Сегодня - 14.11.2018

Сибирский краевед поставил под вопрос один из мифов в истории Новосибирска

06 июля 2016
 
Некоторые представления о ранней истории Новосибирска построены на разных мифах и легендах. Как правило, это возникает из-за неверной трактовки исторических фактов или недостаточной степени их изученности. Один из таких вымыслов — «миф о военных топографах» — комментирует старший научный сотрудник ГПНТБ СО РАН кандидат исторических наук Сергей Константинович Канн.
 
Речь идет о том, что еще до Западно-Сибирских изысканий 1891 года военные топографы изучили Обь и нашли сужение реки, удобное для проведения Транссибирской магистрали. Сторонники этой теории утверждают: существует карта (так называемая «карта военных топографов»), датируемая 1890 годом, где представителями военного ведомства уже намечен  мостовой переход в районе села Кривощёково (Новосибирск).  Изыскания партии Гарина-Михайловского относятся к 1891 году, получается, ей отводится второстепенная роль в работах.
 
Сергею Канну найти «карту военных топографов», упоминания о которой историк время от времени встречал в различных трудах, не удалось. Зато известно, что к 1891 году инженеры путей сообщения, занимавшиеся проектированием магистрали в районе Оби, располагали очень скудной информацией о местности. Существует 10-ти вёрстная карта Западно-Сибирского военно-топографического отдела, выпущенная на 130 листах. Ею и пользовались изыскатели Великого Сибирского пути. Но даже на карте такого масштаба есть ошибки, поэтому инженерам приходилось на ходу искать и исправлять их. 
 
Если «карта военных топографов» все же существует (хотя исследователю она неизвестна и ссылок на нее нет), кто ее создал? Надо отметить, в царской России существовала очень четкая ведомственная субординация, как горизонтальная, так и вертикальная. Если за министерством был закреплен определенный круг дел, оно занималось только ими. То есть, получается, представители военного ведомства не могли работать над проектированием железной дороги. 
 
По словам ученого, легенда о военных топографах, скорее всего, возникла так: любая карта наносилась на типографскую основу, внизу которой гравировалась дата. Вероятно, план перехода был нанесен на картографическую основу 1890-го года. Исходя из этого, мог быть сделан ошибочный вывод, что карта относится к 1890-му, а место мостового перехода было намечено до изысканий партии Гарина-Михайловского.
 
«Были случаи, когда возникали простые опечатки — вместо 1896 года писали 1860, так же члены географических обществ при обсуждении могли отмечать что-то на имевшихся тогда картах 1870-1880-х гг. Тут нужно смотреть — напечатана ли линия дороги в типографии, или ее нарисовали в более позднее время пером», — говорит Сергей Константинович. 
 
Так как материал для исследования находится в Российском государственном историческом архиве, в Санкт-Петербурге, есть некоторые сложности с изучением документов. Возможно, ситуация изменится, когда архивы оцифруют.
 
«Вокруг истории Новониколаевска сложилось немало легенд. Многие краеведы говорят, что без таких выдумок город существовать не может. Возможно, так интереснее жить, но гипотезы всегда должны подкрепляться наукой», — подытоживает историк.
 
«Наука в Сибири»
 
Поделись с друзьями: 
 #

«Как предмет», Константин, есть много всяких карт, хороших и разных.

Карта «Южной пограничной полосы Азиатской России» издания Военно-топографического управления
Генерального штаба, под редакцией полковника А.А.Большего, появилась в 1884 г. (масштаб
100 вёрст в дюйме) и с тех пор стала основой для создания многочисленных картографических
произведений. Она многократно исправлялась и уточнялась. При этом в её правом и нижнем
полях появлялись соответствующие литографические, хронологические пометки.

Так, в Петербурге хранится карта (РГИА. Ф.350. Оп.96. Д.342), которая по описи
называется «План направления линии Семипалатинск - Ново-Николаевск» и датирована она (по описи)
1891 (!) годом, когда Ново-Николаевска, как известно, не было и в помине. При ближайшем
рассмотрении обнаруживается, что проект предполагавшейся железной дороги от Ново-Николаевска
на Барнаул, Бийск и Семипалатинск нанесён цветной тушью на картографическую основу
«Южной пограничной полосы Азиатской России. Лист Омск. Томск» (масштаб 40 вёрст в дюйме)
и внизу на полях русским по белому литографировано: «Под редакц. Полк. Большева 1891 г.».
В противоположном нижнем углу дополнительный текст: «Гравировал Клас. Воен. Худ. И. Михайлов.
Составлял Капитан Закржевский. Ю. В. часть листа исправ. Подполковником Родионовым I в 1890 г.»

В конце 1920-х годов работники Центрального архива Наркомата путей сообщения (ЦА НКПС),
что определяется по штампам на тканевой подложке, ничтоже сумняшеся, взяли и жирно
вывели красным: 1891 год. И на обложке дела прописали, и в описи. Везде, где требовалось.
Между тем, на правых полях одной из секций плана (а всего в нём 9 клеенных секций) прописью
выведено: «ПЕЧАТАНО В XI - 1908 г.», а на другой секции: «ПЕЧАТАНО в XII - 1908 г.».
Тот, кто писал «1891 г.», наверное, и про Алтайскую дорогу мог бы знать, и про Турксиб
догадываться. Но вот такие были архивисты в те далёкие революционные годы.

То, о чём говорится в статье про «военных топографов Мифосибирска», не имеет никакого отношения
к барону Сильвергельму и военно-статистическим исследованиям 1840-х годов. Напомню, что суть вопроса
фокусируется на том, что уже в 1890 г., за год до изысканий Гарина-Михайловского, некие
прозорливые люди «нарисовали» красным цветом железнодорожный переход в Кривощёково,
а синим - в Колывани. Цитирую постановление комиссии горсовета, авторитетность которой вы признаёте:
«К 1891 году возможные варианты мостового перехода через Обь (Ташаринский, Дубровинский,
Колыванский и Кривощековский) были известны по работам военных топографов. В качестве
конкурентоспособных выделялись из них: Колыванский и Кривощековский» -
http://www.prometeus.nsc.ru/science/schools/goryush/about/komis90.ssi.

Ряд авторов сообщают про некую загадочную карту, которую никому из ныне живущих пока что не удалось
подержать в руках. Впрочем, это явно не та история, о которой вы пишете, то есть совершенно точно
не 1919 год, а иначе нам опять являются какие-то «революционные архивисты».

Другими словами, «смотря как что называть».

 
 #

Здесь смотря как что называть.
Военные топографы царской России «не могли работать над проектированием железной дороги», но могли просто прорабатывать пути переброски войск на восток. Доказательство тому «Военно-статистическое обозрение Российской империи», в т.ч. Томской губернии (т.17) «составленное по рекогносцировкам и материалам, собранным на месте» под руководством полковника барона Сильвергельма и изданное Департаментом Генштаба ещё в 1849 году. ЖД моста на них, конечно, нет, но паромная переправа у села Кривощёково упомянута. И много других подробностей. Отчёт легко найти в публичной исторической библиотеке. Быть может, эти описания выводятся некоторыми исследователями как работа военных топографов?
Два. Найти карту 1890 года, «упоминания о которой историк время от времени встречал в различных трудах, не удалось». Может это другая карта, но карта 1890 года полковника Большего лежит в общем доступе в нашем областном архиве. Об этом я тоже уже много писал. Цитирую: «На IV листе «Карты южной пограничной полосы Азиатской России» изданной картографическим отделом корпуса военных топографов под редакцией полковника Большева действительно нанесён и Транссиб, и Алтайка, и даже подписано Ново-Николаевск. Хотя карта эта и была впервые издана в 1890-м году, но железная дорога через Сибирь и наш город на неё попали позднее, в процессе редакции, о чём на карте стоят соответствующие пометки: «дороги и границы исправлены к 01.09.19» и «печатано – Х.1919» (ГАНО, ф.270, оп.1, д.5, л.4)». Но сама такая карта как предмет есть.

 
 

comments powered by HyperComments

Система Orphus