной роста количества заражённых людей явились погребальные ритуалы. Целуя, обнимая усопшего и пожимая его руку, собравшиеся на похороны перенимали болезнь, вскоре умирая один за другим.

Зная о возможности заболеть геморрагической лихорадкой, жители Демократической Республики Конго и Уганды уже гораздо проще относятся к ограничениям погребальных обычаев, поэтому в 2012 году вирус Эбола унес жизни относительно небольшого количества жителей этих стран, чего не скажешь о 2014-м.

«Начавшись с заболевания двухгодовалого ребёнка в маленькой гвинейской деревне, лихорадка Эбола осталась незамеченной властями и министерством здравоохранения. Почему? Потому что в отличие от городских, местные жители относятся к любой смерти так, что если бог жизнь дал, то он её и забрал. По этой причине никто не обратил внимания на цепочку смертей: вначале умерла мать, затем отец, после них — другие ближайшие родственники. Причины смерти членов семьи удалось выяснить с трудом, так как практически никого, кто знал их и контактировал с ними, не осталось в живых», — объясняет Сергей Нетёсов.

О возможной угрозе никто, быть может, не узнал бы, если бы в Гвинею 14 марта после извещения министерства здравоохранения не прилетела команда «врачей без границ», в которой оказался один специалист, знакомый с симптомами лихорадки Эбола. Благодаря ему материалы отослали в лабораторию в Лионе (Франция). Новость о распространении вируса власти Гвинеи решили сразу не разглашать, испугавшись паники, они объявили об этом лишь 25 марта, 26 — официально запретили употребление в пищу мяса летучих мышей, являющихся переносчиками вируса. Впрочем, даже сейчас на рынках страны тушки этих животных можно найти без труда, поскольку жители страдают от нехватки продовольствия.

Массовое заражение произошло в мае этого года, когда в Сьерра-Леоне скончалась знахарка, лечившая ранее двух больных лихорадкой Эбола. На похороны пришли сотни людей, из числа которых, по официальным данным, заболело 365, все они контактировали с телом умершей, несмотря на существующие меры предосторожности. В отличие от жителей Демократической Республики Конго и Уганды, для которых геморрагические лихорадки уже не являются новостью, граждане Гвинеи и Сьерра-Леоне не готовы воспринимать советы врачей и, вопреки всем запретам, продолжают следовать своим обычаям, забивая вмешивающихся в дело врачей до смерти.

После лекции Сергей Викторович ответил на наиболее волнующие вопросы. Как получилось, что учёные, давно знавшие о существовании вируса, так и не нашли действенную вакцину? Дело в том, что лихорадка Эбола буйствовала лишь на территории стран Африки, где уровень оснащённости больниц в разы ниже, чем в любой цивилизованной стране, поэтому никакие методы борьбы с вирусом не были предприняты. К тому же до недавнего времени болезнь не охватывала большое количество людей, соответственно, угрозы в ней не видели и вакцины не искали.

В дополнение ко всему, с больными лихорадкой Эбола достаточно сложно работать. На месте любого укола появляются кровоподтёки и волдыри, а кожа слишком чувствительна к касаниям. Несмотря на все трудности, три варианта вакцины уже готовы, один – ждёт испытаний, а два – уже тестируются в США и Англии на животных.

Юлия Мунд

Фото: 1,3 — автора, 2 — из презентации С. Нетесова
 

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)
Поделись с друзьями: 

Система Orphus