Сегодня - 17.01.2019

Задайте вопрос учёному

В этом разделе вы можете задать вопросы, относящиеся к любому научному направлению: будь то археология или ядерная физика. Задавая вопрос, вы можете обозначить, ученому какой специальности он адресован. Если вы не определились с адресатом, мы найдем для ответа на ваш вопрос компетентного эксперта. Ответ будет опубликован на сайте.

Обращаем ваше внимание на то, что не подлежат рассмотрению вопросы и обращения, в которых содержатся выражения, оскорбляющие чьи-либо честь и достоинство, а также те, из которых не представляется возможным понять суть вопроса.

Вопросы вы можете направлять на электронный адрес: scienceinsiberia@gmail.com с пометкой в теме: «Вопрос ученому»



До сих пор ли эволюционирует человек?

Отвечает заведующий лабораторией эволюционной генетики доктор биологических наук Аркадий Львович Маркель

 

Ваш вопрос: "До сих пор ли эволюционирует человек?" имеет множество ответов, но я попытаюсь дать свой. Аркадий Маркель
 
Во-первых, исходя из общих соображений, можно считать, что любая система, существующая в пространственно-временном континууме, изменяется и, следовательно, эволюционирует. Человек, или лучше сказать, человечество не является исключением. Поэтому мой ответ - да, эволюционирует. 
 
Далее, любая эволюционирующая система должна проходить через некие основные этапы развития. В общем виде, эти этапы можно обозначить как зарождение и развитие, расцвет и развертывание всех потенций, деградация и гибель. Вся острота вопроса должна относиться к выяснению того, на каком этапе эволюции сейчас находится человечество. По этому поводу высказываются самые разные мнения.
 
Например, один из величайших мыслителей (на мой взгляд) Фридрих Ницше записал, на первый взгляд, такую парадоксальную мысль: «Человек – это переход и гибель». Так говорил Заратустра в поэме Ницше, имея в виду, что человек – это «мост», протянутый природой между животным и сверхчеловеком.
 
Фото: soran1957.ru
 



Какой тип энергетики будет наиболее востребован через 100 лет?

Отвечает Старший научный сотрудник ИЯФ СО РАН, кандидат физико-математических наук Владимир Валерьевич Поступаев.

 

Владимир ПоступаевУже давно энергетика является важнейшей отраслью, которая определяет уровень жизни людей и возможности общества. Поэтому её развитие определяется не только и не столько научными и технологическими достижениями, сколько принимаемыми политическими и экономическими решениями. Общество получает ровно то, за что готово заплатить.

Если посмотреть мировую статистику развития энергетики, то видна закономерность: в бедных экономиках уровень жизни пропорционален потреблению энергии. Как только страна перестаёт быть бедной (по критерию  ВВП на душу населения по паритету покупательной способности  - это примерно 15000 долларов США в год), то начинаются структурные изменения: дальнейший рост ВВП происходит при слабо изменяющемся потреблении энергии. Первичные потребности удовлетворены, и люди начинают задумываться о снижении энергоёмкости, улучшении экологичности и т.п.

А теперь посмотрим на карту мира. Есть богатые страны, которые занимаются структурными преобразованиями в энергетике. Но основная часть населения планеты живёт бедно либо в нищете. Потребление энергии и ВВП на душу населения в таких странах в разы (Индия) или десятки раз (Бангладеш) меньше, чем у России. Устойчивое развитие возможно при постепенном снижении разрыва между бедными и богатыми странами. А это значит – основной рост энергетики будет происходить именно там. При таком сценарии прогнозируется рост мировой энергетики в несколько раз за столетие даже при условии стабилизации потребления энергии в развитых странах. А бедные будут развивать те сектора энергетики, которые им по карману – связанные со сжиганием ископаемого топлива. Практически все альтернативные источники  на сегодня существенно дороже и доступны только богатым. Вот и простой ответ на заданный вопрос.

Является ли такой путь развития нормальным? Моё мнение – нет. Нужно развивать все возможные альтернативные отрасли энергетики, не забывая про достоинства и ограничения каждого из подобных источников. Сейчас большие политические усилия (например, в виде огромных бюджетных дотаций на «зелёную энергию») направляются на развитие солнечной и ветровой энергетики. Это просто модно, в конце концов. Пока такая энергия не является основной, общество может себе позволить большие дотации. Но даже если там с экономической составляющей дело наладится, этого просто не хватит на всех. Например, в Новосибирске зимой и солнца мало, и ветра у нас почти нет.

Нужно двигаться вперёд, развивая принципиально новые технологии. Я имею в виду управляемый термоядерный синтез. Эти работы ведутся давно, но я бы здесь повторил тот тезис, с которого начал ответ: общество получает ровно столько и того качества, за что готово заплатить. Ключевой шаг должен быть сделан на первом международном опытном термоядерном реакторе – токамаке ИТЭР, который сейчас сооружается во Франции. Практически всё готово к появлению термоядерной энергетики в ближайшее десятилетие, нужна просто успешная демонстрация того, что это работает. И тогда к развитию подключится промышленность. И значит, будет новый источник энергии, который через 100 лет уже сможет стать основой глобальной энергетической системы.
 

Фото предоставлено В. Поступаевым.




Какие слова и обороты достались нам из языков коренных народов Сибири?

Отвечает Заведующий сектором русского языка Института филологии СО РАН, член-корреспондент РАН Александр Евгеньевич Аникин.

 

Александр АникинИз языков коренных народов Сибири в русский язык усвоены прежде всего относящиеся к Сибири гидронимы, топонимы и этнонимы – собственные имена рек, озер, гор, поселений, а также народов, от которых и были усвоены подобные имена. Нельзя сказать, что в русском языке все они заимствованные. Так, для обозначения гор и горных хребтов русские первопроходцы часто использовали исконнорусское слово камень. Отсюда старинные названия Камень ‘Уральский хребет’ (также Поясовый Камень, Сибирский Камень, Каменный Пояс), Камень ‘Становой хребет’, Саянский Камень, Камень-на-Оби и под. Употребленное  в переносном значении ‘мыс’ слово нос (часть лица) увековечено в качестве географического названия в топонимах Святой Нос в проливе Д. Лаптева и на Байкале, Ламской Нос ‘старинное русское название Камчатки’ (относительно Ламской см. ниже). Подобных фактов немало.

Но преобладают заимствования. Примеры (знак < значит «заимствовано из»):

Алтай < тюркск. (алтайск., шорск.) Altaj ‘горы между Катунью и Иртышом’, (сагайск. и др.) ‘высокие горы, горная страна’;

Ламское море ‘старинное название Охотского моря и Ледовитого океана’ — от эвенкийск. лаам, лааму ‘море’ (удвоенный гласный обозначает долготу), сравни выше Ламской Нос; с этими словами связано также cтаринное название эвенов — ламуты, собственно, ‘поморы, приморские жители’;

Енисей < древнененецкое Енэсий (современное ненецк. Ензяям’);

Сибирь < татарск. (Западная Сибирь) Sibir, название столицы Кучумова ханства на месте впадения Тобола в Иртыш (имя этой столицы со времен Ермака постепенно  сделалось в  русском языке названием всей огромной страны к востоку от Урала);

Тюмень < татарск. (Западная Сибирь) men ‘десять тысяч’ (как обозначение области или племенной группы, обязанной поставлять хану определенное количество воинов; 10 000 не следует понимать буквально);

тунгусы < ненецк. тунггос” ‘тунгусы, старинное название эвенков’ (знак ” обозначает особый звук);

Мангазея ‘старинный русский город на реке Таз’ — от ненецк. Монгканзи, названия одного из ненецких племен;

Салаир (Салаирский кряж) — из тюркского источника, включающего тюркск. (алтайск. и др.) салаа ‘сук, ветвь’, ‘ответвление, развилка’ и йир ‘земля’;

Джугдыр ‘название горного хребта в Восточной Сибири’ (ср. в повести Г.А. Федосеева «В тисках Джугдыра») < эвенкийск. Джугдыр ‘Яблоновый и Становой хребет с отрогами’;

Яблоновый хребет — возможно, переработка бурятск. Ябалгани дабан, буквально ‘проходимый, проезжий перевал’; и т. д. и т. п.

Значительное количество слов (апеллятивов, т. е. не имеющих статус собственных) из аборигенных языков обогатили в XVII — XIX вв. лексический состав говоров русских старожилов (потомков первопроходцев и/или ранних русских жителей) Сибири. Как правило, это обозначения необходимых для жизни в суровом сибирском климате предметов быта (одежда, транспортные средства, пища и проч.), географическая терминология, фитонимы (названия растений), названия зверей, рыб и орудий их добычи (капканов и иных ловушек). Подобных апеллятивов, представленных в словарях русских говоров Сибири, сотни, большинство их уже забыты или выходят из употребления. По  мере смены поколений, под влиянием поздних пришельцев из европейской части России, с распростране­нием школьного обучения, затем радио и телевидения сами  старожильческие (как и более поздние) говоры все больше теряют свои особенности и стираются. Такие слова зачастую имели локальное (по сибирским меркам) распространение, но иногда становились известными на весьма широкой территории, например, зафиксированное в диалектных словарях как распространенное по Енисею и в Прибайкалье слово паняга ‘заплечная доска с ремнями для переноски добытого зверя’ — из эвенкийск. панаагэ ‘наспинные носилки’. В Западной Сибири (Приобье, Прииртышье) было хорошо известно слово гусь ‘род верхней одежды с капюшоном, надеваемой в сильные морозы’ < мансийск. кусь. В Якутии русским знакомы названия обуви cары ‘якутские коневьи сапоги’ и тóрбасы, торбасá ‘мягкие оленьи сапоги’ (последнее не только в Якутии), — соответственно из якутск. саары ‘коневьи непромокаемые сапоги’, этэрбэс ‘всякая верхняя обувь; кожаная обувь выше колен’.  

Лишь немногие слова из аборигенных языков Сибири прочно закрепились в русском литературном языке. Вот некоторые из них:

кетá (первоначальное ударение кéта) ‘рыба из лососевых’ < эвенск. кеета ‘то же’;

нерка ‘рыба из лососевых’ < эвенск. ньаарка ‘то же’

лама ‘буддийский монах’ < бурятск. лама;

мáмонт ‘ископаемое животное, похожее на слона’ < мансийск. (Сосьва) манг-ааньт (в таком виде не сохранилось), буквально ‘земляной рог’;

марáл ‘благородный олень’ < тюрк. (казах. и  др.) maral ‘олень, марал’; 

тайгá ‘густой непроходимый лес’ < татарск. (Чулым) taiga ‘лес’;

унты ‘меховые сапоги’ < эвенкийск. унта ‘обувь, унты’.

Немало слов, распространенных в Сибири и воспринимаемых многими сибиряками как специфически сибирские, были заимствованы в русский язык (по большей части в севернорусские говоры) еще до того, как русские пришли за Урал. Эти слова известны и в европейской части России. Примерами могут служить апеллятивы нерпа (из прибалти­йско-финских языков), пельмени (из пермских языков — коми и удмуртского), пимы (из ненецкого или саамского), пурга (из прибалтийско-финских), тундра (из прибалтийско-финских или саамского), чум (из коми), шаньга (из карельского), ягель (из саамского). А вот такое слово как нарта или нарты, обозначение разновидности саней, является исконнорусским и даже восходит к праславянскому языку, предку современных славянских языков.  

Происхождение многих слов достоверно не установлено или нуждается в детализации.

Существует специальный словарь, посвященный заимствованиям в языках Сибири: Аникин А.Е. Этимологический словарь русских диалектов Сибири. Заимствования из уральских, алтайских и палеоазиатских языков. 2-е изд. М., Новосибирск: Наука, 2000.

И есть словарь русизмов в языках Сибири: Аникин А.Е. Этимологический словарь русских заимствований в языках Сибири. Новосибирск: Наука, 2003.  

Фото: prometeus.nsc.ru

          




Каким образом на Земле возникают новые инфекции?

Отвечает Проректор по научной работе НГУ, член-корреспондент РАН, доктор биологических наук Сергей Викторович Нетесов.

Сергей Нетесов

По недавно уточненным оценкам специалистов, ВИЧ в человеческой популяции появился в 19 веке, но количество заболевших значительно возросло во время распространения гомосексуализма и внутривенной наркомании среди населения планеты во второй половине 20 века. Разновидность коронавируса, получившая название «атипичной пневмонии», возникла вскоре после начала массового разведения некоторых экзотических животных и употребления в пищу их мяса, в результате чего довольно редкий вирус получил возможность приспособиться к человеку. Общими моментами для этих случаев являются появление повышенной адаптивности вирусов животных к людям, которая происходит из-за смены поведения последних, растущей коммуникабельности и плотности населения. Те же причины и у появления новых штаммов вируса гриппа.  Они усугубляются еще и огромными масштабами производства птицы в мире: в одном Китае в год на прилавки поступает до 15 миллиардов цыплят. Для предотвращения этих процессов необходим целый комплекс мер, который нужно сопровождать мониторингом причин массовой заболеваемости животных и птиц.  Исследования нужны и на уровне генома возбудителей этих болезней для того, чтобы отследить их эволюцию.  

Фото: STRF, Мария Роговая.




Какие перемены считаются неизбежными в нефтегазовом комплексе России и, в частности, Сибири?

Отвечает Заместитель директора Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, главный редактор всероссийского журнала «ЭКО» член-корреспондент РАН Валерий Анатольевич Крюков.

 

Евгений КрюковЕсли в двух словах, то ситуация с нефтью и газом, на мой взгляд, очевидная и понятная. Она может быть выражена фразой: «Ресурсов много, запасов нет». Это означает, что умозрительно оцениваемый потенциал выглядит колоссально, но тот потенциал, который реально может стать экономическим и социальным активом, подходит к концу. Связано это с двумя обстоятельствами. Первое – технологическая доступность, то есть возможность разведать, обнаружить, извлечь и освоить содержимое недр. И второе – складываются ли условия, которые бы позволяли этим заниматься. Нет ни условий, ни технологий. Все решения сводится к примитивному варианту: «Дайте налоговые льготы!». Они даются, к примеру, на два года, издержки тут же возрастают и порочный круг замыкается. Опять просят льготы. Это бесконечная, безальтернативная и безрезультатная практика.

О технологиях. В СССР они были – какие ни есть, но «свои, родные». Главное – была цельная технологическая система. Она была несовершенна – хотя бы потому, что создавалась под другие ресурсы, под иную, в принципе, экономическую реальность. Теперь мы не создали новой технологический системы, а вырвали из мирового рынка отдельные компоненты. Это позволило в  начале 2000-х годов резко нарастить добычу, но за резким приростом наступает столь же резкий спад, если не подходить к делу комплексно и рационально. Поэтому сегодня остро стоят вопросы и условий, и новых, целостных технологий, и стимулов, заинтересованности – государства, общества и компаний. Требуется найти компромиссы между непростым настоящим и отдалённым будущим.

Сейчас идут разговоры о приватизации «Роснефти» и «Газпрома». Мировая практика такова: высокоэффективные активы не приватизируются. Другой вопрос: являются ли «Роснефть» и «Газпром» в их сегодняшнем состоянии высокоэффективными активами? Перед тем, как начинается приватизация подобных активов, проводится их реструктуризация. В 1990-е и 2000-е годы туда накачивали всё и всё, получились переутяжеленные компании с низкой удельной эффективностью по всем параметрам. Теперь частные капиталы и предпринимательский дух якобы должны это выправить. Но эти факторы нужны перед необходимостью сложных, рисковых, если хотите, инновационных решений. Там, где есть высокоэффективные месторождения, где главное – не навредить. Приватизация компаний такими, какими они сформировались сейчас – неразумно и неправильно.

По дороге, например, из аэропорта Лос-Анжелеса я видел допотопные  ржавые скважины с качалками, как в старых американских фильмах. И они работают. Средняя производительность скважины в США – 2.9 барреля в сутки, то есть 600 литров. А у нас дебит забрасывания – 10 тонн. Именно потому, что структура компаний переутяжелена, колоссальные накладные расходы, отсутствие собственного сервисного сектора. И абсолютно глупая налоговая система. Она настолько глупа, что ее даже реформировать нельзя. Налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) – отдельный разговор, но это полностью контрпродуктивная, алогичная система. Она рациональна только с одной позиции – «взять и поделить». Но эпоха «взять и поделить» кончилась. Надо учиться по-разному работать с разными активами.
 




Как могло получиться, что крот упал с дерева?

Отвечает Заведующий лабораторией экологии сообществ позвоночных животных Института систематики и экологии животных СО РАН Юрий Нарциссович Литвинов

 

Юрия ЛитвиновУслышал недавно историю о том, как на сотрудника одной из компаний, который располагаются в "свечке" на ВЦ в лесу неподалеку от работы с дерева упал крот. Крот был живой. Когда через некоторое время этот человек вернулся к тому месту, крота уже не было - осталось только дорожка следов. Вопрос: как такое возможно - способен ли был крот залезть на дерево (еще они вроде бы зимой впадают в спячку)?

Крот - это насекомоядное млекопитающее, которое большую часть жизни проводит под землей. Питаются кроты насекомыми, их подземными личинками, гусеницами, червями.  Глаза у кротов редуцированы и различают только свет и темноту. Зимой кроты не спят. Естественно, что кроты по деревьям не лазают, они по земле передвигаются с большим трудом. Можно предположить, если конечно данный случай не байка, что крота поймала какая-нибудь крупная хищная птица, это мог быть, например, обычный в пригородных лесах черный коршун. Птица, сев на дерево, выронила еще живого крота. А он, если мягко падал, не разбился и уполз, при первой же возможности зарывшись в землю, кроты это делают удивительно быстро.




Что, кроме прекращения сбросов БЦБК, необходимо для полноценного и долгосрочного сохранения Байкала?

Отвечает директор Байкальского института природопользования, член-корреспондент РАН Арнольд Кириллович Тулохонов

 

Арнольд Кириллович ТулохоновГлавной проблемой в России и на Байкале является формирование общей и в том числе экологической культуры, информированности населения. Давно наш классик сказал: «Государство сильно сознательностью масс, когда массы обо всем знают и на все идут сознательно».

Для этого нужно издание научно-популярных передач, журналов, книг. Восстановление общества «Знание», полный объем преподавания биологии, географии, астрономии в школе и т.д.

Вторая причина экологических проблем на Байкале и опять же в России - это отсутствие собственности. Нельзя в принципе сохранить то, что тебе не принадлежит. Мы уже наглядно убедились в том, что лозунг «все круг колхозное и все вокруг мое» в жизни не работает. По федеральному закону «Об охране оз.Байкал» Байкальская природная территория это федеральная собственность, ответственность за решение экологических проблем возлагается на региональные власти, а живут здесь люди которым здесь ничто не принадлежит.

Поэтому возникают конфликты на особо охраняемых природных территориях с местным населением, которому запрещают добывать рыбу, рубить лес, охотиться. Когда шла их организация, местное население надеялось на федеральные дотации, рабочие места. Вместо этого законодательство ограничило все традиционные промыслы.

Отсюда вытекает третья причина саботажа федеральных законов – нищета местного населения. Голодный человек не может заниматься охраной природы - это аксиома. Только в теории дух первичен, а материя вторична. Желудок, во всяком случае, в России определяет сознание и тут лозунги и законы бессильны.
 
Вот только часть первоочередных задач нашего государства в решении поставленных проблем.
 




Не так давно на западном небосклоне появились две яркие звезды. Их видно примерно с 20:30-21:00 до 22:30 по новосибирскому времени. Что это?

Отвечает старший научный сотрудник Института солнечно-земной физики СО РАН (г. Иркутск) кандидат физико-математических наук Сергей Арктурович Язев

Сергей Язев



Это планеты Венера и Юпитер. Та, что поярче – Венера, а что послабее – Юпитер. Они действительно красиво сияют на западном небосклоне вечером, и с каждым днем можно заметить, как они сближаются. Разумеется, не физически, так как находятся на гигантских расстояниях друг от друга, но чисто зрительно наблюдается такой эффект. Их далеко не всегда хорошо видно – обе планеты движутся по небу, обращаясь вокруг Солнца, и передвигаются относительно звезд. Бывает время, когда планета совсем не видна, но вот сейчас получилось, что и Венера, и Юпитер вышли на вечерний небосклон.





Почему укус от «иностранного» комара – например, среднеазиатского или тайского – вызывает большее раздражение и дольше проходит, чем от местного, сибирского комара?

Отвечает директор Института систематики и экологии животных СО РАН доктор биологических наук Виктор Вячеславович Глупов

Виктор Глупов


А почему Вы решили, что "иностранный" комар вызывает такой ответ? Меня лично покусывали тайские комары, а также тучами среднеазиатские, и никакой разницы я не увидел от наших, так называемых лесных (род Aedes, если быть точным), а вот на комара рода Culex (или "городской", как иногда его называют)  - ответ всегда болезненный. Я не располагаю статистическими данными по разнице ответов на "иностранных" комаров и "наших". Мне кажется тут больше видовые отличия. У нас в основном, вернее на нас, лакомятся комары рода Aedes (в нашем регионе их более 20 видов) и малярийный Anopheles (в основном один вид, но есть ещё один, но редкий), реже Culex (вот на него, насколько я знаю, реакция всегда болезненная). В средней Азии встречаются комары в основном этих же родов (отличия естественно есть по видам), а вот если южнее (Индокитай, Индия и др.) то там богаче видовой и родовой выбор.


Фото: eco.nsc.ru




Зачем человеку нужна селезенка?

Отвечает заместитель директора ИХБФМ СОРАН по научной работе, заслуженный врач России доктор медицинских наук Андрей Иванович Шевела

Андрей Шевела

Селезенка на протяжении многих веков считалась одним из самых важных  и самых таинственных органов человека. Античные врачи полагали, что селезенка влияет на эмоциональное состояние человека. Именно поэтому возник термин иппохондрия (греч. – «в подреберье»). Великий врачеватель Гален полагал, что селезенка является источником «черной желчи» или «меланхе».  Лишь недавно, по меркам истории, ученые приоткрыли завесу тайны, однако и сегодня невозможно в полной мере ответить на вопрос «зачем человеку селезенка»?

Наиболее важной является, безусловно, иммунная функция селезенки. Именно в селезенке синтезируются специфические антитела, которые помогают организму бороться с различными инфекциями (как вирусными, так и бактериальными). Кроме того, именно селезенка является основным  источников циркулирующих в крови иммунных клеток – лимфоцитов.  Клетки селезенки способны захватывать и перерабатывать токсины, разрушать нерастворимые компоненты поврежденных при ожогах, механических травмах тканей.

Фильтрационная функция селезенки заключается в контроле за форменными элементами крови. Именно селезенка является местом, где происходит распознавание и разрушение «старых» эритроцитов. При этом гемоглобин, содержащийся в красных кровяных тельцах, также проходит несколько стадий трансформации, в результате которых образуется билирубин и содержащий железо трансферрин. Билирубин с кровью переносится в печень и становится одним из компонентов желчи. Белок трансферрин попадает в  костный мозг, где снабжает железом вновь образующиеся эритроциты. Важной является способность селезенки разрушать дефектные эритроциты, которые появляются при некоторых видах анемий. Селезенка не только разрушает, но и накапливает форменные элементы крови - эритроциты, лейкоциты, тромбоциты. В частности, в ней содержится более половины циркулирующих тромбоцитов, которые при необходимости могут быть выброшены в периферическое русло. При патологических состояниях скопление их иногда столь велико, что может привести к значимому снижению количества тромбоцитов в периферической крови.

Селезенка при необходимости – нагрузки, экстремальные ситуации, травмы, некоторые состояния, сопровождающиеся нарушением оттока крови (например, портальная гипертензия) и т.д., может стать мощным депо крови. Сокращаясь, селезенка способна выбрасывать в сосудистое русло накопившуюся в ней кровь. При этом объем селезенки уменьшается, а количество эритроцитов в крови увеличивается.

При некоторых заболеваниях, сопровождающихся угнетением функции костного мозга, селезенка способна взять на себя кроветворные функции, в этом случае она становится главным органом внекостномозгового кроветворения.
Селезенка не является жизненно важным органом, поэтому возможно удаление этого органа вследствие развития некоторых заболеваний и после травмы. У людей, перенесших такую операцию, значительно возрастает риск бактериальных инфекций, вплоть до развития сепсиса. Кроме того, появляются стойкие пожизненные изменения в количестве и строении красных кровяных телец.

Фото: cnmt.ru
 

Система Orphus