Сегодня - 25.09.2020

Гидробиологи и мерзлотоведы присоединились к Большой Норильской экспедиции

05 августа 2020
В первый день полевых работ гидробиологи осмотрели территорию вблизи места разлива нефтепродуктов у ТЭЦ-3, а также ручей Безымянный и реку Далдыкан. В состав отряда входят девять специалистов из пяти научных институтов. Они отбирают пробы воды и придонных осадков для изучения находящихся там мелких живых организмов размером от 1 мм до 1 см. К ним относится всё, что служит кормовой базой для рыб, например личинки насекомых. 
 
«Наша задача — определить, в каком состоянии биота находится на данном участке, — отмечает старший научный сотрудник Института биофизики СО РАН — обособленного подразделения ФИЦ «Красноярский научный центр СО РАН» кандидат биологических наук Александр Павлович Толомеев. — Мы сейчас отбираем именно живые организмы: донные — зообентос, водные — зоопланктон, фитопланктон и бактериопланктон. По этим четырем компонентам экосистемы мы будем судить о том, в каком состоянии находится Норило-Пясинская водная система». 
 
 
Помимо отбора проб с мелкими организмами, специалисты отряда также проводят гидрохимический анализ воды. «Для получения точных результатов используют комплексный многопараметрический зонд, — объяснил старший научный сотрудник Института водных и экологических проблем СО РАН (Барнаул) кандидат биологических наук Антон Викторович Котовщиков. — Мы опускаем зонд в воду. Он фиксирует и записывает показатели каждые две секунды. Там есть оптические датчики, есть мембранный датчик кислорода, иономер ph, флуоресцентные датчики для хлорофилла и сине-зеленых водорослей и мутности. Таким образом, мы получаем информацию об основном составе воды». 
 
«В полях» гидробиологи проведут 12 дней. Ученые исследуют территорию от места разлива нефтепродуктов у ТЭЦ-3: ручей Безымянный, реки Далдыкан и Амбарная, а также озеро Пясино. По этому маршруту отряд выберет и обследует 13 контрольных точек.
 
К работам в рамках БНЭ приступили и ученые-мерзлотоведы. Они планируют пробурить несколько скважин, снять замеры температуры почвы на разной глубине, а также отобрать образцы льда. «Наша задача — дать геокриологическую оценку текущей ситуации и прогноз. Были предположения, что потепление сильно повлияло на обстановку, что идет деградация мерзлоты. Мы приехали, чтобы дать ответ на этот вопрос», — сообщил заведующий Игарской геокриологической лабораторией Института мерзлотоведения им. П. И. Мельникова СО РАН Сергей Иванович Сериков. Мерзлотоведы проведут исследования на территории площадью порядка 30—50 квадратных километров, а затем составят карту мерзлоты.
 
Днем ранее, 3 августа, отряд геофизики обследовал цистерны хранилища норильской ТЭЦ-3. На площадке ХАДТ ТЭЦ-3 продолжаются работы по демонтажу резервуара № 5, из которого ранее произошла утечка топлива. У других баков в рамках БНЭ исследования проводят геофизики. Они изучают устойчивость и прочность конструкций, а также возможность их дальнейшей эксплуатации. Для этого используют специальный прибор — сейсмоакустический приемник. Датчик на магните крепят на стенку цистерны, с него информация передается на регистратор — небольшую колбу. Ученый-сейсмолог устанавливает оборудование на одну точку на пять минут, а затем перемещает прибор на следующую позицию для замеров — так, чтобы интервал между точками составлял около трех метров.
 
«Это современный метод для экспресс-тестирования, — рассказывает старший научный сотрудник Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука СО РАН кандидат технических наук Константин Владимирович Федин из Новосибирска. — На полное обследование одного резервуара уходит порядка шести часов. В основе метода тот же эффект, благодаря которому голосом можно разбить стакан. Известный оперный певец Фёдор Иванович Шаляпин своим пением вызывал резонанс, и стакан лопался. Стакан, по сути, как цистерна. Здесь я исследую акустические шумы. По приборам составляю частотно-амплитудную картину конструкции. И с помощью этого метода могу увидеть, например, где у этого бака тонкие стенки, плохо закреплены детали, даже где появилась ржавчина. Всё как на ладони!» По результатам исследования уже можно сказать, что бак № 2 в дальнейшем можно эксплуатировать. По емкости № 3 ученые дадут заключение в ближайшее время.
 
«Кроме того, исследователи изучают бетонную площадку между баков и то, что находится под ней, — объясняет старший научный сотрудник ИНГГ СО РАН кандидат геолого-минералогических наук Евгений Валерьевич Агеенков. — Мы делаем электромагнитную съемку для изучения подошвы бетонной площадки на глубине два-три метра. Смотрим, в каком она состоянии, какие у нее изгибы и рельеф». Геофизики с помощью специальных приборов могут заглянуть и гораздо глубже — до 30 метров. «Перед специалистами стоит задача определить структуру почвы, пустоты и возможные скопления нефтепродуктов, области возможных загрязнений», — объясняет руководитель БНЭ, заведующий лабораторией эколого-экономического моделирования техногенных систем ИНГГ СО РАН кандидат технических наук Николай Викторович Юркевич. 
 
Геофизики будут работать в Норильске в рамках БНЭ еще неделю. Результаты своих исследований они будут анализировать комплексно — совместно с учеными-почвоведами, которые также участвуют в экспедиции.
 
Пресс-служба Большой Норильской экспедиции 
 
Поделись с друзьями: 

Система Orphus