Научный журналист или ученый?

 

В последнее время многие СМИ освободили полосы и эфирное время для разделов о науке. Британские ученые чуть ли не каждый день на страницах изданий «делают новые открытия». Но кто – исследователь или научный журналист - сможет лучше объяснить заумные термины и простым языком сформулировать суть долговременных исследований?

Журналист – это профессиональный коммуникатор, человек, который несколько лет обучается правильно задавать вопросы, редактировать тексты, объяснять и упрощать. Ему, конечно, легче разговорить собеседника, оперативно склеить все полученные сведения и рассказать людям. Другое дело, что журналисты часто принимают услышанную информацию за абсолютную истину. Без опыта и особых познаний в теме можно выдать давно известный факт за сенсацию или поверить пошутившему ученому, что завтра растают ледники. Корреспондентам следует готовиться к интервью, искать информацию и о собеседнике, и о том, что нужно у него выспросить. Им необходимо узнавать новое, знакомиться с исследованиями, находиться в научном пространстве, много читать и общаться с профессорами, чтобы при обработке каждого нового материала не чувствовать себя неопытным.

То, что в науке множество сомнений, и открытия не привязаны к какому-либо определенному дню, репортеры тоже плохо уяснили.  На каждом занятии в университете их учат: заголовок должен  цеплять внимание, главное - завлечь читателя интересной информацией. Вот они и стараются «обозвать» предположение глобальным открытием.

Универсальность журналиста заключается в том, что он должен уметь писать одинаково хорошо обо всем, в том числе и о науке. Всем хочется потрогать колбочки и посмотреть на белых подопытных мышек в институтах, а разговаривать зачастую приходится с суровыми бородатыми дедушками, которые оперируют узкоспециальными выражениями и не реагируют на просьбы их пояснить, а при согласовании текста переделывают его в собственную монографию. Всякое желание общаться с ними пропадает. Поэтому немногие журналисты стремятся специализироваться по научной тематике.

Впрочем ученые, стремящиеся донести свои знания до широкой публики, при создании первых текстов столкнутся с некоторыми проблемами.  Их статьи изобилуют повторами, на избавление от которых корреспонденты тратят больше времени, чем на весь сбор и обработку информации; публикации, непременно, огромных размеров, похожие скорее на тексты из учебников, чем на репортерские материалы.

Журналисты в большинстве случаев лучше обращаются с языком, чем ученые. Научный стиль сух и необразен, а чтобы тебя читали, важно хорошо разбираться не только в науке, но и в других сферах жизни, всегда иметь большой запас идей и тем для материалов. Грамотно вести разговор с респондентом, правильно произносить слова и интонировать – это уже другие навыки, которыми должен владеть теле- и радиорепортер, так как составленный, вроде, и правильно текст может при проговаривании отличаться неблагозвучием.

Ученый, конечно, не сделает фактических ошибок при создании статьи, но при выборе темы будет  постоянно ограничиваться своей сферой знаний. Журналисту же что в физике, что в филологии придется разбираться одинаково, и в этом смысле он универсален для разработки любой темы. К тому же корреспондентов учат не выражать в материалах собственного мнения, за исключением текстов аналитических жанров, представлять разные точки зрения, строить внутри произведения конфликт. Ученый с багажом своих знаний может вполне конкретно указывать на симпатию к описываемой теории или насмешливо опровергать ее.

Ученого сложно переубедить в том, что  труднопроизносимые, неизвестные простому обывателю термины нужно постоянно разъяснять, причем, перефразировав определение своими словами. Читатель от обилия непонятных слов со смежным значением, смысл которых при восприятии путается, просто не станет знакомиться с публикацией автора.  К тому же ученый имеет представление о том или ином явлении, описываемом в своей статье, в целом, различая каждый аспект и каждое понятие. Зачастую он пытается втолкнуть все имеющиеся у него в голове сведения в материал, совершенно не понимая, что читателям не важна детальная научная информация. Журналистов учат искать в теме интересное, то, что привлечет внимание и заставит прочитать, послушать, посмотреть. Тексты должны быть интересными и интригующими. Ученый со скучной публикацией рискует быть непонятым.

Однозначно, разумеется, нельзя решить, кто нужнее СМИ: журналист или ученый. Зависит это и от характера самого издания. На мой же взгляд, журналист мобильнее, оперативнее, лучше понимает, какая именно информация нужна аудитории и умеет обращаться с языком. Статьи профессиональных журналистов  живые, интересные и интригующие. А фактические ошибки, которые они допускают, спикеры могут поправить при согласовании материала. И пока ученый, не понимая, чего от него требует редактор, будет стараться в десятый раз переделывать один и тот же материал, журналист напишет не один новый.

Куликова Надежда, студентка ФЖ НГУ

Фото: Ю. Позднякова