Сегодня - 21.03.2019

Совершит ли искусственный интеллект революцию в военном деле?

Отвечает: 
заместитель директора Института вычислительных технологий СО РАН кандидат физико-математических наук Андрей Васильевич Юрченко
 

Повлечет ли внедрение искусственного интеллекта в военную сферу технологическую революцию, сравнимую с началом применения авиации и появлением ядерного оружия?

 

Готов в целом согласиться с таким прогнозом, хотя бы потому, что революция уже началась, и не только в военных, но и в гражданских технологиях. Например, любой современный автомобиль, в том числе и российский, — это прежде всего кибернетика, а потом уже механика. Когда вы пригоняете машину в автосервис, там, конечно, посмотрят, нет ли потеков масла и видимых повреждений, но основную информацию о техническом состоянии получат, просканировав бортовой компьютер. Точно так же подобные системы встроены в боевую технику, что намного повышает ее эффективность. Хотя параллельно растут и риски, связанные с возможностями враждебного вторжения в военную интеллектуальную сеть или конкретное устройство.
 
Следующий этап, к которому мы уже подошли, — это перенос на системы искусственного интеллекта принятия принципиальных решений. Они и сегодня способны на основе анализа данных выдавать рекомендации для военных: например, нанести удар ракетой такого-то типа по такой-то территории. Но выполнить это действие или воздержаться от него, решает человек: это может быть пилот истребителя или командир наземной установки — в зависимости от собственного понимания ситуации и в соответствии со своим уровнем сознания ответственности за принимаемое решение.
 
На примере уже созданных самообучающихся систем мы видим, что они довольно быстро начинают стремиться к полной автономности и могут исключить человека из цепочки своих интересов, рассматривая его исключительно с утилитарной точки зрения. Соответственно, по-настоящему революционным — и весьма опасным — может стать этап, на котором искусственному интеллекту будут переданы функции не только формирования и трансляции решений, но и физической их реализации. Например, передать команду пустить ту же ракету не живому летчику, а беспилотнику. Это то, чего боятся Илон Маск, Андрей Курпатов и другие прогностики.
 
В силу огромной разрушительной мощи современного оружия военные, по-моему, будут последними, кто решится на такое, — если решится вообще. Дело в том, что каждый новый этап развития техники (и вооружений, в частности) снижает управляемость ситуацией и предсказуемость последствий. Так было и с упомянутой авиацией, когда резко возросшие скорости радикально изменили подходы к организации боя, и с ядерным оружием: осознав непредсказуемость последствий его применения, человечество ввело серьезные ограничения на его создание, распространение и применение. То же ждет и искусственный интеллект. Война — это одна из сфер, где очень жестко стоит вопрос личной ответственности, которую человек не готов полностью переложить на свои творения.
 
Фото с сайта pixabay.com
 
Поделись с друзьями: 

Система Orphus